СюжетыПолитика

Те же гайки, только в профиль

Репрессии в Кыргызстане — аресты журналистов, поиск «иноагентов» — подозрительно похожи на российский опыт. Но есть нюансы

Главный форпост демократии в Центральной Азии — Республика Кыргызстан — резко сменил курс на авторитарное правление президента Садыра Жапарова при активном участии силовиков. В стране усилилось политическое и уголовное преследование оппонентов режима, журналистов и активистов сажают десятками по обвинению в подготовке к «массовым беспорядкам», растет антизападная риторика политиков. Вместе с тем, хотя мотивы Жапарова понятны и в России, и в любой другой стране ОДКБ — это ролевая модель удержания власти, — главные проблемы у власти еще впереди. И они никак не связаны с гражданским обществом.

Президент Киргизской Республики Садыр Жапаров на заседании Совета глав государств СНГ. Фото: Павел Бедняков / POOL / ТАСС

Президент Киргизской Республики Садыр Жапаров на заседании Совета глав государств СНГ. Фото: Павел Бедняков / POOL / ТАСС

Приземление в Бишкеке

В первый день нового года из Бишкека в Милан улетел чартерным рейсом самолет A-320. По данным журналиста-расследователя Болота Темирова, на борту мог находиться только кто-то из правительственных чиновников — поскольку в Кыргызстане попросту нет таких бизнесменов, которые могут так легко зафрахтовать огромный аэробус. Вариантов, кто мог полететь в теплый Милан (+9 против -3 в Бишкеке 1 января), было не так много: президент Садыр Жапаров, его главный соратник и руководитель Комитета национальной безопасности Камчыбек Ташиев либо премьер-министр и однофамилец президента Акылбек Жапаров.

Глава КНБ Ташиев уже 2 января появился перед камерами с опровержением того, что это мог быть он: нахожусь в Сузакском районе, отчитался чекист. Чуть позже публично объявился и премьер. А вот президент Жапаров вновь возник в общественном пространстве только в конце первой недели января — когда самолет, по данным Темирова, как раз вернулся из Милана. Был ли президент Кыргызстана на севере Италии, по его лицу определить возможным не представлялось, к тому же зимнее солнце Милана греет слабо, а в выходные перед возвращением самолета в городе шли дожди. Зато

спустя всего 10 дней всю команду канала Temirov Live, которая и работает в связке с расследователем Темировым — 11 человек, — показательно арестовали. Все до боли знакомо: с обысками в шесть утра и максимальной оглаской дела через фейковые телеграм-каналы.

Болот Темиров. Фото: today.kg

Болот Темиров. Фото: today.kg

Сам Темиров не пострадал — его выдворили из страны осенью 2022 года, — но задержали вообще всех, до кого могли дотянуться, в том числе супругу журналиста, рассказал сам Темиров «Новой». «Арестовали и действующих сотрудников, и тех, кто работал с нами в прошлые годы», — говорит журналист. Формальный повод для задержания — уголовное дело о призывах к массовым беспорядкам: силовики увидели в интернете видео на кыргызском языке журналистки канала Temirov Live Махаббат Тажибек кызы (это и есть супруга Темирова), в котором та рассказывала о том, как ее пытался засудить местный депутат. «[Там говорилось, что] властям нужно опомниться и подумать не о себе и о личном обогащении, а все-таки о народе — и тогда, если вы перестанете совершать ошибки, то останетесь в истории. В постановлении об открытии уголовного дела было написано, что эта «дискредитация» может привести к «массовым беспорядкам», — воспроизводит логику следователей Темиров.

Однако на самом деле

обидеться власти Кыргызстана на оппозиционный канал могли не только за это видео, а по совокупности заслуг: Temirov Live, если проводить аналогии, чем-то похож на работу Алексея Навального и его соратников, только с местным колоритом и несравнимо меньшей популярностью.

Другое дело, что и конкретное видео жены Темирова, и история про самолет — это лишь составные части большого противостояния кыргызских властей и независимого гражданского сектора в диапазоне от оппозиционных СМИ до правозащитных организаций и бизнес-структур.

В последнее время власти, взявшие на вооружение силовой аппарат, побеждают: сразу после задержания журналистов президент Жапаров дал интервью государственному информагентству, где дополнительно прошелся по конкретно Темирову и его команде, а также по всем независимым СМИ и НПО: получают западные деньги, а в итоге лишь очерняют страну.

«Понимаем, что данные грантовые средства выделяются в рамках проектов по свободе слова, поддержки медиа-сообщества, развития независимой журналистики и т.д. Однако на деле получается так, что соответствующие грантовые средства используются не по целевому назначению — проводится политика по дискредитации власти, очернению государственной политики, будораживанию общества, антиконституционным призывам и в целом распространению фейковой информации, представляющей угрозу национальной безопасности, — заявил президент Жапаров. — Кроме того, наблюдаются факты личного обогащения отдельных журналистов и блогеров, которые получают соответствующие грантовые средства от зарубежных источников. К примеру, один из главных редакторов издания, чей сотрудник в числе задержанных, только за последние годы без конкретного определения финансовых источников приобрел ряд дорогостоящего недвижимого имущества». Болот Темиров считает, что так президент себя выдал: «Это признание, что уголовное дело связано не с призывами к массовым беспорядкам, а с тем, что журналистика и конкретно наша журналистская деятельность неугодна нынешним властям».

В целом это секрет Полишинеля. В какой-то момент Садыр Жапаров и его соратники вообще перестали скрывать, что их цель — явно не развитие демократии.

Качка в колыбели трех революций

Кыргызстан стереотипно считается «островком демократии» в Центральной Азии — в первую очередь благодаря принципу «в любой непонятной ситуации свергай власть». За тридцатилетнюю историю независимости страна пережила три революции, одна из которых — в 2010 году — была весьма кровава. «Особенность кыргызов в том, что они алчут справедливости: она устанавливается с утра, а к вечеру все уже должно быть исполнено, — говорит политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. — Еще в середине 90-х мне удалось прочувствовать это ощущение, простите за сурковский термин, власти «глубинного» кыргызского народа. Им первый президент Аскар Акаев уже тогда не импонировал: слишком мягкий, не выглядит жестким справедливым сильным начальником».

Фото: ITAR-TASS

Фото: ITAR-TASS

В итоге, однако, после свержения одного потом, за редчайшими исключениями, свергался и другой президент. После второй революции во время переходного периода президент Роза Отунбаева установила некое подобие законных демократических процедур, но уже следующий президент, Алмазбек Атамбаев, делал все, чтобы их нарушить. Его, кстати, не свергали, но зато посадили: это сделал собственный преемник Сооронбай Жээнбеков. Осенью 2020 года свергли уже самого Жээнбекова: он ушел в отставку, а во главе страны встал дважды судимый и подозреваемый в этнических чистках в Оше Садыр Жапаров (сам он утверждал строго противоположное).

На своем посту Жапаров быстро понял несколько вещей. Свободный парламент — это плохо, поэтому Кыргызстан фактически превратился в суперпрезидентскую республику.

Народ любит популистов, поэтому нужно облекать в обертку его «чаяний» все свои действия. «В первые годы Жапаров приобрел статус эффективного популиста, — анализирует карьеру президента кыргызский политолог Эмиль Джураев. — Исполнительная власть приводит много цифр и данных в доказательство своей успешности. Действительно, растут зарплаты — у тех, кто работает в госсекторе; строятся сотни школ. Очень много амбициозных инфраструктурных проектов — правда, почти все они до сих пор на ранней стадии. Ну и сигнальный кейс для Жапарова — национализация им золоторудной компании на Кумторе». Иными словами, Жапаров пришел с лозунгами наведения порядка и стабильности — все, как и хотелось обществу.

Однако президент быстро догадался еще об одной мудрости кыргызской власти: раз ты кого-то сверг — завтра свергнут и тебя. Поэтому почти сразу началось усиление силового и репрессивного аппарата. Во главе Комитета нацбезопасности встал одиозный Камчыбек Ташиев, обладающий, по словам Аркадия Дубнова, «отрицательным обаянием» и живущий по принципу «Будет только так, как я сказал». При нем в регионах республики быстро стали обновляться здания КНБ, чекисты получили большие полномочия в части преследования людей (хотя формально это объясняется в первую очередь борьбой с организованной преступностью, хотя некоторых авторитетов и вовсе убивают при задержании). Не отстают и другие силовики: МВД, по словам расследователя Болота Темирова, в стране превратилось в полноценный политический сыск. «10-й отдел должен бороться с терроризмом, а по факту вызывает к себе активистов и журналистов за каждый пост в интернете. 7-й отдел организует слежку и пытается снимать интимные видео для дискредитации активистов», — перечисляет Темиров.

При тандеме Жапарова и Ташиева в местном сегменте интернета расцвели «фабрики троллей» — причем те сразу, минуя насмешки, переходят к постоянным угрозам независимым журналистам и правозащитникам.

Часть людей были выдворены из страны или уехали сами, спасаясь от этих угроз, теперь режим перешел к массовым посадкам журналистов. Параллельно Жапаров очень пытается сломить сопротивление парламента, который пока так и не стал ручным, и провести через него местный аналог закона об «иноагентах», говорит политолог Джураев, при том что сам закон «отвратительно написан с юридической точки зрения, но его очень надо утвердить президенту». Все это нужно исключительно для того, чтобы под корень вычистить любое недовольство, говорит политолог из Кыргызстана Медет Тюлегенов. «Ты вроде и купаешься в лучах славы, а с другой стороны, превентивными репрессиями нужно показать, что никакое недовольство и никакие протесты сейчас невозможны, все настолько стабильно», — объясняет он логику власти.

Президент Киргизии Садыр Жапаров (справа) во время заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЭЕС) в Большом Кремлевском дворце. Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Президент Киргизии Садыр Жапаров (справа) во время заседания Высшего Евразийского экономического совета (ВЭЕС) в Большом Кремлевском дворце. Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Это очень похоже на российский опыт искоренения внутреннего протеста, а с учетом антизападной риторики Жапарова может показаться даже, что свои действия президент чуть ли не напрямую согласовывает с Кремлем, действуя по одним и тем же лекалам (изначально закон об «иноагентах», по словам независимых активистов, был списан с российского аналога целыми кусками, вплоть до запятых). Но опрошенные «Новой» политологи в один голос говорят, что тут даже никаких консультационных нашептываний не требуется. «Достаточно почитать, что Николай Платонович Патрушев говорит в своих интервью «Аргументам и фактам», — и сразу становится понятно, что вокруг окопались враги, нужно обратить внимание», — грустно иронизирует Аркадий Дубнов. А в случае с Жапаровым и Ташиевым эта риторика мало того что ложится на благодатную почву — она еще банально удобна для сохранения собственной власти через нагнетание страха.

Усиление репрессий, однако, совсем не означает, что Жапаров может чувствовать себя комфортно. У страны растет госдолг — он превысил шесть миллиардов долларов, колоссальные деньги для Кыргызстана,

— и президент вынужден публично заверять, что все будет погашаться к 2035 году, потому что раньше выплачивать долг невыгодно. Кроме того, недоумение общества от того, что наведение порядка власть совместила с репрессиями, перерастает в недовольство и новые стычки с активистами. Приходится расчехлять статью о «массовых беспорядках» чаще обычного. Еще до дела журналистов Temirov Live, в 2022 году, появилось Кемпир-абадское дело. Ташиев, даром что еще и вице-премьер, подписал с Узбекистаном соглашение, по которому земля в районе спорного Кемпир-абадского водохранилища отходила соседям при условии совместного управления. Местные жители и активисты в районе водохранилища создали комитет по защите от этого решения — и 27 человек оказались под следствием.

Камчыбек Ташиев. Фото: википедия

Камчыбек Ташиев. Фото: википедия

А самое главное — появились проблемы внутри правящего тандема. «Свои президентские амбиции Камчыбек Ташиев демонстрирует вполне целеустремленно и последовательно, — говорит Аркадий Дубнов. — Есть ощущение, что он постепенно начинает управлять страной». И хотя Садыр Жапаров во всех своих интервью, публичных речах и выступлениях демонстрирует максимальную жесткость и уверенность в себе, не исключен вариант, что коллега по тандему всегда готов подвинуть «эффективного популиста» с поста номер один. Увлекшись расправой над гражданским обществом, Жапаров, кажется, упустил контроль над борьбой со своими же соратниками. На смену революциям в демократическом Кыргызстане приходят традиционные дворцовые перевороты по авторитарному сценарию. Неизвестно, довольно ли этим общество, жаждавшее «сильной руки», но сама история стара как мир. Чтобы ее понять, ни в какой Милан летать не нужно.

Роман Еремеев

Читайте также

«Начали строить "Сербский мир"»

Кто называет Черногорию выдуманным государством и как российские эмигранты приняли националистов за «настоящих европейцев»

Этот материал входит в подписку

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow