СюжетыОбщество

«Дети говорят: мы себя почувствовали террористами»

Очередной случай унизительного досмотра школьников перед ЕГЭ: на этот раз в подмосковном Видном. Публикуем рассказы мам

«Дети говорят: мы себя почувствовали террористами»

Сдача ЕГЭ по русскому языку в Москве. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Скандалы с досмотром одиннадцатиклассников перед ЕГЭ продолжаются. 28 мая дети по всей стране сдавали экзамен по русскому языку. Сначала пришло сообщение из Воронежа: там в средней общеобразовательной школе № 62 охранник и сотрудники школы заставляли девочек задирать кофты до бюстгальтеров, чтобы убедиться в отсутствии шпаргалок.

У многих девочек при проходе через рамки металлоискателя «пищали» косточки бюстгальтеров — проверяющие же, по все видимости, подозревали, что в нижнем белье те прячут телефон, беспроводной наушник или «умные часы».

Одна из девочек рассказала изданию Voronezh1.ru: «В мою аудиторию зашли три девушки без лифчиков. Одну девушку не пропускали в корсете. Других просили вынуть косточки. Девушку с брекетами допустили только через час. <…> Некоторые снимали [лифчики] в коридоре, некоторые выходили на улицу». По словам девочек, тем, кто отказывался снять лифчик, «прощупывали грудь».

Сотрудник пункта сдачи ЕГЭ Дмитрий Скляр пояснил СМИ: «В паре случаев выпускники на эмоциях, действительно, поднимали верхнюю одежду, чем я был несколько шокирован — в прошлом году такого не было». Региональное министерство образования заявило: после изучения видеозаписей нарушений этических норм при досмотре не выявлено. Министр просвещения Сергей Кравцов подтвердил: все было в соответствии с регламентом. Только вот директор школы спустя несколько дней подала заявление об увольнении по собственному желанию.

Затем — Чувашия. Тот же экзамен по русскому языку 28 мая. Школа в селе Яльчики. Родители трех одиннадцатиклассников пожаловались в прокуратуру на то, что их детей заставляли приспускать брюки и задирать рубашки, чтобы пройти проверку на входе в здание. Во время самого экзамена надзор был не менее жесткий: детям разрешали проводить в туалете строго не более 30 секунд.

Минобразования Чувашии сообщило: факт досмотра с раздеванием не подтвердился.

Теперь Московская область, город Видное. Школа №9. 4 июня, ЕГЭ по обществознанию. Казалось бы, после публичных скандалов в новостях досмотры до трусов на экзаменах должны прекратиться. Но нет.

«Новая» поговорила с мамами двух одиннадцатиклассниц, которых сотрудницы школы № 9 подвергли унизительному досмотру.

Школьники перед началом проведения единого государственного экзамена. Фото: Александр Щербак / ТАСС

Школьники перед началом проведения единого государственного экзамена. Фото: Александр Щербак / ТАСС

Мама Жени (имя изменено по просьбе родителей.Ред.):

— После экзаменов по русскому языку и математике у Жени не было никаких переживаний. Дети сдавали эти предметы в другой школе, в Видновском художественно-техническом лицее. Дочка пришла после русского, сказала мне: «Мам, там такие все лапочки, такие хорошие, все нас поддерживали, успокаивали, улыбались».

Естественно, мы читали про ситуацию в Воронеже перед экзаменом по русскому языку.

Но ты читаешь про это безумие и не думаешь, что оно тебя коснется. Когда дети пришли с экзамена по обществознанию и начали рассказывать нам, что у них там произошло, — мягко говоря, у нас был шок.

Что с этим делать? Как на это реагировать? Куда идти?

Телеграм-каналы писали про двух девочек, которых во время досмотра увели в туалет снимать штаны. Одна из них — моя Женя. Она мне рассказывает: перед досмотром нашего сопровождающего (в школу № 9 пришли сдавать экзамен по обществознанию дети из разных школ, «сопровождающий» — педагог из школы, где учится Женя. — Ред.) увели в отдельный кабинет. Женя мне схематически показала, где сидели сопровождающие детей из разных школ и где стояли сами дети. Женя говорит: даже если бы мы в какой-то момент стали кричать, звать ее — мы бы просто не докричались. Непонятно, почему нашего сопровождающего попросили посидеть в каком-то кабинете, пока проходил досмотр, — я уверена, что она бы точно защитила детей.

Детей построили в две очереди и стали отправлять на вход через рамки. Женя говорит: «Мы с Соней (вторая девочка, которую также увели на досмотр в туалет, имя изменено. Ред.) проходили досмотр друг за другом. Ребят перед нами досматривали с ручным металлодетектором. Для сравнения: в других школах им водили возле тела, не касаясь. Так, как проводят досмотр в общественных местах. Здесь же — плотно прижимали, водили прямо по телу».

У Жени на штанах ремень с большой пряжкой. Рамка запищала на эту пряжку. Женщина в форме охраны проверила Женины карманы, провела металлодетектором выше по животу — не пищит, поднесла к ремню — пищит. Женя говорит: она мне больно ткнула металлодетектором в живот и спрашивает: «Это что?» Женя отвечает: «Живот». «Что в животе?» «Вода, — говорит Женя. — Не телефон же я проглотила».

Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Фото: Михаил Терещенко / ТАСС 

Соня очень переживала за этот экзамен. Для нее ЕГЭ по обществознанию — один из самых важных для поступления в институт. По дороге в школу она повторяла свои конспекты. Она ничего не прятала. На досмотре положила конспекты на стол, сказала — «забирайте, я это все не беру». Там все под камерами, быть удаленным с экзамена не хочет никто. Потом Соня прошла через рамку — и на нее тоже «запищало».

Женщина в форме охранника отправила Женю и Соню в туалет. В туалете уже стояла какая-то женщина. Возможно, сотрудница школы. Девочки рассказывают, что она была в розовой футболке. Это все, что мы знаем. Девочки сами вывернули карманы. Показали, что в карманах ничего нет.

Женщина в розовой футболке говорит им: «Снимайте штаны». Девочки в шоке, отвечают: «Мы не будем». Она говорит: «Нет, или вы сейчас снимаете штаны и показываете, что у вас там ничего нет, — или я вас не допускаю до экзамена». Соня распереживалась, расплакалась.

Женя вообще мягкая девочка, она не может ответить по-взрослому. Но это был первый раз, когда она отстояла свои права перед взрослым человеком. Она сказала: «Я снимать штаны не буду».

Эта женщина в розовом закатила глаза и сказала: «Просто отдайте нам шпаргалки». Женя говорит: «У нас нет шпаргалок». Она год готовилась к этому экзамену, у нас все субботы в учебном году прошли с репетитором по обществознанию. По обществознанию подготовить шпаргалки — это какого размера они должны быть?

Девочки говорят: «Ладно, если вы хотите нас удалить с экзамена — пожалуйста, удаляйте, но потом мы с мамами придем разбираться, почему нас не допустили до экзамена, хотя все требования мы соблюли». В итоге их допустили. В кабинет девочки зашли в 9.58. В 10.00 дети уже должны открыть варианты. Они и так с утра были на нервах, вдобавок начали нервничать, что не успеют к началу экзамена. Если ровно в 10 ты, полностью готовый, еще не сидишь за партой — тебя удалят.

Женя мне говорит: «Мама, половину экзамена меня трясло. Я пытаюсь вчитаться. Не могу». Соня плакала.

После экзамена ребята возле школы собрались в кучку обсудить, кто как написал. Женя говорит, что девочки из другой школы, которые сдавали здесь же, выходили с заплаканными глазами. Они рассказали, что при досмотре трогали их бюстгальтеры.

Мы начали собирать информацию от других родителей, кто из детей что говорит. Я все записала и поняла, что надо идти в прокуратуру. Хотя нашим детям это уже не поможет. Разве что морально.

Многие дети рассказали, что в них больно тыкали металлоискателем.

17-летнюю девочку проверял охранник-мужчина. Он потребовал задрать футболку. Она раз сказала ему, что не будет этого делать. Второй раз сказала. Он начал повышать на нее голос, она распереживалась, начала кричать: «Я не буду снимать футболку». Но в итоге ей пришлось это сделать. Она боялась, что не пустят на экзамен. Потому что ее сейчас не пустят, а как потом этот вопрос с недопуском будет решаться — непонятно.

Этот охранник также проверял 17-летнего мальчика. Мальчика попросили снять ремень и расстегнуть ширинку. Он это сделал. Рассказывает: «Мужчина провел мне рукой по трусам вокруг гениталий». Я не считаю это нормальным.

Воронеж. Сдача ЕГЭ. Девушку заставили поднять футболку перед проверяющей. Фото: соцсети

Воронеж. Сдача ЕГЭ. Девушку заставили поднять футболку перед проверяющей. Фото: соцсети

Проверку с задранными футболками, трусами у рамок видят все — проверяющие, все ученики в очереди на вход. У нас есть несколько человек, которых не тронули, но все они сказали родителям, что готовы предоставить прокуратуре свидетельские показания.

Я хочу обратиться и в этот ЧОП — превышение полномочий охранником очевидно.

Я знаю, что в других школах в Видном проверяющие стараются поддержать детей или просто относятся к ним нейтрально. Все переживают. Сколько вообще ситуаций, что дети из окон выкидывались после экзаменов. Врагу не пожелаешь. Вся страна узнала о безумии в Воронеже. Ну что должно быть в голове у людей, чтобы это повторить?

Когда я на эмоциях пришла на работу, там пересказала рассказ дочки — моя коллега вспомнила, что год назад ее дочка тоже сдавала ЕГЭ в этой же школе № 9. Девочку тогда попросили поднять блузку и поднять юбку. Я спрашиваю: «А что вы потом делали?» Она говорит: «Мы повозмущались в родительском чате, но были настолько погружены в сдачу ЕГЭ, что в итоге так никуда и не написали».

Почему эти сотрудники до сих пор там работают? Или это уже другие? Осматривали как террористов. Дети говорят: «Мы себя террористами почувствовали».

Дети написали в бот телеграм-канала Мизулиной. На следующий день я увидела в «Яндекс.Новостях», что по произошедшему в Видном началась прокурорская проверка. Я подумала: «О, как быстро». Потом зашла в несколько городских групп Видного и прочитала, какая откровенная грязь льется там на детей. Школа утверждает, что провела проверку и нарушений не обнаружено. Детей обвиняют в том, что они врут. Женя боится идти на следующий экзамен. Но, к счастью, в 9-й школе экзаменов у нас больше не будет.

Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

  • Мама Сони (девочки, которую увели в туалет вместе с Женей. Ред.):

— Соню довели до истерики в этот день. После экзамена одноклассницы успокаивали ее.

Она проходит через рамку. Металлодетектор молчит. Она уже вышла из рамки — и только тогда он запищал. Охранник обращается к ней: «Давай, чего у тебя там есть, показывай». У нее корсет для спины, в нем есть металлические вставки. Она говорит: «На мне — специальный пояс для спины». Начали тыкать металлодетектором. Она говорит: «Не тыкайте, мне больно». Проверяющие ей в ответ: «Неженки».

Соню и Женю отвели в туалет. Потребовали снять штаны и обувь. Соня в слезах спрашивает: «На каком основании мы должны раздеваться?» Соня тихий, спокойный ребенок, но когда ей начинают грубить —

  • во-первых, она начинает плакать, у нее такая защитная реакция.
  • Во-вторых, жестко отвечает.

Из прокуратуры с нами никто не связывался. Единственное, когда дети сдавали учебники в школе, классный руководитель поинтересовалась, что произошло. Соня рассказала, как все было, учительница ей ответила: «Я все поняла, я вас услышала».

Должны запросить видеоматериалы. Родители говорят: «Ну будет как всегда: либо камер не было на этом участке, где детей досматривали (вряд ли под камерами они бы осмелились так делать), либо же камеры вообще не работали, либо охранник нажал не на ту кнопку и все удалил».

После этого стресса Соня почти сутки спала. Когда я пришла с работы, увидела ее, спросила: «Как все прошло-то?» А у нее истерика. Она уже боится идти на историю. Хотя история будет в другой школе.

Читайте также

Отчего звенят выпускники

Отчего звенят выпускники

Сдающие ЕГЭ жалуются на раздевание перед рамками металлоискателей и невозможность сходить в туалет. Школьный учитель — об унижении как пещерной инициации

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow