Комментарий · Политика

«Социализм «made in Russia» я считал пустым и бессмысленным, как челюсть Брежнева»

40 лет назад в Польше было введено военное положение. Рассказывает участник событий

«Новая газета», редакция
views

31

«Новая газета», редакция
views

31

ОБ АВТОРЕ

Ян Рулевский — польский профсоюзный деятель и политик, один из лидеров движения «Солидарность». В 1980–1981 гг. — председатель забастовочного комитета и регионального профцентра в Быдгоще. Представлял радикальное крыло «Солидарности», ориентированное на конфронтацию с властями, участвовал в силовых конфликтах. При военном положении 1981–1983 гг. был интернирован, затем арестован, но освобожден по амнистии.

Ян Рулевский. Фото: wikipedia.org

До сего дня многие поляки, да и иностранцы тоже вспоминают драматическую ночь с 12 на 13 декабря 1981 года. Нигде в Европе, да, пожалуй, и в мире, не бывало, чтобы против всего общества двинулась армия, вооруженная вплоть до авиации и ракет, за ней милиция, за ними молчаливые, но всепроникающие, как ковид-19, агенты тайной полиции и военной разведки — общей численностью до 100 тысяч. Свой экзамен на военную эффективность сдавал генерал Ярузельский — премьер-министр, партийный первый секретарь и глава новообразованного Военного совета национального спасения. До того времени он даже в «Солидарности» считался либералом, в Европе — просвещенным коммунистом, а в Советском Союзе — одаренным политруком.

Театр событий был богаче театра войны. Панцирная броня, замолчавшие телефоны (даже партийные), комендантский час и милитаризация промышленности, даже производящей печенье. Закрытые границы и открытые лагеря интернирования. В Польше наступал апокалипсис.

Справка «Новой»

13 декабря 1981 года генерал армии Войцех Ярузельский — первый секретарь ЦК ПОРП (Польская объединенная рабочая партия), министр национальной обороны — информировал «гражданок и граждан» о введении военного положения в Польской Народной Республике.

Военное положение продлилось до 22 июля 1983 года и сопровождалось репрессиями, в ходе которых десятки людей погибли и до 10 тысяч человек подверглись лишению свободы. Силовое подавление оппозиции, прежде всего профсоюза «Солидарность», позволило временно стабилизировать режим ПОРП. Однако в конечном счете военное положение не решило стоящих перед страной проблем, не способствовало преодолению социально-политического и экономического кризиса и не предотвратило смены общественной системы в Польше на рубеже 1980–1990-х годов. Ключевую роль в предотвращении эскалации конфликта с обеих сторон сыграла католическая церковь.

Читайте также

Читайте также

Операция «W»

Как в Польше вводили военное положение, а СССР не решился повторить пражский сценарий

Многие до сих пор не поймут, как это могло случиться. Ведь еще в августе 1980 года в Гданьске и Щецине, в Катовице и Сувалках, в Легнице и за границей выстреливали шампанским в честь Августовских соглашений. Валенса и член Политбюро ПОРП Ягельский уверяли, будто «поладили, как поляк с поляком»… А потом летели свинцовые «пробки» в шахтеров и рабочих судоверфи. Запирали в лагерях и семидесятилетних профессоров, и женщин.

Это была польско-ярузельская война. Какие же резоны положили тогда конец мирным переменам?

Маркс склоняет к объяснению через конфликт базиса и надстройки. В переводе на польский это означает столкновение реформистской «Солидарности» с партийными консерваторами. «Солидарность» была радикальна: все хотели перемен. Вторая сторона была экстремистской: с самого начала шел блеф, дабы ничего не менять. Ярузельский был избавлен от риска неудачи, поскольку всегда мог рассчитывать на гарантии Варшавского договора. Ему суфлировал Брежнев — то гневно, то с презрительной насмешкой напоминал, что «партия и государство справятся с контрреволюцией». Прозрачный намек напоминал о примерах Чехословакии. Команда Ярузельского находилась «под интернациональным наблюдением».

Фото: Getty Images

Ярузельский был дисциплинированным солдатом и коммунистом. Приказы выполнял безупречно, как обучили в Москве. Декабрь 1981-го ему удался. На два года он получил в Польше оперативный простор. Хотя рассчитывал на большие объемы помощи от Советского Союза. Но сотни миллионов долларов урезались из этих миллиардов. Взять было неоткуда: американские «стингеры» в руках моджахедов крушили в Афганистане крупнейшую армию мира.

Военное положение укрепило консерваторов всего мира. Рейган, Тэтчер, даже растерянные коммунисты во Франции и Италии получили веские аргументы за рост оборонных бюджетов. Но прежде всего — в Европе рухнуло идеологическое преимущество левых. Даже китайский дипломат отвечал на мой вопрос по-польски, но с китайской осторожностью: социализм сталкивается с проблемами.

«Солидарность» преследовалась на улицах, в тюрьмах, в подполье — но завоевала огромную поддержку в мире. Необычайная роль выпала Иоанну Павлу II — быть нашей совестью. Помощь демократического мира помогла нам в выживании. Даже мы, одиннадцать ведущих активистов, обреченных, казалось, на длительное заключение после отказа от комфортной эмиграции (например, на семейную стипендию в Швейцарии), дожили до амнистии.

Социализм «made in Russia» я считал пустым и бессмысленным, как челюсть Брежнева, издававшая нечленораздельные звуки.

Он проиграл и экономическую, и политическую войну за внутреннюю эффективность, и экспорт революции вовне. Я убедился в этом, когда вел переговоры с правительством о плане экономической стабилизации по Ярузельскому. Среди обязательных пунктов было разведение рыб в прудах — сами по себе они там вымерли…

Но интересно, что Ярузельский верил в свои фиктивные «фронты национального согласия» и государственные «профсоюзы». Все это работало, пока у него было чем платить своим силовикам-янычарам. Кончилось — и они утратили всякую энергию. Помню, как, работая поднадзорным таксистом, трижды возил жену полковника за столовыми приборами премиум-класса. С каким отвращением она оставила их на сиденье в качестве платы за поездку.

И вскоре сбылось: штыками можно воевать, но нельзя на них сидеть. Сбылся и анекдот, чем Ярузельский отличается от Тэтчер: женщина правит как генерал, генерал — как женщина. После позорных и трусливых «реформ» военное положение увязло во мгле. Ярузельский в государственных СМИ даже скрывал горбачевскую перестройку. А еще в 1984 году

хитрый пресс-секретарь правительства Ежи Урбан отклонял вопросы иностранных журналистов о Валенсе и об арестованных активистах «Солидарности». Дескать, Валенса — один из миллионов незнакомых ему людей, а арестованных активистов нет, потому что «нет “Солидарности”».

Однако «Солидарность» была, и это признали спецслужбы — тем, что убили ее капеллана отца Ежи Попелушко. «Солидарность» жила, потому что были люди, чью душу убить нельзя.

Фото: Getty Images

Следующие годы доказали правоту нашей борьбы. Несомненная заслуга Ярузельского — ослабев, он не впал в воинствующую истерию. Отказался от запланированного каскада судебных процессов. Итогом стала амнистия, которая освободила из тюрьмы и меня.

Военное положение длилось долго. Не официальные 19 месяцев, а почти восемь лет. Польша и поляки теряли экономику, теряли людей в эмиграции, теряли социальную перспективу. Страна катилась на грань уже иной, горячей гражданской войны. Ярузельский прикрылся маневром круглого стола, избежав ответственности за содеянное.

К счастью, «Солидарность» отвергла путь мести, проявив иную волю. Созданы гражданское общество, демократическое государство, свободные СМИ. Но военное положение осталось исторической травмой не только поколения участников — всей многовековой национальной истории. И сегодня, после десятилетий терпеливого труда, общество не восполнило потерь прошлого и настоящего.

Сам же Ярузельский отвел себе роль рядового солдата. Так и гласит указатель к его месту на кладбище.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#польша #ссср #военное положение #солидарность #революция #юбилей

важно

Совет Думы снял с рассмотрения законопроект о QR-кодах на транспорте

важно

Голикова: с 1 января сертификаты переболевших COVID-19 будут выдавать по уровню антител

важно

Сын замглавы администрации президента Владимир Кириенко стал гендиректором VK

Топ 6

1.
Сюжеты

Палачи «Мемориала» Показываем лица тех, кто лично уничтожил десятки тысяч наших соотечественников. Теперь палачам ставят памятники, а тех, кто этим возмущен, пытаются ликвидировать

views

281659

2.
Колонка

К горлу подступает код Государство сжимает хватку на шее у общества, приближая введение обязательных QR-пропусков. Но общество само виновато: это плата за молчание при уничтожении других свобод в стране

views

239704

3.
Что думают в России

Основной закидон государства Россияне раздражены, что власти свою собственную Конституцию соблюдают «отчасти». Стремление ввести QR-коды это раздражение усиливает. Объясняет социолог Алексей Левинсон

views

228547

4.
Новости

«Показатели особенно тревожны»: в СК раскритиковали увеличение числа оправдательных приговоров

views

138029

5.
Прямая речь

Антидот от тирании Речь главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова на вручении Нобелевской премии мира. Полная версия

views

119056

6.
Колонка

Эпоха отстоя Почему Бастрыкин возбуждается, когда читает даже очевидную сатиру

views

106579

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera