КомментарийПолитика

Админресурс в камуфляже

Что еще приготовили власти, чтобы выборы окончательно превратились в фарс

Админресурс в камуфляже

Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ

18 мая Госдума приняла в третьем чтении очередные изменения в законодательство о выборах.

И, как принято в последние годы, пошла по пути «законодательного тюнинга»: проект, должный обеспечить проведение выборов в четырех «новых регионах», где действует военное положение, оброс по пути многочисленными дополнениями — как говорится, чтобы два раза не вставать.

Первоначальный законопроект, внесенный сенаторами Андреем Клишасом и Вячеславом Тимченко и депутатами Госдумы Павлом Крашенинниковым, Дмитрием Вяткиным, Леонидом Ивлевым и другими, предполагал изменения лишь в федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».

На выходе он превратился в закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и втрое вырос в объеме.

Отзыв сенаторов

И начинается он теперь с положения, которое вообще не имеет отношения к избирательному законодательству: возвращается отмененная много лет назад возможность «политического» (не связанного с кончиной, приговором суда, прекращением гражданства и так далее) досрочного отзыва сенаторов.

Теперь это сможет сделать Совет Федерации «по представлению органа государственной власти субъекта Российской Федерации, принявшего решение о наделении его полномочиями сенатора Российской Федерации».

Иначе говоря, предложить отозвать сенатора смогут как законодательные органы регионов, так и губернаторы. По каким причинам? Да по любым: тут их закон ни в чем не ограничивает.

С одной стороны, нынешний механизм назначения сенаторов таков, что ни одна несогласованная в президентской администрации кандидатура даже не будет выдвинута. А с другой — теперешним сенаторам дают понять, что если вдруг кто-то из назначенных вдруг окажется недостаточно лояльным и послушным — вмиг лишится своего поста.

Раньше, как уже сказано, такая возможность существовала — и ею воспользовались, например, при отзыве в мае 2011 года Сергея Миронова с поста представителя петербургского Законодательного собрания в Совете Федерации. После чего Сергей Михайлович автоматически лишился и поста спикера Совета Федерации, который освобождали для готовящейся уйти с поста губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко.

Тогда Миронов выступил в питерском парламенте с пламенной речью, о которой сегодня он, думается, предпочел бы не вспоминать. Но увы: сохранилось немало очевидцев (в том числе и автор статьи).

Сергей Миронов. Фото: Максим Шеметов / ИТАР-ТАСС

Сергей Миронов. Фото: Максим Шеметов / ИТАР-ТАСС

«Я буду говорить о политической свободе, — гремел лидер эсеров с трибуны. — Сегодня здесь, в когда-то самом демократическом городе России, вы начинаете охоту на ведьм, и вновь поднимает голову агрессивно-послушное большинство». 

«Сегодня ЗАКС — не главное подразделение Смольного, управляемое губернатором, деятельность которого не поддерживает бо́льшая и лучшая часть петербуржцев». «Вы будете голосовать, по сути, за запрет на профессию, за наказание за политические взгляды, за политическое инакомыслие». «Вам не нравится, что я говорю о Матвиенко, Тюльпанове (Вадим Тюльпанов — спикер ЗАКС.Б. В.) и их коллегах из «Единой России». Вам нравятся только бурные продолжительные аплодисменты».

Речь, впрочем, не помогла, а я тогда сказал Миронову, что ему совершенно не на что обижаться: как назначали его в 2001 году спикером Совета Федерации «по понятиям» (точнее, по воле Владимира Путина) — так «по понятиям» и сняли…

Выборы в условиях военного положения

Статью 10.1 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав, говорящую о проведении выборов или референдума при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, дополняют нормой о проведении выборов и в условиях военного положения.

Для этого губернаторов регионов, где это военное положение введено, наделяют правом не ранее чем за 130 дней и не позднее чем за 90 дней до дня голосования направить в Центризбирком предложение о проведении выборов или референдума на этой территории.

ЦИК не позднее чем через пять дней со дня поступления предложения проводит консультации с Министерством обороны и ФСБ и по их итогам принимает решение о назначении (проведении) соответствующих выборов (в том числе с возможностью сокращения сроков избирательных действий), референдума или об отклонении предложения губернатора об их проведении.

О своем решении проводить выборы или референдум ЦИК «незамедлительно информирует» президента России, а о своем решении выборы или референдум не проводить — незамедлительно информирует губернатора.

Далее: «В случае, если подготовка и проведение выборов, референдума на территории субъекта Российской Федерации после их назначения… могут представлять угрозу жизни и здоровью граждан Российской Федерации», выборы или референдум откладываются по решению ЦИК, о чем она, опять же, «незамедлительно информирует Президента Российской Федерации».

И наконец, в случае «устранения обстоятельств, послуживших основанием для отложения выборов, референдума» избирательная кампания или кампания референдума может быть возобновлена по решению ЦИК.

Само собой, при этом остается за кадром вопрос об осмысленности каких-либо выборов в условиях военного положения — когда многие права граждан официально ограничены, запрещены митинги, пикеты и другие публичные акции, ограничена свобода передвижения, введена военная цензура за «почтовыми отправлениями и сообщениями, передаваемыми с помощью телекоммуникационных систем, а также контроля за телефонными переговорами» и так далее.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

И кстати: как собираются обходить действующую норму статьи 7 Федерального конституционного закона «О военном положении», согласно которой «на территории, на которой введено военное положение, референдумы и выборы в органы государственной власти и органы местного самоуправления не проводятся»? Если никаких изменений этой нормы описываемый законопроект не предусматривает?

Или законодательный процесс уже настолько превратился в судорожное оформление предписаний Кремля, что над такими юридическими мелочами никто даже не задумывается?

И еще о выборах в «новых регионах», которые явно предписано обеспечить любыми средствами. В целях «обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан Российской Федерации, реализации и защиты избирательных прав граждан Российской Федерации при проведении первых выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления» в этих регионах можно устанавливать, как деликатно написано, «особенности реализации отдельных положений» федерального закона об основных гарантиях избирательных прав.

Эти «особенности» вправе устанавливать даже «высшие должностные лица» этих регионов (назначенные президентом России), и они могут предусматривать, в частности, «возможность использования в целях реализации активного избирательного права помимо паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, также иных документов, выданных органами публичной власти и их должностными лицами и содержащих персональные данные». Какие именно «иные документы» могут быть предъявлены для получения бюллетеня для голосования, не указывается. Простор открывается необъятный, как и возможности для произвола. Опять же — при полном отсутствии контроля.

Наконец, в тех же целях «обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан Российской Федерации, реализации и защиты избирательных прав граждан Российской Федерации» власти «новых регионов» могут сократить продолжительность голосования.

Бесконтрольные выборы

Что касается любых выборов (не только в «новых регионах»), то в законодательство в очередной раз вводятся нормы, существенно облегчающие административное воздействие на результат выборов и снижающие возможности для общественного контроля.

Так, параллельно с отменой открепительных удостоверений, как якобы уже почти не востребованных, на региональных выборах «по решению избирательной комиссии субъекта Российской Федерации, организующей подготовку и проведение указанных выборов, для голосования избирателей могут образовываться избирательные участки за пределами территории субъекта Российской Федерации, где такие избиратели обладают активным избирательным правом». Особенности образования таких участков, составления списков избирателей и протоколов об итогах голосования будет устанавливать ЦИК.

На практике это уже было — когда создавались избирательные участки для голосования граждан, уехавших на дачные участки. И число таких граждан все равно оказалось небольшим.

Но сейчас, как представляется, «удаленные участки» вводят совсем для других целей — чтобы приписать к ним беженцев, уехавших из «новых регионов» во время боевых действий, но формально зарегистрированных по прежним адресам. Понятно, что на таких участках будут минимальные возможности для общественного контроля — и максимальные возможности для фальсификаций.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Далее. Запрещается проведение предвыборной агитации с использованием информационных ресурсов, в том числе сайтов, доступ к которым заблокирован Роскомнадзором (кроме прочего, теперь к кандидатам смогут придраться, если они будут ссылаться на Фейсбук* или Инстаграм*).

Зато теперь — о великая милость! — можно будет бесплатно раздавать избирателям специально изготовленные агитационные материалы, стоимость которых на единицу продукции «не превышает 2% величины прожиточного минимума в целом по Российской Федерации на душу населения», то есть на данный момент — 278 рублей. Действующее ограничение было — 100 рублей, так что лимит вырос почти втрое.

Серьезно сокращается число тех, кто может присутствовать при подсчете голосов. Сейчас, по закону, на это имеют право представители СМИ — и не раз им удавалось фиксировать нарушения и предавать их огласке. Теперь при подсчете голосов смогут присутствовать только журналисты, которые оформлены в СМИ по трудовому договору, то есть состоят в штате редакции. Те, кто работает по гражданско-правовому договору или на иных основаниях, от наблюдения за подсчетом будут отстранены. С учетом того, что сегодня «нештатников» в СМИ (особенно в независимых, не имеющих возможность держать большой штат) большинство, последствия понятны.

И наконец, что очень существенно, устанавливается, что полномочия доверенных лиц кандидатов прекращаются «одновременно с прекращением агитационного периода». Поскольку агитационный период заканчивается «в ноль часов по местному времени дня, предшествующего дню голосования», это означает, что доверенные лица кандидатов не смогут присутствовать при подсчете голосов и получать протоколы об итогах голосования. Что существенно сократит возможности кандидатов для наблюдения (тем паче ранее был упразднен институт членов комиссий с совещательным голосом).

Само собой, все описанные выше проблемы и трудности коснутся только «неправильных» кандидатов — для «правильных» все будет обеспечено.

Логичен, конечно, вопрос, остается ли в выборах смысл в таких условиях. Но на него каждый участник избирательного процесса отвечает сам.


* Принадлежат компании «Мета», чья деятельность на территории РФ признана экстремистской и запрещена.

Читайте также

300 дней до выборов президента

300 дней до выборов президента

Кого жители России хотят видеть главой государства. Результаты социологического исследования

shareprint
Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow