Репортажи · Общество

Последний «Аллегро»

Финляндия закрыла железную дорогу по маршруту Петербург-Хельсинки. Ирина Тумакова успела заскочить в уходящий вагон

Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»
views
1952
Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»
views
1952

«Аллегро» дальше не идет. Фото: РИА Новости

После начала «спецоперации» в Украине едва ли не единственным «окном в Европу» оставался российско-финский поезд «Аллегро» из Петербурга в Хельсинки. Теперь закрылось и оно: финская компания VR объявила, что из-за санкций, наложенных на РЖД, прекращает совместную эксплуатацию поезда. До 27 марта он ходил, как объяснили финны, по требованию их правительства. Чтобы их сограждане смогли покинуть Россию. Теперь они считают, что покинули все: в воскресенье, 27 марта, в 15:30 ушел и не вернулся последний «Аллегро».

Allegro означает «быстро», пробегал расстояние от Петербурга до Хельсинки за 3 часа 27 минут. Курсировал четырежды в день туда и обратно с пятью остановками. Таможенный и пограничный контроль пассажиры проходили во время движения, не выходя из вагонов. Билет на «Аллегро» стоил 84 евро в вагоны второго класса и 134 евро в первый класс, он действовал и на региональные поезда по Финляндии. Многие на «Аллегро» доезжали до станции Тиккурила, а оттуда — электричкой до аэропорта Вантаа, улететь оттуда в любой европейский город было дешевле, чем из Пулково.

На Финляндском вокзале в Петербурге. Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

Петербург. Вокзал

Финляндский вокзал. Суббота, 26 марта. Предпоследний день, когда ходит поезд Allegro Петербург — Хельсинки. Ни на один из воскресных, последних рейсов билетов не было.

Я приехала за 40 минут до отправления. Думала, что увижу толпу эмигрантов новой волны, штурмующих последний транспорт из России на Запад. Успевающих вскочить в последний вагон — в прямом смысле. Растерянных людей с баулами, плачущих родных… Но «Аллегро» как был поездом-праздником, на котором чаще всего ездили отдыхать, так и остался до конца. Только двое из всех, с кем я поговорила, сказали, что у них нет обратного билета. Молодой человек, у которого весь багаж состоял из одного рюкзака, признался, что едет «не куда, а откуда». Грузный седой мужчина с маской на подбородке мрачно ответил, что уезжает «на два месяца, а там посмотрим».

Хотя зал для пассажиров «Аллегро» все-таки был запружен большими чемоданами и сумками. К стойкам на проверку билетов тянулось несколько очередей. Наверное, вспомнила я участившиеся в последние дни рассказы, там, в голове очереди, стоят чекисты и проверяют у всех телефоны. Но там стояли всего-то работники РЖД, проверявшие паспорта и билеты. Нет ни сцен прощания, ни кошек, затравленно глядящих из-за решетки переносок.

Толстая корги присела на короткие задние лапы. Ждет, когда женщина у нее на поводке закончит напутствовать взрослую дочку: «Сообщи, как тебя встречать». Дочку зовут Светлана, на вид ей лет семнадцать, на самом деле преподает в вузе. Летит Светлана на Майорку — в отпуск.

— Я отпуск давно запланировала, — рассказывает Светлана, помахав маме с корги. — Билет брала из Хельсинки, оттуда он всего 10 тысяч стоил. Представляете, успела даже слетать в Загреб — поставить вакцину. Обратно летела последним рейсом, полеты в Россию закрывались буквально за мной. Повезло.

Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

Накануне вечером, в 9 часов, Светлане пришло на почту письмо от РЖД. Говорит, что и заметила-то его случайно. В письме было сказано, что рейсы «Аллегро» отменяются.

— Я бросилась читать новости, смотрю — а они вроде как прямо завтра, 26-го, отменяются, — продолжает Светлана. — Бли-и-ин, думаю, у меня самолет в 14:30, я уже ни на чем не успеваю. Потом дочитала письмо — вижу, нет, туда я еще на поезде смогу уехать. Обратный билет на «Аллегро» тут же сдала, а возвращаться-то на чем? Решила — до конца отпуска времени много, что-то придумаю.

Между Петербургом и финскими городами курсируют (пока) автобусы. Марина, попавшая в такую же историю, как Светлана, обратный билет взяла уже на автобус.

— Еще утром в пятницу я смотрела — билет из Хельсинки в Питер стоил 3900, — жалуется она. — Вечером покупала уже за 5500.

Марина везет с собой на отдых 50 евро наличными, больше у нее валюты нет, купить не смогла. Когда я спрашиваю, как же она там без денег, загадочно отвечает: «Меня ждут».

Дальше, кого я ни спрашивала, один за другим отвечали, что летят в отпуск, причем почти все — в Испанию. Из Хельсинки в Барселону, дальше — Аликанте, Пальма-де-Майорка, Тенерифе. Наверное, суббота — такой день, когда хорошо лететь на Канары.

— А я там не отдыхаю, я там живу, — объясняет мужчина в красной куртке. — Кроме как из Финляндии теперь не улетишь. А из Хельсинки мне билет обошелся в 90 евро.

Элегантная невысокая дама подхватывает: она тоже живет в Испании.

— Из России я бы теперь и побоялась лететь, — добавляет. — Неизвестно, как эти самолеты тут будут чинить и обслуживать.

Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

Еще один парень сказал, что у него рейс из Хельсинки в Нью-Йорк, но не сегодня, просто из-за отмены поездов пришлось поменять билет и выехать раньше. У него «есть карта иностранного банка», поэтому он смог забронировать отель в Хельсинки.

Другая категория пассажиров — те, кто в Финляндию едет домой. Немолодая женщина с усталым лицом говорит, что гостила у сестры в Петербурге, а из-за отмены «Аллегро» пришлось возвращаться на неделю раньше.

— В поезде за три часа доезжаешь, а в автобусе — почти восемь, — объясняет она. — И еще на границе неизвестно сколько простоишь. Как дальше буду к сестре ездить, не представляю.

Юля едет в командировку, у ее компании, говорит, раньше было много контрактов с финнами, теперь, наверное, поездка последняя.

— После того как в декабре «Аллегро» снова запустили, народу ездило много в обе стороны, — рассказывает. — А с конца февраля поезд ходил туда полный, как раньше, обратно — полупустой.

«Аллегро» отменяли надолго во время пандемии. Заново запустили 12 декабря прошлого года. Оказалось — всего на два с половиной месяца.

Поезд тронулся — по вагонам пошли пограничники, человек десять. Потом таможенники. «Вот оно, — подумала я, — сейчас начнут сумки потрошить, телефоны требовать…» Но они равнодушно проверяли паспорта, спрашивали цель поездки, кивали в ответ на дежурное «туризм» и шли дальше. На финской стороне полицейские спросили, есть ли обратный билет. Выяснив, что есть, причем на сегодня, разрешили въехать в страну с одним только тестом ПЦР — без европейской прививки.

Сразу после российско-финской границы на путях стояло какое-то удивительное количество товарных вагонов с надписями «Русский мир». Это как раз не удивило, такие «русские миры» на облупленных железнодорожных цистернах я уже видела не раз. Но на одном контейнере крупными белыми буквами была написана фраза из двух слов (первое — «нет»), за которую в России можно сейчас схлопотать лет пять. Жаль, поезд шел быстро, сфотографировать не смогла. Хотя бы на память.

Потом были пять часов в Хельсинки до обратного поезда. Гулять по городу оказалось холодно, я заходила в магазины. Это очень странное ощущение: вот магазины, вот у тебя в кошельке карта, даже есть кредитка, а купить ты все равно не можешь ничего. Ты не можешь остановиться в гостинице, не можешь провести неделю в финском коттедже в лесу. Ты не можешь тут ни-че-го, даже купить бутылку воды. Наверное, правильно, что и «Аллегро» больше не будет.

Обратно он действительно шел полупустой.

А в это время

Петербург. Аэропорт

Возле шлагбаума долгосрочной парковки висит объявление: «Свободных мест нет, ищите на других парковках». Но за шлагбаумом оказалось столько места, сколько его никогда не было за время существования этой стоянки. Объявление, видно, забыли снять со времен, когда мир начал открываться после пиков пандемии и авиарейсы возвращались в аэропорт.

Сейчас в Пулково так тихо, как было в самом начале пандемии. Только теперь мало надежды, что сюда вернутся толпы пассажиров и очереди на регистрацию. У шаттла, курсирующего между парковкой и терминалом, интервал увеличили до получаса.

У самолетов тоже увеличен интервал: садятся и взлетают, судя по табло, с промежутками в четверть часа и больше. Напротив российских рейсов на юг — Краснодар, Минводы, Анапа — красным горит Cancelled. Есть один рейс в Сочи. Международных рейсов — два: в Доху и в Дубай. У стойки регистрации на Эмираты очередь из трех человек, на Катар — ни души, до конца регистрации 30 минут.

Есть рейс на Ташкент, вот его ждет очень много народу. Раньше были еще на Фергану и Ургенч, но они тоже cancelled. Лондон — cancelled. Ларнака — cancelled. Больше ничего нет уже и в расписаниях.

Фото: Ирина Тумакова / «Новая газета»

Читайте также

Читайте также

С чего начинается квазиродина, и чем она заканчивается?

Мигранты, выросшие в России, вырывают новые корни и политизируются вместе с ростом курса доллара

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

  • Банковская карта
  • SberPay
  • Альфа-Клик
  • ЮMoney
  • SMS
  • Реквизиты
Нажимая кнопку «Стать соучастником», я принимаю условия и подтверждаю свое гражданство РФ
#эмиграция #финляндия #быт #отъезд #спецоперация #петербург
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483. Выходные данные: Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета». Редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета». Главный редактор — Муратов Дмитрий Андреевич. Адрес: 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3. 18+. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.