КомментарийОбщество

Правая, левая где сторона?

Почему так сильны пропалестинские настроения

Правая, левая где сторона?

Пропалестинский митинг в Европе, Осло, Норвегия. Фото: ZUMA / ТАСС

Все началось с телефонного разговора. Я заговорил о трагедии «7 октября» со своей знакомой из Норвегии, которую знаю с самого раннего детства. В юности она провела с отцом-дипломатом в СССР и Израиле времени больше, чем на родине, а в этом разговоре мне заявила:

— Мы не осуждаем палестинцев, и вы не должны. После стольких лет унижения и подавления их национальной самобытности такое поведение вполне простительно.

Я довольно скоро прекратил разговор, но задумался, откуда это?

Помню, как однажды, когда я был в Осло, меня приятно удивила стайка детей 9–10 лет, весело бегущая из школы, в которой рядом с типичными скандинавами были и совсем чернокожие, и азиатские, и арабские личики…

Пакистанский квартал, недалеко от центра Осло, очень чист, аккуратен, и за овощами и мясом в праздники норвежцы с удовольствием ходят именно сюда, к приветливым и старательным пакистанцам.

Да и в жуткой истории с нацистом Брейвиком, взорвавшим и расстрелявшим около ста человек в интернациональном детском лагере, именно чеченские мальчишки проявили себя наиболее достойно…

Повезло? В Норвегии сложилось мультикультурное общество? Хорошо бы, если так.

…В 90-е в Норвегию переехал мой старый товарищ, известный в Москве звукорежиссер. Сейчас он там работает в государственном театре, и произошла с ним как-то очень занятная история…

Придя на работу, он увидел, как со служебного входа незнакомый молодой человек (не будем говорить о национальных признаках) за пазухой выносит что-то похожее на ноутбук. После вопроса, «что он здесь делает», юноша сделал попытку убежать, но мой друг догнал его, повалил и отобрал краденый компьютер.

Класс!

Ну а дальше начинается фантастика…

Приехавшие полицейские спросили вора, имеет ли он какие-то претензии к задержавшему, а потом… просто отпустили его! А моего друга мягко пожурили, мол, если бы вор заявил о своих претензиях и, не дай бог, предъявил синяки, то плохо бы тебе пришлось, дорогой Игорь!

Это что — глобальный этическо-политический кризис?

И решил я попробовать для себя разобраться с тем, почему в мире такое огромное число демонстрантов в защиту «палестинских жертв сионизма».

Для начала поговорил с несколькими десятками людей со всего мира, пытаясь получить у них информацию из первых рук, вот география: Австралия, Болгария, Великобритания, Дания, Германия, Голландия, Греция, Грузия, Израиль, Испания, Италия, Казахстан, Канада, Китай, Кыргызстан, Литва, Новая Зеландия, Норвегия, Россия, Соединенные Штаты, Украина, Франция, Финляндия, Эстония…

Конечно же, моя статистическая выборка не позволяет говорить об объективности данных, но определенного уровня картину составить можно.

На первый взгляд все просто: где есть большой процент мигрантов с востока, там настроения в основном пропалестинские.

Для начала посмотрим на Германию.

В этой сильной, но давно уже миролюбивой стране слишком сильно развито чувство старой вины за Холокост. Они уже дорого заплатили за ими же инициированный кошмар середины ХХ века, так что у властей особенно осторожное отношение к еврейским бедам. С другой стороны, за последние двадцать лет немцы уже вдоволь вкусили нравы агрессивных беженцев из стран Магриба и прекрасно понимают тех, кто с ними вынужден соседствовать всегда. Среди пожилых немцев давно уже ходит невеселая шутка о том, что сегодняшние мигранты занимают нишу когда-то уничтоженных евреев, и разница в ощущениях заставляет еще раз горько пожалеть о содеянном…

Но при этом и пропалестинские вакханалии они тоже не разгоняют, чему причиной все то же чувство вины по отношению к нетитульным нациям.

Получается, что европейское общество все-таки боится открыто противостоять агрессивным мигрантам.

Да, с этим приходится смириться: чем выше процент мигрантов в городе, тем громче проходят акции «в защиту несчастного палестинского народа». Хотя тут можно и посмеяться: 65% опрошенных участников этих акций не смогли показать на карте, где находится Палестина.

Франция сегодня буквально содрогается от беспорядков, учиняемых мигрантами. Мой близкий друг, когда-то известный в России музыкант, в этом году сознательно переехал из Парижа в средиземноморскую провинцию, причем город он выбирал не столько по климатическому режиму, сколько по национальному составу…

Вспомним трагедию «Шарли Эбдо», когда за карикатуру на пророка Магомета были ритуально убиты сотрудники редакции.

Читайте также

Детские приговоры

Во Франции вынесли вердикт подросткам, виновным в соучастии в убийстве учителя Самюэля Пати

А вот в таких странах, как Греция, Голландия, Италия и Болгария, общественное мнение толком не выражено. Демонстраций практически нет, кто-то дежурно высказывается для прессы и спокойно идет домой пить пиво или красное вино. Их еще не «пригрело».

Но — по разным причинам!

Мой сын, живущий в Амстердаме, сказал:

— Понимаешь, для голландцев просто не существует такого места, как Ближний Восток, в реальности. Они его только по телевизору видят, как Хогвардс, Вестерос или Изенгард. И старожилы, и мигранты слишком дорожат нынешним благополучием, чтобы им рисковать.

Убедительно. Впрочем, насколько я знаю, после президентских выборов полиция Голландии на всякий случай стала работать в усиленном режиме.

В Болгарии проблемы мигрантов просто нет, а тему «оболгаренных» в советский период турков они смогли довольно аккуратно погасить. В Греции все почти так же, потому что из-за не слишком развитой экономики мигранты туда и не стремятся. Греция сама в долгах у Евросоюза.

А вот в Грузии ситуация совершенно обратная «старой Европе». Там вообще ни одна живая душа за ХАМАС не выступила.

В самые первые дни после нашей трагедии тбилисская телебашня была покрашена в цвета израильского флага, а по проспекту Руставели прошла мощная демонстрация в нашу поддержку.

В таких странах, как Казахстан и Кыргызстан, сегодня все вообще наоборот: коренное население — мусульмане, а мигранты — евреи. Ну не только евреи, конечно, но их немало среди мощного потока релокантов из России за последние пару лет. Тем не менее там тоже совершенно тихо.

Ну так откуда же взялось такое количество защитников ХАМАС в старой Европе и даже в США?

Довольно занятную мысль высказал мой старый товарищ из Техаса:

— Это все не имеет никакого отношения к антисемитизму или происламизму.

Это — обычный левый экстремизм, зашитый в огромном количестве наших мозгов. Понимаешь, все те хиппари-студенты, которые в 1968 году громили кампусы Оксфорда, Гарварда и Сорбонны, сегодня стали профессорами и ректорами в этих университетах, но так и не повзрослели.

Впрочем, ректорка (!) Гарвардского университета Клодина Гэй наверняка уже повзрослела, пока находилась в ожидании отставки. Вместе с ней дрожат и ее коллеги Лиз Мэгилл и Салли Корнблат, президентки, соответственно, Пенсильванского университета и Массачусетского технологического института.

Как вам нравится их ответ на вопрос, «является ли призыв к уничтожению евреев нарушением правил вашего института»?

Ответ: «Зависит от контекста».

Американские конгрессмены уже подписали коллективное письмо правлениям этих учебных заведений с требованием уволить левых дам.

Активисты палестинской общины в Вашингтоне, США. Фото: ZUMA / TASS

Активисты палестинской общины в Вашингтоне, США. Фото: ZUMA / TASS

Итак: если политическим трендом в той или иной стране Запада сегодня владеют правые, то левые пользуются любой возможностью им подгадить.

Тему левого реванша подтвердили и мои собеседники из европейских стран, говоря, что настроения в социуме являются следствием не столько антисемитизма, сколько традиционного для европейских интеллектуалов антиамериканизма, ибо Израиль для них есть лишь форпост США на евразийском континенте.

Впрочем, есть и другие соображения.

Мой старый товарищ, испанский журналист, объездивший весь мир, откровенно возмущался:

— Да что же это вы там в Израиле делаете? Как можно так бездарно проигрывать палестинцам в пиар-деятельности? Как можно документальное кино о зверствах ХАМАС показывать выборочно? Вы там с ума сошли? Во всем мире именно евреи лучше всех работают по связям с общественностью, а у себя — такой провал! И дело тут не в правде, а в том, что нужно правильно регулировать момент, направление и мощь информативного удара. Смотри, как «стрельнула» история с больницей Шифа в Газе. Через несколько дней вы, конечно, доказали, что это полное вранье, но кто это услышал? Я даже удивляюсь, как в мире вообще находится кто-нибудь, сегодня сочувствующий «безжалостным убийцам арабских детей».

А вот это — абсолютная правда. Как это было в старом анекдоте:

— Чем хомячок отличается от крысы?

— А у хомячков PR-служба работает намного лучше.

Читайте также

«Сегодня жестокость, увы, — бытовое понятие»

Известный социолог Виктор Вахштайн* — о «сообществе судьбы», пути в западню, «людях» и «нелюдях», недоверии, чувстве вины и других проблемах расколотого общества

Позиции общества и правительства в развитых странах совершенно не зависят друг от друга в диапазоне от полного совпадения до диаметральной противоположности. В ряде стран общественные настроения вполне коррелируют с так и неискорененным антисемитизмом, официальные же власти стараются держаться усредненных общеевропейских позиций: типа «обе стороны должны немедленно прекратить огонь, чтобы избежать излишних жертв среди мирного населения».

Именно вокруг этих слов я последние два дня спорил с известным английским продюсером Робом Бозасом. Он дежурно исполнял монолог о том, что «новая кровь только прольет еще большую кровь», а я пытался объяснить, что окончательно остановить кровопролитие можно, лишь обезвредив доселе безнаказанного убийцу.

Не работало.

«Старые песни о главном», то есть о любви, мире и дружбе, продолжали звучать, как во времена «детей цветов» конца 60-х…

Эту позицию Кота Леопольда демонстративно громко занимают Грета Тунберг, Анджелина Джоли, Роджер Уотерс… Красивая позиция, правда? Очень яркая и совершенно безукоризненная с этической точки зрения.

Да, мне она тоже раньше нравилась. Только давайте примерим ее на 1945 год, когда союзные войска подошли к гитлеровскому Берлину. Интересно, хоть одному человеку по нашу сторону линии фронта приходила в голову эта светлая мысль?

Что бы сказал Уинстон Черчилль такому «гуманисту»? Насколько я знаю, в те судьбоносные дни скромно потупил очи даже папа Пий XII, перед этим лебезивший перед Гитлером.

Когда я приводил эту историю в пример моим собеседникам, они делали вид, что я ничего не сказал, продолжая куковать свою унылую мантру.

Откуда это все?

Понятно, что английское общество явно рефлексирует, ведь сегодня именно Британию принято винить в том, что земли в подмандатной Палестине были разделены вопиюще неправильно, следствием чего и стал уже много лет непрекращающийся конфликт.

Да, земля при образовании Израиля была поделена, мягко говоря, странно: при существовании доброго десятка арабских государств из «бесхозной» на тот момент территории евреям была выделено лишь около 15% того пространства, которое в древности считалось Землей обетованной. И, на минуточку, большую часть этой земли евреи под патронажем семьи Ротшильдов на самом деле ВЫКУПИЛИ у арабских и бедуинских общин, на ней проживавших.

Что же это за дела такие — сначала продать землю, а потом забыть про это и весело требовать уничтожения тех, кто ее купил за свои отнюдь не лишние деньги?

Впрочем, англичан здесь можно понять: в послевоенные годы, при всей трагедии недавнего Холокоста, основная масса евреев либо прекрасно освоилась в Америке, либо вернулась в свои разрушенные дома в Европе. Деятели ООН мыслили образование Израиля некоей символичной акцией; никому ведь не могло прийти в голову, что репатриация будет столь массовой.

А кроме того, напоминаю: на Ближнем Востоке нашли нефть — тяжелый наркотик прогресса, на иглу которого подсела вся индустриальная цивилизация.

Здесь надо бы вспомнить еще и тему Коминтерна… Да-да! Ведь если мировую революцию в Европе и Америке пришлось на время отложить, то уж продолжить ее в развивающихся странах — сам Маркс велел!

Впрочем, об этом — позже.

Этот материал входит в подписку

Другой мир: что там

Собкоры «Новой» и эксперты — о жизни «за бугром»

Добавляйте в Конструктор свои источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы

Войдите в профиль, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow