СюжетыПолитика

Это просто месть

Мосгорсуд признал журналистику «преступлением» и приговорил журналиста Ивана Сафронова к чудовищному сроку

Андрей Карев , корреспондент судебного отдела «Новой газеты»

Фото: Ведомости / ТАСС

Тройка судей Мосгорсуда приговорила бывшего корреспондента «Коммерсанта» Ивана Сафронова к 22-м годам тюрьмы фактически за журналистскую работу. А формально — по статье «госизмена». Тайна государственного масштаба, которую, по версии ФСБ, якобы разгласил журналист содержалась в общем доступе в сети. Защита неоднократно заявляла, что в деле нет доказательств того, что кто-то передавал или знакомил Сафронова со сведениями, попадающими под гостайну, не было и корыстного мотива. Ни один из допрошенных в суде свидетелей обвинения, включая так называемых «секретоносителей» и «засекреченных» свидетелей, не подтвердили версию обвинения о якобы «шпионской» деятельности журналиста. Сам Сафронов, которому под конец процесса прокурор предложила сделку в виде 12-летнего срока взамен на признание вины, от этого предложения решительно отказался. Он убежден, что не совершал преступление и ни на какой торг не пойдет.

День задержания

32-летний Иван Сафронов прошел путь от рядового журналиста до специального корреспондента «Коммерсанта», успел поработать в президентском пуле, но в итоге остановился на военной тематике и космосе. Весной 2019 года вместе с другими коллегами он опубликовал статью о возможной отставке председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. Материал привел к конфликту между руководством газеты и журналистским коллективом. Через месяц газету покинули практически все сотрудники отдела политики, включая Сафронова.

Он ушел в «Ведомости», где продолжал писать про военную отрасль. Впрочем, меньше чем через год Сафронову пришлось снова уйти. У издания сменились владельцы, которые стали, по мнению журналистов, оказывать влияние на редакционную политику. Тогда Сафронов принял окончательное решение покинуть профессию и в мае 2020 года получил должность советника генерального директора государственной корпорации «Роскосмос» (им был Дмитрий Рогозин).

Иван Сафронов во время задержания. Снимок с видео: ЦОС ФСБ РФ / ТАСС

Через два месяца, 7 июля, Ивана задержали — он как раз вышел из подъезда своего дома, чтобы поехать на работу. Задержание, как следует из видео, моментально распространенного ФСБ, выглядело буднично:

к Ивану подошли несколько человек в штатском и в медицинских масках, и буквально через несколько минут он уже сидел в минивэне в окружении оперативников.

Сразу же после задержания спецслужбы сообщили, что экс-журналист подозревается в государственной измене (ст. 275 УК). «Выполняя задания одной из спецслужб НАТО, [Сафронов] собирал и передавал ее представителю составляющие государственную тайну сведения о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности», — эта новость повергла в недоумение коллег Ивана и все журналистское сообщество.

Обвинение звучало каким-то абсурдом, многие задавались вопросом, о какой госизмене или шпионской деятельности может идти речь, если будучи спецкором «Коммерсанта» он состоял в президентском пуле, а значит, проходил регулярные проверки ФСО. И уж тем более удивительно:

если следили за его профессиональной деятельностью, начиная с 2012 года, то как было возможно принимать подозреваемого в шпионаже человека в «Роскосмос»?

Да и вообще было совсем не ясно, что конкретно вменяют бывшему журналисту. Следователь по особо важным делам ФСБ Александр Чабан просто отказывался разъяснять суть обвинения даже самому Сафронову.

Удостоверение госкорпорации «Роскосмос», перчатки, защитная маска и сигареты, изъятые у Ивана Сафронова во время задержания. Снимок с видео: ЦОС ФСБ РФ / ТАСС

Вскоре от «информированного» источника «Интерфаксу» стало известно, что, по версии следствия, журналиста якобы завербовал его чешский друг Мартин Лариш. Другой источник ТАСС называл Лариша «кадровым сотрудником чешских спецслужб». Сам чешский друг Сафронова в интервью русской службе Би-би-си отрицал какую-либо связь с разведкой.

Перед окончанием расследования к обвинению Сафронову добавили еще один эпизод. ФСБ утверждает, что в 2015 году Сафронов помимо Лариша якобы передал политологу Демури Воронину «некую информацию о деятельности вооруженных сил РФ в Сирии» и получил за это 248 долларов.

Именно так — двести сорок восемь долларов.

Версия остававшейся два года загадкой фабулы обвинения Сафронова была опубликована буквально за день до окончания судебного разбирательства. Журналисты якобы получили доступ к обвинительному заключению и некоторым другим материалам. Все это время большие люди во власти подчеркивали: преследование Сафронова не связано с его журналистской деятельностью. Но все их заявления оказались, извините, по всей видимости, туфтой.

Гостайна из Википедии

В документах будто бы указано, что Сафронов «под прикрытием журналистской деятельности, скрытно, путем выведывания у лиц, имеющих допуск и доступ к сведениям, составляющим гостайну, осуществил собирание таких сведений» «из корыстных побуждений». Секретную информацию якобы передал чеху Мартину Ларишу и проживавшему ранее в Германии политологу Демури Воронину, ранее также арестованному по делу о госизмене (по версии ФСБ, оба якобы действовали по наводке иностранных спецслужб). Речь идет о семи файлах, которые касаются военно-технического сотрудничества России с Ливией, Алжиром, Сербией и странами СНГ, а также — участия России в войне в Сирии.

Проанализировав материалы, журналисты пришли к выводу, что

вся информация, будто бы предоставленная Сафроновым, содержалась в открытых источниках. 

Об этом же в начале следствия говорил сам обвиняемый, предлагая за три часа найти в интернете все сведения из своего дела.

Приводятся и примеры таких публикаций в открытых источниках по каждому пункту.

В частности, доступными в открытых источниках (в электронных СМИ и в информагентствах, в том числе и иностранных) были собранные журналистом сведения о поставке систем «Искандер», как и о составе группировки ВС России в Сирии, считавшиеся наиболее вероятными поводами для открытия дела против Сафронова.

Отдельно журналисты указывают, что данные о поставках оружия в страны СНГ содержались в журнале «Экспорт вооружений» под редакцией военного эксперта, члена общественного совета при Минобороны Руслана Пухова.

Часть утверждений приписываемых Сафронову были обнаружены в Википедии.

Агент «Дрочер» и журналистка Винокурова

Как предполагают журналисты, весной 2021 года следователь ФСБ Чабан якобы предложил Воронину пойти на сделку и признаться, что тот продавал данные о России зарубежным разведкам и получал их от Сафронова. Воронин будто бы согласился. На вопрос о своем «кураторе», политолог ничего лучшего не придумал, как назвать позывной Wichser (с немецкого переводится «дрочер»). Уровень абсурда зашкалил, когда Служба внешней разведки РФ подтвердила, что агент с таким позывным будто бы существовал.

Позже — на допросе в суде — Воронин признается, что оговорил Сафронова.

Екатерина Винокурова. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Любопытно, что из материалов, попавших к журналистам, выходит, что Сафронова с Ворониным познакомила бывшая сотрудница Russia Today и член Совета по правам человека при президенте РФ Екатерина Винокурова. Согласно документам, Воронин заказывал аналитику по российской повестке у многих журналистов, включая Винокурову, когда она работала корреспондентом в Znak.com (в марте СМИ приостановило работу, получив серию предостережений РКН), а в 2015 году политолог попросил ее порекомендовать специалиста по военной тематике.

Но на этом «использование» Винокуровой следствием не закончилось. Ей показали переписку Сафронова с другим «шпионом» — Ларишем, «содержащую разведывательные задания», после чего журналистка якобы сказала на допросе, что «допускает раскрытие [обвиняемым] сведений, составляющих государственную тайну». Свидетельница будто бы добавила, что с учетом имеющегося у нее многолетнего опыта работы корреспондентом она ни при каких обстоятельствах не стала бы сотрудничать по данным вопросам и сообщила бы об этом в органы госбезопасности.

Сотрудничество Лариша с зарубежными разведками следствие тоже подтвердило вроде как только справкой из СВР.

Другие свидетели обвинения не внесли какой-либо конкретики. Один из давших показания, бывший глава Объединенной ракетно-космической корпорации Юрий Власов, предположил, что секретные данные «о космических аппаратах военного назначения» Сафронов мог увидеть на столе в его кабинете. Бывший глава управления вооружений Минобороны Олег Фролов отметил, что

экс-журналист мог добыть «гостайну», потому что он «очень коммуникабельный и талантливый».

Давление по всем фронтам

Дело Сафронова беспрецедентно еще и по уровню давления как на самого Ивана, так и на его защитников. Вскоре за адвокатами началась слежка. Следователь Чабан после задержания Сафронова вручил одному из его защитников повестку на допрос по этому же делу, что привело бы к отстранению адвоката от защиты. В отношении всех адвокатов были инициированы более десяти дисциплинарных производств. Первым под «фэсэбшный» прессинг попал адвокат Иван Павлов (внесен Минюстом в реестр иноагентов). Он был вынужден уехать из России.

Адвокат Иван Павлов (внесен Минюстом в реестр иноагентов) и адвокат Евгений Смирнов (слева) Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Против адвоката возбудили дело о «разглашении данных предварительного следствия» (ст. 310 УК). Уголовное преследование началось после личного обращения директора ФСБ Александра Бортникова к главе СК РФ Александру Бастрыкину. Позднее Павлову приостановили его адвокатский статус в России. Сайт правозащитного проекта «Команда 29» (ныне проект закрыт по решению самого коллектива, поскольку правозащитниками власти приписывают связь с нежелательно организациейред.), который возглавлял адвокат, обвинили в связях с чешской «нежелательной организацией» и заблокировали по требованию прокуратуры.

Другой защитник Сафронова, Евгений Смирнов, тоже покинул страну после того, как в ноябре 2021 года адвокатская палата Ленинградской области с подачи ФСБ возбудила в отношении него дисциплинарное производство. Силовики жаловались, что тот без уважительных причин пропускал следственные действия. Еще один адвокат, Дмитрий Талантов, вовсе оказался в СИЗО по обвинению в распространении «фейков» о российской армии.

Защите Сафронова после завершения следствия ограничили работу с материалами дела.

Адвокатам дали всего две недели на ознакомление с 23 томами и запретили делать какие-либо выписки из несекретной части дела. Фактически защитникам приходилось заучивать материалы.

За два года в СИЗО «Лефортово» Сафронову не давали встречаться или созваниваться с близкими, например, в разговорах с матерью или 12-летней племянницей следователь Чабан, по словам адвокатов Ивана, издевательски отказывал, будто бы ссылаясь на возможность «скрытого с ними обмена информацией». Позже журналисту якобы предлагали сделку: звонок матери в обмен на сотрудничество со следствием, но Иван категорически отказывался обсуждать эту возможность.

Читайте также

Читайте также

«Журналистика — не преступление»

Мы требуем освобождения Ивана Сафронова

Суд в авральном режиме

5 марта 2022 года уголовное дело Сафронова было передано для рассмотрения по существу в Московский городской суд. Слушания проходили в закрытом режиме. Сторону обвинения представляли прокуроры Эльвира Зотчик и Борис Локтионов, известный своим участием во многих громких делах. Так, он поддерживал обвинение в деле убийцы криминального авторитета Вячеслава Иванькова, более известного как Япончик, и был обвинителем на процессе бывшего топ-менеджера компании «Интер РАО» Карины Цуркан.

На представление доказательств у прокуратуры ушло два месяца. Допрошенных в суде свидетелей обвинения оказалось всего шестеро — меньшая часть из заявленных изначально. Как рассказал один из адвокатов Сафронова Дмитрий Катчев, никто из них не подтвердил версию обвинения. Все отмечали, что знали Ивана как профессионального журналиста, который работал с открытыми источниками.

В конце августа после длившегося около месяца летнего перерыва процесс пошел в авральном режиме: допрос свидетелей, изучение письменных материалов дела и вещдоков…

Иван Сафронов и его невеста Ксения Миронова в Мосгорсуде. Снимок с видео: Пресс-служба Мосгорсуда / ТАСС

Тогда же появилась неофициальная информация о том, что тройка судей якобы намерена успеть вынести решение до 5 сентября. Во время допроса Сафронова, говорилось в сообщении правозащитного проекта «Первый отдел» со ссылкой на адвоката Евгения Смирнова, их доверитель прокомментировал расследование журналистов, данные которого мы разбирали выше, и с помощью статьи продемонстрировал, откуда брал информацию для своих материалов. Публикацию защита просила приобщить к делу, но судьи отклонили эту просьбу.

По словам адвокатов журналиста, прослушку и видеонаблюдение в московской квартире Сафронова установили еще в 2014 году: к моменту возбуждения дела в нем уже было шесть прошитых томов.

В суде Сафронов заметил, что в этих материалах (а это сотни, если не тысячи часов прослушки) как раз подтверждается его позиция, что он никогда не обсуждал темы, которые писал для журналиста Лариша и политолога Воронина.

«Поставленные мне в вину действия сводятся исключительно к моей профессиональной журналистской деятельности и не имеют ничего общего с совершением преступления. В рамках своей профессиональной деятельности я действительно получал из открытых источников сведения, относящиеся к предмету моей профессии — военной журналистике», — объяснял Сафронов.

30 августа Мосгорсуд спешно провел прения сторон, не дав время защите толком подготовиться к этой стадии. По словам адвоката Смирнова, в перерыве прокурор Зотчик предложила подсудимому признать вину в обмен на срок в 12 лет лишения свободы, но журналист решительно отказался. И это не было каким-то процессуальным действием, а был прямой торг — словно на рынке. В итоге прокурор Локтионов запросил для Ивана 24 года заключения.

прямая речь

Из последнего слова Ивана Сафронова

«Уважаемый суд!

Сейчас вы уйдете в совещательную комнату для вынесения приговора.

Мной и моей защитой были представлены неоспоримые доказательства моей невиновности в совершении государственной измены в форме шпионажа. Следствие сделало все, чтобы очернить мое имя и разрушить репутацию, но завершить задуманное невозможно, поскольку тогда впервые в истории нужно будет признать, что случилось мыслепреступление.

Признать меня виновным — это подписаться под тем, что я совершил шпионаж собственных мыслей.

Признать меня виновным — подписаться под тем, что написание статей по открытым источникам равнозначно преступлению.

Признать меня виновным — значит признать, что в России журналистская работа — это преступление.

Я никогда с этим не соглашусь. Вам предстоит определить то, что будет с журналистикой в нашей стране в будущем».

«Я всем напишу. Пишите. Я вас люблю!»

…Как и ожидалось, Мосгорсуд назначил оглашение приговора на пятое число. Казалось бы, дело непростое и любое решение станет судьбоносным, но тройке судей хватило на принятие решения пять дней. Но случилась и неожиданность — на итоговое заседание смогли попасть все желающие. В суд пришли несколько десятков журналистов, бывшие коллеги Сафронова, его родные и друзья.

Иван стоял в «аквариуме», руки — за спиной, рядом — трое конвоиров. Перед ним сидели адвокаты. В зал поместилось не меньше 100 человек.

Тройка судей под председательством Дмитрия Гордеева огласила решение без мотивировочной части из-за «секретности» дела. Управились за несколько минут. Сафронова признали виновным по двум эпизодам в «госизмене» и приговорили к 22 годам колонии строгого режима. На этом фоне дополнительные наказания — ограничение свободы на два года после отсидки и штраф в 500 тыс. руб. — прозвучали уже совсем как издевательство.

Зал встретил приговор с возмущением, некоторые — со слезами. В зале овации: «Ваня, мы тебя любим!» и «Свободу!».

«Я всем напишу. Пишите! Я вас люблю!» — успел прокричать Сафронов перед тем, как его вывели из зала.

Адвокат Дмитрий Катчев посоветовал собравшимся журналистам задуматься над приговором его подзащитному и посоветовал уходить из профессии, потому что Сафронов получил срок за свою журналистскую деятельность. Защита намерена обжаловать судебный акт в апелляционной, кассационной и других судебных инстанциях страны. «Мы будем добиваться оправдания», — сказал защитник.

Этот материал входит в подписку

Судовой журнал

Громкие процессы и хроника текущих репрессий

ДЕЛАЕМ ЧЕСТНУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ВМЕСТЕ

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься честной журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
shareprint
#Сафронов #журналистика #суд #мосгорсуд

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.

Добавьте в Конструктор подписки, приготовленные Редакцией, или свои любимые источники: сайты, телеграм- и youtube-каналы. Залогиньтесь, чтобы не терять свои подписки на разных устройствах
arrow