КомментарийОбщество

Ни секса, ни денег — одно воздержание

Бедные, многодетные, воцерковленные — школьный курс «Семьеведение» призван решить демографические проблемы за счет духовных ценностей, а не материальных

Ни секса, ни денег — одно воздержание

Фото: Олег Елков / ТАСС

С 1 сентября во всех российских школах появится новый курс «Семьеведение». Министерство просвещения обещает, что он будет «внеурочным», как «Разговоры о важном». При этом программа предмета пока не опубликована, так что обсуждать еще нечего. Программы будут готовы в июле. Что же известно о новом предмете?

Семейная жизнь Маркса

Это не первая попытка подготовить старшеклассников к будущей роли супругов и родителей. В 1986 году, когда я училась в выпускном 10-м классе, в школах СССР появился предмет «Этика и психология семейной жизни». Обычно его вели наскоро подготовленные учителя истории и обществознания или словесники, и вели чаще всего не так, как велели методологические разработки, а так, как подсказывал собственный жизненный опыт.

Мне этот курс не запомнился вообще ничем — ни одного урока, ни одной темы не осталось в голове — разве что общее ощущение, что мы занимаемся какой-то ерундой и лучше бы к экзаменам готовились. А по этому курсу были даже разработаны специальные книги — не учебник, а пособие для учителя и хрестоматия. В хрестоматию входили выдержки из Конституции СССР, Программа КПСС о семье, доклад Горбачева на XXVII съезде КПСС, статья о кризисе американской семьи, несколько текстов о трезвости (антиалкогольная кампания была в разгаре). Трогательные тексты о трепетной первой любви, целомудрии, девичьей чести, обаянии женственности. Письмо Маркса Полю Лафаргу (забавное, кстати: держи, мол, свой креольский темперамент подальше от моей дочери), записные книжки Клары Цеткин, дневник Чернышевского (не о снах на гвоздях), Клара Цеткин о семье Ленина. Немного о педагогике в семье и чуть-чуть художественной литературы: Гамзатов, Платонов, Астафьев — все о матерях и бабушках, их трудной жизни и любви к детям и внукам. Ни об этике, ни о психологии в курсе практически ничего не говорилось.

Не знаю, на каких школьников это было рассчитано, но мой класс относился ко всему этому как к узаконенной возможности повалять дурака среди трудного учебного дня, а уж читать про Маркса и Ленина в кругу семьи никто бы не стал по доброй воле.

Предмет как появился — так и пропал в бурных волнах реформ. В девяностых в школах стало появляться половое воспитание, которое успело всех смутить (учителей — даже, кто биологию преподавал, иногда вогнать в краску) и пропасть. Какие-то фрагменты (о правовом статусе семьи, об опасности пьянства и наркомании, о заболеваниях, передающихся половым путем, и т.п.) перекочевали в другие предметы — биологию, ОБЖ, обществознание.

Жертвенная любовь и целомудрие

В 2010-х годах, после поворота руководства страны в сторону «традиционных ценностей», в школах и вузах России стали появляться курсы под старым названием «Этика и психология семейной жизни» (или «Нравственные основы семейной жизни»), только теперь место коммунистической идеологии заняли те самые «традиционные ценности». Вот, например, выдержки из программы такого курса в одной из школ страны:

«Семья — «малая Церковь», глава которой — муж. Жертвенная любовь как основание всех норм брака. Разрушительные последствия девальвации норм христианского брака. Народные традиции русской православной семьи». «Культура воздержания. …Необходимость преобладания духовного общения над физическим. Стыд и совесть как свидетели ненормальности внебрачных половых связей. Пагубное влияние таких отношений на телесное и душевное здоровье человека и на здоровье его потомства. Безвредность сохранения добрачного целомудрия для здоровья человека».

Вряд ли это «зашло» современным подросткам…

Курс, правда, типовой — те же формулировки повторяются в десятках программ, каждый автор в каждой школе добавляет и убавляет, что считает нужным. Скажем, в Чувашии фраза о традициях звучит как «Народные традиции русской православной и чувашской семьи».

Доподлинно установить первоисточник трудно,

потому что, как это обычно бывает с методическими разработками в российской школе XXI века, большинство из них создается методом копипаста без указания авторства — это, видимо, одна из фундаментальных ценностей современной отечественной педагогики.

Некоторые из этих курсов охватывают один год обучения и рассчитаны на один урок в неделю, некоторые — на два года и два урока в неделю. Большинство из них — элективны, то есть по выбору учащихся; добровольны они или принудительны в каждом конкретном случае — трудно судить.

Наконец, в начале 20-х годов всему этому педагогическому разнообразию в рамках духовноценностного копипаста пришел конец: теперь учителям уже ничего не придется высасывать из пальца и выискивать в интернете, теперь им все принесут на блюдечке с голубой каемочкой, как в «Разговорах о важном». Вот тебе сценарий, вот методические рекомендации для доверительного разговора с учащимися, вот видеоматериалы, вот плакат. Правда, есть сомнения, что эти сценарии не будут нести в себе признаки заимствования традиций пионерских праздников середины 70-х.

Принудительная доверительность

В 2023 году глава семейного комитета Госдумы Нина Останина предложила внедрить в школьную программу предмет «Семьеведение». В апреле этого года заместитель председателя правительства России Татьяна Голикова сообщила, что предмет будет внеурочным: занятия будут проводиться в рамках «Разговоров о важном» или классных часов.

Однако, скорей всего, как и «Разговоры о важном», эти занятия будут обязательными: обязательность таких внеурочных занятий Минпрос объясняет тем, что воспитание — неотъемлемая часть школьной программы, и поэтому посещение воспитательных мероприятий обязательно.

Выступление Татьяны Голиковой на международной выставке «Россия». Презентация сессии «Каким будет год семьи?». Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ

Выступление Татьяны Голиковой на международной выставке «Россия». Презентация сессии «Каким будет год семьи?». Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ

Татьяна Голикова сказала:

«Хочу сразу отметить, что это не будет уроком в привычном понимании. Важно, чтобы это был доверительный и деликатный разговор между учителем и детьми с обратной связью, направленный в том числе на формирование позитивного отношения к созданию семьи».

Трудно предположить, правда, как возможна доверительность в рамках обязательных воспитательных занятий.

Разработкой программы и сценариев конкретных уроков заняты два исследовательских института Российской академии образования — те самые, которые отвечают за внедрение идеологии в школьный курс. Первый — Институт стратегий развития образования (именно он разрабатывает «единое содержание общего образования» — все эти «Разговоры о важном», федеральные образовательные программы, внедрение в школу «традиционных ценностей» и проч.). Он отвечает за разработку курса «Семьеведения» для 5‒9-х классов. Второй — Институт изучения семьи, детства и воспитания — он среди прочего занимается такими удивительными вещами, как, например, экспертиза контента — детских книжек, фильмов и т.д. Результаты экспертизы гордо вывешены на сайте института: например, он одобрил для детского чтения книги Александра Волкова, Аркадия Гайдара, Бориса Полевого; каждую книгу сопровождает коротенькая рецензия, два-три вопроса для обсуждения и задания для самостоятельной работы. Скажем, к «Повести о настоящем человеке» — «Напишите сочинение на тему «Массовый героизм советского народа в годы Великой Отечественной войны». И никто, кажется, даже не испытывает неловкости, предъявляя миру результаты этой экспертизы, проведенной за государственный счет. Главное детище этого института — Федеральные рабочие программы воспитания для детсадов, школ и колледжей и сопутствующий им Календарь воспитательной работы. (По ссылке можно насладиться.)

Сотрудники этого института разрабатывают программы «Семьеведения» для 10‒11-х классов и колледжей. Судя по отчетам на их сайте, программы еще не готовы: они находятся в процессе разработки. «На данный момент сформированы рабочие группы по тематическим разделам курса с целью проектирования их содержания и экспертизы», — сообщается в новостях института.

Пока известны только основные разделы курса. Для 5‒9-х классов это

  • «Я в семье», «Дом моей семьи»,
  • «Члены моей семьи»,
  • «Дела семейные»
  • «Семья в правовом поле».

А для 10‒11-х классов —

  • «Личностная готовность к созданию семьи»;
  • «Ценность семьи и семейные ценности»,
  • «Возрасты семьи», «Благополучие и здоровье семьи»,
  • «Поддержка семьи в Российском обществе».

В курсе будут инвариантные темы, общие для всех школ и регионов, и вариативные: здесь можно будет учитывать местные культурные и религиозные особенности.

21 июня на форуме «Женщины Донбасса» Татьяна Голикова сообщила, что программы нового курса будут готовы к июлю. Учителя, сообщает «Коммерсант», сомневаются, что за остаток лета можно успеть полноценно подготовиться к новому курсу, и что в расписании школьников вообще останется время для таких занятий.

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Менять репродуктивные установки

Немного пролить свет на содержание курса помог круглый стол «Традиционные семейные ценности как приоритет государства и гражданского общества», который прошел 17 июня в Общественной палате Российской Федерации. Его организаторами стали те самые два института и две комиссии Общественной палаты — по просвещению и воспитанию, а также — по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей. На этом круглом столе и был представлен курс «Семьеведение».

Круглый стол сразу показал, в чем причина внедрения курса «Семьеведения» в школьную программу.

Надо решать демографические проблемы. А для этого — менять «репродуктивные установки молодежи», которые должны быть направлены на «многодетную семейность и семейную многодетность»,

как сказал в своем докладе председатель правления АНО «Сообщество практиков образовательного семьеведения» Михаил Смирнов. «Главное решение демографических проблем, — сказал он, — семьеведение на основе традиционных ценностей, а не миграционная политика».

Традиционные ценности, которые положены в основу курса, перечислил Сергей Рыбальченко, председатель Комиссии общественной палаты по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей: это

  • «брак как союз мужчины и женщины,
  • забота о детях от зачатия ребенка,
  • многодетность как основа воспроизводства поколений,
  • почитание родителей,
  • уважение к старшим,
  • память предков и преемственность поколений».

Ирина Ускова, заместитель директора Института стратегии развития образования, рассказала о работе над курсом для 5‒9-х классов. По ее словам, программу можно проводить тремя разными способами: в течение одного года — по одному занятию в неделю, в течение двух лет — по одному занятию два раза в неделю, или в течение четырех-пяти лет — блоками по 7‒9 занятий. Она назвала некоторые темы, которые должны входить в пять блоков программы. Например,

  • «какие они — наши папы и мамы»,
  • «отношения с бабушкой и дедушкой»,
  • «история семьи»,
  • «что мы называем домом»,
  • «ведение домашнего хозяйства»,
  • «на чем держится семья»,
  • «поддержка детей государством»,
  • «когда можно вступать в брак»,
  • «каковы права и обязанности родителей» и т.п.

Фото: Виктор Драчев / ТАСС

Фото: Виктор Драчев / ТАСС

Оксана Шестакова, заместитель директора Института изучения семьи, детства и воспитания, рассказала, что курс должен уходить от лекционных занятий и быть ориентированным на практику (что бы это ни значило). Длительность его — тоже 34 часа. По первым двум блокам курса («Личностная готовность к созданию семьи» и «Ценность семьи и семейные ценности») уже готовы сценарии, они разосланы коллегам и происходит сбор обратной связи; блок о здоровье семьи готовится совместно с Министерством здравоохранения, а блок о поддержке семьи — совместно с Министерством труда.

Именно поддержке семьи было посвящено выступление и.о. генерального директора ВНИИ труда Владимира Смирнова. Он заявил, что блок, посвященный поддержке семьи государством, «должен быть периферийным, поскольку

даже в стратегии демографической политики сейчас обсуждается, что подход с точки зрения ценностей намного более важен, чем подход с точки зрения материального обеспечения в процессе решения иметь детей».

Он же сказал, что никакие государственные меры не помогут, если человек придерживается либерального подхода: если государству нужно, чтобы я родил ребенка, — что мне за это будет?

Сложно сказать, почему именно этот подход он назвал либеральным; мне видится, что с либеральной точки зрения детей рожают не государству, а себе. Впрочем, Владимир Смирнов подчеркнул, что курс ни в коем случае нельзя «переключать на радикально-либеральные ценности, связанные с вопросом того, что государство что-то дает за рождение ребенка».

Читайте также

Ликвидация будущего гражданина

Ликвидация будущего гражданина

Зачем отменили преподавание обществознания в шестых-восьмых классах школы и к чему это приведет

Дети родятся от денег

Это выступление выглядит особенно забавным на фоне статистики. Хорошо известно, что самые бедные семьи — это семьи с детьми. И чем больше детей — тем беднее семья. Тот же самый Сергей Рыбальченко еще в 2020 году приводил данные, согласно которым 82% российских семей, живущих в бедности, — это семьи с детьми, и 25% из них — многодетные семьи.

По данным Росстата, в 2020 году процент бедных среди всех семей с детьми составлял 16%, среди многодетных семей — 37,7%, среди семей без детей — 2%. Поскольку Росстат публикует данные с двухлетней задержкой, последние данные на его сайте — за 2021 год: среди всех бедных домохозяйств в этом году доля семей с детьми составила 79,6%, при этом среди них семей с одним ребенком — 20,9%, с двумя детьми — 30,4%, с тремя и более детьми — 28,3%. (см. 1.3) Росстатовские данные за 2023 год не приводят цифр по семьям с детьми, утверждая только, что число бедных сократилось за счет введения пособий для малоимущих, в том числе детских пособий.

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

При этом, как недавно сообщил Forbes, 47% россиян считают деньги главным условием, чтобы завести детей.

Исследование провели компания «Яков и Партнеры» и холдинг «Ромир». Полученные ими данные свидетельствуют, что чем выше у семей доходы, тем больше их готовность заводить детей.

Особенно она повышается в диапазоне от 80 до 120 тысяч рублей — то есть при достижении уровня выше средней зарплаты по России (87 740 рублей на март 2024 года).

Интересно, что государственная помощь важна только для 15% россиян, решающих, завести ли детей. Гораздо ценнее для них качество медпомощи и собственно желание иметь детей, оба эти фактора набрали по 22% — впрочем, даже в совокупности эти цифры не дотягивают до финансового. Россияне считают, что дети родятся от денег, сыронизировал по этому поводу один «иноагент».

В общем, вполне понятно, какими государство хочет видеть своих будущих граждан. Судя по радикальной ликвидации трех четвертей курса «Обществознание» и внедрению курса «Семьеведение», оно заинтересовано в том,

чтобы эти граждане поменьше интересовались своими правами и свободами, побольше рожали детей, а силы свои целиком посвящали их прокорму — вместо какой-нибудь ненужной общественной деятельности.

И чтобы на государство в смысле прокорма детей не особенно рассчитывали, а руководствовались исключительно высшими соображениями и традиционными ценностями.

Читайте также

Ну, фурри, погоди!

Ну, фурри, погоди!

Чиновники нашли еще одно «движение», которое хотят запретить. Теперь в наушниках с ушками вряд ли можно будет фотографироваться

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow