Репортажи · Общество

Суд прошел в тишине. Сроки — оглушительные

Требования прокуратуры в «ингушском деле» удовлетворены до последней запятой: от 7,5 до 9 лет колонии

Этот материал вышел в № 143 от 17 декабря 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 143 от 17 декабря 2021
Лилит Саркисян, корреспондентка отдела спецрепортажей
views

27417

Лилит Саркисян, корреспондентка отдела спецрепортажей
views

27417

Председатель объединения бизнесменов «Опора Ингушетии» Барах Чемурзиев в зале Ессентукского городского суда. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Здание Ессентукского городского суда, где должен быть оглашен приговор по «ингушскому делу», огорожено. Спрашиваю у полицейских, предлагающих идти в обход, почему. «Не знаем! Ну вот так сегодня получилось!» — говорят они вежливо и как будто извиняясь. Вместе с многочисленными родственниками послушно обходим ограждение — делаем большой крюк через грязь и колдобины к аккуратному зданию суда. Такое на моей памяти впервые: все предыдущие заседания по этому делу проходили тихо. Собственно, за этим дело и вывели за пределы Ингушетии и унесли подальше — чтобы было тихо.

На скамье подсудимых — семеро, среди них два старика и женщина. Судят их за организацию насилия в отношении силовиков, создание экстремистской организации и участие в ней.

По версии следствия, именно эти люди организовали и всячески подстегивали протестные выступления, имевшие место в Ингушетии в 2018–2019 годах, когда республика кипела по поводу административного закрепления границы с Чечней. Осенью 2018 года ингуши вышли на площадь столицы республики — Магаса — и стояли там, пока их не услышали. Мирно и без оружия стояли. В результате Конституционный суд Ингушетии отменил соглашение о границе и постановил провести по этому вопросу референдум. Однако весной 2019 года ингушский парламент внес в республиканскую Конституцию поправку, согласно которой вопрос о границе больше не подлежал согласованию через референдум. Это был плевок, это была пощечина целой нации. Люди вновь вышли на улицу в марте 2019-го, и прикомандированные росгвардейцы попытались их разогнать.

Росгвардейцы получили отпор. Так и возникло «ингушское дело», по которому на сегодняшний день осуждены больше 40 человек.

Теперь приговор вынесен тем, кого следствие посчитало «лидерами оппозиции».

Митинг в Магасе против принятия соглашения об установлении границы между Ингушетией и Чечней, октябрь 2018 года. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

У суда дежурит огромный серый автозак Росгвардии, толпы полицейских караулят здание суда, опасаясь призрака массовых беспорядков. Людей собралось правда очень много: мужчины в папахах, женщины в платках, журналисты с камерами. Последних полиция очень не хочет пускать в здание суда, ссылаясь на стандартное «мы люди подневольные, сделаем, что нам скажут». И все же пускают, посмотрев на пресс-карты.

Там приходится бороться еще и с судебными приставами. «Моего сына судят! Я туда зайду! — кричит пожилой, но крепкий мужчина, Адам Ибрагимович, отец Багаудина Хаутиева. Он много лет служил в МВД. — Без меня этого суда не будет! Пусть меня забирают к чертовой матери!»

Выясняется, что в зал пустят лишь семерых родственников — по одному на обвиняемого. Адама Ибрагимовича все же пускают. Время уже 10:20, заседание, назначенное на 10:00, задерживается. Подсудимые, как всегда, в «аквариуме» и, как всегда, бодрые, улыбающиеся, стойкие. Седовласые старцы в папахах — председатель ликвидированного Совета тейпов ингушского народа Малсаг Ужахов и член Совета Ахмед Барахоев. Первому 69, второму — 67. Зрелые мужчины — председатель Ингушского комитета национального единства Муса Мальсагов и председатель объединения бизнесменов «Опора Ингушетии» Барах Чемурзиев. Молодые мужчины: Багаудин Хаутиев, глава Совета молодежных организаций Ингушетии, и Исмаил Нальгиев, руководитель организации «Выбор Ингушетии». Среди них в нежно-голубом платке Зарифа Саутиева, замдиректора Мемориального комплекса жертвам репрессий.

Зарифа Саутиева в зале суда. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Ахмед Барахоев подзывает Олега Орлова, члена Совета ПЦ «Мемориал» (внесен Минюстом в список НКО, выполняющих функции «иностранного агента») спрашивает, как проходят процессы о ликвидации «Мемориалов» («Международный Мемориал» также внесен Минюстом в список НКО, выполняющих функции «иностранного агента»): «Мы за вас переживаем». — «А мы за вас!» — отвечает Орлов.

В 10:36 судья скорым шагом входит в зал. Это Янис Куцуров, судья Кисловодского городского суда — молодой мужчина, который весь процесс вел себя подчеркнуто учтиво. В отличие от московских судей, например, он не прячет лицо и разрешает снимать его на видео. В марте этого года он даже отпустил Зарифу Саутиеву под домашний арест — ей единственной из обвиняемых смягчили меру пресечения с самой тяжелой, СИЗО. Но вышестоящая инстанция — Ставропольский краевой суд — молниеносно это решение отменила.

Янис Куцуров начинает зачитывать приговор: только вводную и резолютивную части, без мотивировочной, которая должна все объяснить. «Ничего не слышно!» — кричит кто-то издалека, но приставы его одергивают, а судья невозмутимо продолжает.

Он уложился меньше чем в тридцать минут. Суд признал всех подсудимых виновными в организации насилия в отношении силовиков (ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 УК РФ). Барахоева, Мальсагова и Ужахова обвинили в создании экстремистской организации (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ), остальных — в участии в ней (ч. 2 ст. 282.1 УК РФ). Ужахова осудили и за «руководство некоммерческой организацией, побуждающей граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний» (ч. 2 ст. 239 УК РФ), Барахоева — за участие в ней (ч. 3 ст. 239 УК РФ). Его также обвинили в неисполнении обязанности об уведомлении о наличии второго гражданства (ст. 330.2 УК).

Сроки — ровно те, что просила прокуратура. Ужахов, Барахоев, Мальсагов — по 9 лет колонии общего режима. Чемурзиеву, Хаутиеву, Нальгиеву — по 8 лет. 

Зарифе Саутиевой — 7 лет и 6 месяцев. Всем им зачтут отсиженное в СИЗО — 2,5 года из расчета день за полтора. Всем им запретили заниматься общественной деятельностью.

Зачитав решение, судья немедленно уходит.

«Штаны на помойку! — кричит ему вслед Ужахов. — Все нормально! До конца!»

Справа Ахмед Барахоев и Малсаг Ужахов. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Адам Ибрагимович Хаутиев пытается подойти к своему сыну в «аквариуме», полицейские ему не дают сделать это. «Отца у тебя нету, что ли?!» — гневно спрашивает одного из них Адам Ибрагимович. «Приставы, займитесь этим человеком! Почему мы этим должны заниматься?» — недоумевает полицейский. Багаудин кричит, чтобы дали отцу подойти к нему: «Две минуты дай мне! Две минуты!» Но те непреклонны.

Журналистов, потом родственников, а потом адвокатов постепенно выдворяют из зала. Возле суда все обступают одного из адвокатов, Магомеда Бекова, он говорит наполовину на ингушском, наполовину на русском. Седые старцы обсуждают приговор. Молодая девушка в платке тихо плачет, по щекам текут слезы.

«Тот факт, что судья огласил только вводную и резолютивную часть, говорит о том, что даже суду обвинительный приговор составлять было крайне тяжело, — говорит журналистам Беков. — Как ему это писать, я не знаю. Нет ни одного доказательства их вины. Даже те доказательства, которые были предъявлены стороной обвинения, говорят о том, что наши подзащитные невиновны. Мы рассчитываем на вышестоящие суды. На апелляцию, на кассацию, на Европейский суд по правам человека. Мы не питаем иллюзий насчет апелляционной и кассационной инстанций. К сожалению, решения принимаются не в совещательных комнатах».

«Вынесенное решение не поддается никакому размышлению, никакому обсуждению, — говорит зампредседателя Совета тейпов Республики Ингушетия Хамзат Магомедович Бузуртанов. — Мы две недели простояли на митинге в Магасе осенью 2018 года — а теперь люди не могут выражать свое мнение по этому вопросу (имеется в виду вопрос о республиканских границах. — Л. С.). Люди недовольны этой несправедливостью, нарушением их прав. А потом оказалось, что люди, не знавшие друг друга, создали экстремистское сообщество. Это бред сивой кобылы. Это гром среди ясного неба. И это ложь от первого до последнего слова. Мы будем добиваться освобождения наших политзаключенных. Правда за нами».

Читайте также

Читайте также

Ингушетию сажают на вертикаль

Огромные сроки, которые прокуратура запросила для узников «ингушского дела», — наказание за несговорчивость народа и его привычку кичиться свободой

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#ингушетия #ингушское дело #суды #уголовное дело #граница

важно

Госдума проголосовала в первом чтении за закон о QR-кодах

новая газета в соцсетях

Топ 6

1.
Колонка

К горлу подступает код Государство сжимает хватку на шее у общества, приближая введение обязательных QR-пропусков. Но общество само виновато: это плата за молчание при уничтожении других свобод в стране

views

245186

2.
Репортажи

Возвращение казанского хана Татарстан не готов признать Владимира Путина единственным президентом в России

views

241410

3.
Что думают в России

Основной закидон государства Россияне раздражены, что власти свою собственную Конституцию соблюдают «отчасти». Стремление ввести QR-коды это раздражение усиливает. Объясняет социолог Алексей Левинсон

views

230093

4.
Прямая речь

Антидот от тирании Речь главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на вручении Нобелевской премии мира. Полная версия

views

138638

5.
Расследования

«Вагнер» доигрался Наемникам запретили брать кредиты и посещать Европу: кто эти люди?

views

123828

6.
Новости

Мишустин уволил замглавы Росстата Павла Смелова. Он курировал перепись населения

views

93224

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera