КомментарийКультура

Во что переоделся дьявол

Философский взгляд на книгу Дмитрия Быкова* VZ, которую не купить в российских магазинах

Во что переоделся дьявол

Фото: Алексей Смагин / Коммерсантъ

(18+) НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН, РАСПРОСТРАНЕН И (ИЛИ) НАПРАВЛЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ БЫКОВЫМ ДМИТРИЕМ ЛЬВОВИЧЕМ ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА БЫКОВА ДМИТРИЯ ЛЬВОВИЧА.

Этот текст, по сути, не об украинском президенте и даже не о русско-украинском противостоянии. Да было бы и странно предположить, что Дмитрий Быков* будет в деталях описывать то, что и так ежедневно заполняет новостную ленту. Этот текст — о новом способе восприятия политического мира. О метафизическом восприятии.

Понятно, что сам по себе такой способ никакой не новый, ему тысячи лет. Сам автор ссылается на польского философа Лешека Колаковского, который в конце прошлого века демонстрировал весьма радикальное скрещивание религии и политических вопросов.

Однако этот способ новый для нас, для конформистов вульгарной политэкономии и вульгарного материализма, которые, что ни случись, сразу спрашивают: а как повлияет это на рынок? Чьи интересы за этим стоят? Какие ресурсы за этим стоят? И тому подобное.

Сегодняшние политические события как будто нарушили устоявшийся материалистический консенсус и выпустили на свет силы совсем иные, уловимые прежде всего визионерским восприятием. Те силы, которые еще недавно было вроде неудобно и упоминать в «просвещенном сообществе». Как пишет сам автор:

«…история перестала быть ареной действия исключительно производственных отношений, скучных, как краснокирпичное фабричное здание. На смену этому зданию воздвигся дом с привидениями, бродить по которому страшно, однако интересно».

По сути, представляемая книга является своего рода методологическим пособием по визионерскому подходу.

Обложка книги Дмитрия Быкова* «VZ»

Обложка книги Дмитрия Быкова* «VZ»

* * *

Что открывается при метафизическом способе воспринимать политику, так это отчетливая поляризация моральных оценок. Ты начинаешь давать себе отчет в том, что есть «дорога света» и «дорога тьмы». Есть то, что умножает свободу, сочувствие и творчество, — и есть то, что их запрещает и отменяет. Или — или. Никакого больше: «не все так однозначно», никакого «реал-политик». Есть свободные люди и есть рабы обстоятельств. Есть тираны с их слугами — и есть те, кто бросает тиранам вызов. Есть архаика с ее первобытными стайными инстинктами — и есть эволюция с ее универсальными идеями. И даже в реалиях заспамленного, многополярного информационного поля — интуитивно это не перепутать. При условии, что субъект не утратил способности слышать самого себя. Как говорит автор:

«Этическую однозначность никто не отменял, что в главном христианском источнике прямо сказано: «Но да будет слово ваше: «да, да»; «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого». (Мф. 5:37)

В общем, на политическом горизонте появляются фигуры Дьявола и Бога. Притом что Дьявол всеми способами стремится совместить свою фигуру с фигурой божественной. Совмещение с последующей полной заменой. Он желает завладеть теми человеческими институтами, что связаны с божественными дарами, и прежде всего — с даром свободы.

«Дьявол пытается опираться на демократию. Он присваивает право большинства, предлагая привлекательную мысль о том, что большинство как таковое право и имеет право на все, включая отмену самого принципа большинства. Может ли демократическая конституция совершить самоубийство по своим правилам? Может, еще как может…»

* * *

Пожалуй, самая интересная и вполне подтверждаемая сегодняшним днем визионерская идея Дмитрия Быкова состоит в следующем. В прошлых и еще совсем недавних культурных эпохах Дьявол носил одежды иронии, творчества, модерна и прогресса — как, например, Мефистофель или Воланд. Он презентовал себя в качестве диалектически необходимого, критического элемента единой божественной вселенной и ни в коей мере не претендовал на равенство Богу или тем более на его замену. «Я часть той части Целого, что вечно хочет зла, при этом совершая благо» — такова его самохарактеристика из гетевского «Фауста». Дьявол видел себя по отношению к Создателю, пожалуй, «младшим партнером», который, в общем-то, вполне вписывается в Творческий Замысел.

Гравюра по мотивам Гюстава Доре к роману Джона Мильтона «Потерянный рай». Источник: The Granger Collection, New York

Гравюра по мотивам Гюстава Доре к роману Джона Мильтона «Потерянный рай». Источник: The Granger Collection, New York

Однако теперь настает время совсем другой истории. Траектория Дьявола резко меняется, и он предстает уже не трикстером и носителем модерна, а, напротив, апологетом самой ретроградной архаики, воплощением энтропии, носителем «тепловой смерти». Его креатурой становится не разочаровавшийся талантливый ученый, не драматический «мастер», но абсолютно патриархальный политик, агент спецслужб, главная миссия которого — не допустить никакой живительной модернизации и поставить под цензуру всякую критическую и созидающую мысль. Этот

Дьявол нашего времени уже не желает быть диалектическим элементом универсума. Он отрицает саму идею универсума, и вся его воля направлена на ее раскол.

Он желает возродить в истории несводимую в одно целое «многополярность» первобытных родов и племен, которые еще ничего не знают о возможностях объединяющей цивилизации. Это и есть архаика в ее первозданном виде, которую старательно продвигает Дьявол наших дней, опираясь на широкие агентурные сети, бюрократические инстанции и спецслужбы. На них он строит сегодня свои корпорации и государства.

«Секретные службы всегда выполняют одну функцию — другой у них нет: они стоят именно на страже архаики, то есть того самого гомеостазиса, который во все времена нарушают творцы и ученые. Защита существующего положения вещей — их основная задача во все времена, любые нарушения этого порядка справедливо считаются антигосударственной и экстремистской деятельностью».

* * *

В общем, «VZ» Дмитрия Быкова — это чтение не для тех, кто желает услышать нечто обнадеживающее. Благие горизонты политической истории в этой книге точно не прописаны. Если в ней и есть оптимизм, то, безусловно, это оптимизм метафизический. Когда происходит масштабное столкновение сил Света и Тьмы — будет уже весьма хорошо, если мы эти силы сможем правильно различать. Еще лучше — если найдем в себе волю устоять на светлой стороне. Вне зависимости от исторического финала.

* Внесен властями РФ в реестр «иноагентов».

Читайте также

Культура призраков

Книга психолога Татьяны Литвиновой — «Сталин жил в нашей квартире» — о неизжитом опыте тотального насилия

Этот материал входит в подписку

Прикладная антропология

Роман Шамолин о человеке и среде его обитания

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow