click
Интервью · Экономика

«Это бюджет революции или войны. Или и того и другого»

Экономист и политик Андрей Нечаев — о том, что будет с госфинансами в ближайшие три года

прямо сейчас
views

1

прямо сейчас
views

1

Правительственный проект бюджета на 2022 год и на ближайшие три года вызвал, судя по откликам из различных источников, далеко неоднозначный резонанс. О «подводных камнях» явной асимметричности распределения финансовых средств в документе, представленном парламенту, прошедшем в нем три чтения и одобренном 1 декабря с.г. Советом Федерации, рассказал доктор экономических наук, профессор, министр экономики РФ в правительстве Е. Гайдара в 1992–1993 гг., председатель партии «Гражданская инициатива» Андрей Нечаев.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Скачкообразность как качество?

— Приоритеты в правительственной редакции бюджета были указаны четко. На ваш взгляд, какие направления и сектора оказываются в нем незаслуженно «за бортом»?


— Сразу скажу, моя образная оценка данного проекта бюджета — это запланированные похороны социальной сферы с парадом Росгвардии.

К сожалению, в числе пострадавших от явного недофинансирования оказываются ее основные сектора. В целом в сравнении с 2021 годом снижение расходов на социально важные статьи составляет 640 млрд рублей. Включая 152 млрд рублей сокращения пенсионного обеспечения. В то же время расходы на военных пенсионеров не уменьшаются, а, наоборот, возрастают на целых 427 млрд рублей. Далее, урезаются — и это вызывает уже полное непонимание в ситуации, когда пандемия бьет рекорды и по числу заболевших, и по смертности, — ассигнования на здравоохранение.

По мнению действующего правительства, в России, видимо, все в порядке с экономическим ростом, поэтому направление «Поддержка экономики» получает в минус 152 млрд рублей на будущий год. Объективности ради не могу не отметить рост выделяемых средств на образование и экологию.

— Известный принцип «где пусто, а где густо» выявляет каких-то счастливчиков в столь наглядном распределении средств?

— Расходы на силовиков симптоматичны в этом плане. И в данном случае приходится констатировать рост просто скачкообразный. Здесь важно сделать уточнение: речь идет не об обороне как таковой, а о людях в погонах, принадлежащих, как мы знаем, к разным ведомствам — к так называемым правоохранителям. Так вот увеличение обеспечения правоохранительных органов составляет 18%, а общая сумма на соответствующие статьи приближается к 2,8 трлн рублей.

Любопытно, что в 2020 году, когда обсуждался аналогичный проект бюджета на 2021–2023 годы, предполагалось траты на силовиков заморозить. Но, судя по всему, политические причины — падение рейтингов действующей власти, разного рода манипуляции на прошедших думских выборах, всевозможные нагнетаемые страхи перед «болотными площадями», «оранжевой опасностью» и т.д. — обуславливают подобные цифры финансирования силового блока.

Очевидно, что и в бюджетной политике взят однозначный курс на «завинчивание гаек», — иначе объяснить такие диспропорции невозможно.

Андрей Нечаев. Фото из личного архива

Госдолг ФНБ красен

— С чем связаны дальнейшие (и совсем не маленькие) вливания в Фонд национального благосостояния — с сегодняшнего показателя в 13,9 трлн рублей до 23, 3 трлн к 2024 году? Неужели в принципе небезопасно для национальной экономики до бесконечности накачивать так называемую кубышку?

— Могу разделить ваше удивление, но важно видеть фон, на котором принимаются такие решения. Бюджетный профицит к концу текущего года оценивается в 2,1 трлн рублей. Следующие варианты бюджета на ближайшие два года рассчитаны также с профицитом, который пойдет в Фонд национального благосостояния. При этом правительство, имея по текущему курсу 191 млрд долларов в ФНБ, продолжает активно наращивать государственные заимствования. И их рост, если брать данные за прошлый год, также имеет скачкообразный характер. Программа госзаимствований была «успешно перевыполнена» в два раза. Тут есть два подводных камня.

Первый — это то, что внешний рынок из-за санкций практически закрылся. И поэтому операции заимствований пошли на внутреннем рынке. Замечу, в течение всего 2021 года госдолг только неуклонно увеличивался, и прогнозируется, что к концу декабря с.г. он составит 22,1 трлн рублей (без учета обязательств регионов). Эта цифра в соотношении с ВВП, в общем-то, неплохая в сопоставлении с аналогичным показателем многих других стран, но из-за того, что заимствования приходятся почти исключительно на внутренний рынок, налицо тенденция к росту их стоимости. В конце октября и в первую и вторую декады ноября с.г. падение цен на ценные бумаги на фондовых рынках было резким, и некоторые выпуски ОФЗ с большой дюрацией дают сейчас доходность в 8,5% годовых. Это были еще недавно просто немыслимые показатели. Соответственно, будут расти расходы на обслуживание долга. Если в текущем бюджете, принятом в 2020 году (он также был сверстан с расчетом трехлетки), предполагалось, что на 2022 год расходы по обслуживанию госдолга составят 1,37 трлн рублей, то в проекте, который в настоящее время рассматривается, речь идет о 1,44 трлн рублей. В бюджетном проекте на 2023 год первоначально было 1,6 трлн, сейчас — уже 1,75 трлн рублей. Дальше — больше, в 2024 году Министерство финансов прогнозирует цифру в 1,9 трлн рублей.

Нетрудно просчитать, что если весь федеральный бюджет «весит» порядка 25 трлн рублей, то только на обслуживание долга у нас уже уходит почти 6%. Разумеется, страдают другие статьи бюджета.

Читайте также

Читайте также

Ни пенсий, ни здоровья

Два главных разочарования нового федерального бюджета

И есть второй момент, также негативный с точки зрения инвестиционного климата стратегии: когда в роли заемщика начинает выступать такой игрок, как государство (в лице того же Минфина), то частным и даже госкомпаниям приходится потесниться. Они вынуждены или платить повышенные проценты, или вообще отказываться от размещения своих ценных бумаг. За последние год-полтора можно буквально по пальцам перечислить новые IPO, которые успешно прошли. Иначе говоря, фондовый рынок перестает по сути быть тем, чем он оставался до последнего времени, — источником длинных, инвестиционных денег. Это деструктивно влияет на экономический рост.

Добавьте к этому резкое повышение ключевой ставки Центробанком и анонсированный его главой Эльвирой Набиуллиной рост этой ставки еще на один процентный пункт (до 8,5%) к концу года.

Совокупность всех перечисленных факторов приводит к тому, что экономический рост, наметившийся в начале года, начал практически затухать.

Скоростные трассы ведут в… инфраструктурный тупик

— Известная формула «лучше меньше, да лучше», может быть, действительно иногда применима к оптимизации государственных трат? Наверняка вы знакомы с мнением, оправдывающим подобные сокращения, — они-де даже необходимы, ввиду того что прежние крупные ассигнования на те или иные цели осваивались нерационально, проваливались, как в черную дыру.

— Так в том все и дело, что об оптимизации и речи не идет: если у вас неэффективные бюджетные расходы, то это вопрос к тем, кто их осуществляет, и к тем, кто их ранее планирует. Если из Фонда национального благосостояния тратится — и немало — на проекты, вызывающие, мягко говоря, вопросы с точки зрения их эффективности и вообще смысла, то все разговоры о каком-то экономном, рациональном управлении государственными деньгами просто смешны.

Так сейчас, например, всерьез рассматривается строительство скоростной дороги Москва — Грозный, по которой непонятно кто будет массово ездить. А разговор идет — на минутку — о суммах, исчисляемых сотнями миллиардов рублей налогоплательщиков.

Отчасти схожий проект — скоростная дорога Москва — Казань, который уже почти в стадии реализации. Вопрос не в том, располагает ли Российская Федерация в достаточном количестве скоростными дорогами или нет, а в том, что у нас хронически не решаются более острые инфраструктурные проблемы. У нас абсолютно не развита межрегиональная транспортная сеть, — попробуйте проехать из Перми в Екатеринбург (я как-то на себе невольно провел этот «эксперимент»). В начале и в конце — недалеко от краевых центров — все было неплохо, но начиная с середины пути с дорогой начало твориться что-то печальное. Или возьмите авиационные перевозки: большинство городов, в том числе в Сибири, все транзитом используют для связи между собой почему-то Москву, хотя во многих из них есть свои аэропорты, нуждающиеся, конечно, в реконструкции, а прямых рейсов между ними нет, то есть из Тюмени в Иркутск вы летите через Москву. Отдельная проблема — малые и средние авиалайнеры для таких перелетов. Пока разрекламированный «Сухой Суперджет» проблему не решил.

И конечно, соблюдение целевого использования средств, которые направляются на инфраструктурные проекты, требует особого контроля.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Высокая цена прилета «черного жирного лебедя»

— Андрей Алексеевич, как в экспертном сообществе — не только среди ученых-экономистов, но и среди ваших коллег, кто непосредственно был причастен к принятию решений в прежних составах правительства, — воспринимают подобную логику бюджетного строительства? Она, собственно, считывается «со стороны»?

— Теоретически эту логику можно себе представить. Объяснение, которое мы часто слышим, сводится к тому, что вот сейчас мы эти «лишние» нефтяные деньги долгосрочно распланируем, примем обязательства, а потом они просто иссякнут — в силу того, что внешняя экономическая конъюнктура ухудшится. А обязательства останутся. Их неисполнение несет большие политические риски.

Но можно тратить деньги на конкретные проекты с понятным объемом финансирования. Они с большей или меньшей эффективностью внесут свой вклад в экономический рост.

Другое направление — социальная поддержка. Что я, например, предлагал неоднократно (и у меня здесь немало единомышленников в экспертной среде).

Это — прямая финансовая помощь наиболее пострадавшим гражданам и секторам бизнеса во время пандемии. Так делал весь цивилизованный мир, и нам не надо изобретать колесо.

Не какие-то отсрочки по налогам, платежам или кредитам, которые все равно рано или поздно придется платить (а бизнес стоит), а напрямую направлять деньги особо нуждающимся. Причем не раздавать так, как это было сделано в сентябре 2021 года, — единоразово под выборы. Ведь что тогда получилось? В течение двух недель выкинули на рынок 700 млрд рублей, чем в значительной степени подстегнули инфляцию. Понятно, что тут же подавляющая часть этих денег пошла в оборот.

Не сегодня замечено, что «шальные деньги» сразу несут на рынок. Инфляционный эффект был бы существенно меньше, если бы они не «выкидывались» одномоментно, а перечислялись системно, долговременно, охватывая куда большее число граждан. Отдельный вопрос —

почему пенсионерам дали по десятке, а правоохранителям — по 15 тысяч, хотя они к категории пострадавших и особо нуждающихся явно не относятся?

Читайте также

Читайте также

«Россия — не велосипед, а квадроцикл: может застрять, но не упадет»

Владислав Иноземцев — об «эффективном менеджменте» страны и власти силовиков

Я напомню дополнительно, что по действующему законодательству в случае, если Фонд национального благосостояния превышает 7% ВВП (а он давно превысил эту отметку), то объем превышения можно и нужно тратить. Тем не менее ничего подобного не происходит. В ФНБ продолжают поступать и там оседать серьезные деньги.

— Ну, видимо, посчитали, что правоохранители в этот напряженный период и есть наиболее пострадавшая от ковида часть общества.

— Видимо, так… Вот только медицинская статистика за минувшие полтора года этот вывод не подтверждает. По факту же видно: власть убеждена, что ей намного лучше дружить с правоохранителями, чем с пенсионерами, поскольку их голоса — вместе с голосами работников того же малого бизнеса — можно без забот «подкорретировать» с помощью российской версии электронного голосования.

В помощи в ходе пандемии все же лучше ориентироваться, например, на практику Германии. Там на каждое предприятие малого бизнеса, который в пандемию был однозначно отнесен к категории пострадавшего сектора, было выделено по 20 тысяч евро. А в США каждая семья получала по 1200 долларов в месяц. Причем на протяжении нескольких месяцев. У нас же — вы знаете — обратили внимание только на семьи с детьми, которых порадовали несколькими тысячами рублей. Несопоставимые масштабы помощи в нештатной ситуации.

Почему такое происходит — при том, подчеркиваю, что пресловутая «кубышка» продолжала разбухать последние годы, включая и часть периода пандемии?

Если прибегнуть к аллегории, то, похоже, власти ждут прилета на российскую землю какого-то очень жирного и крылатого «черного лебедя».

Как он может выглядеть, можно только гадать из прошлого исторического опыта. Например, обрушение мировой цены на нефть до 10–12 долларов за баррель (уровень цены, когда я работал в правительстве). Однако общий тренд цены нефти пока идет явно в другую сторону.

Теоретически к нам может «прилететь» и новое ужесточение санкций а-ля Иран, когда для этой страны были применены такие меры, как эмбарго на поставки нефти, замораживание зарубежных активов, отключение платежной системы «Свифт». Конечно, для российской сырьевой экономики последствия будут отнюдь не шуточными.

Читайте также

Читайте также

Когда у науки лицо Михаила Ковальчука

Битвы ваксеров с антиваксерами при телевизоре

У нас отношение к санкциям культивируется официальной пропагандой едва ли не таким образом, что они возникают сами собой, как с неба сваливаются, в качестве наказания за то, что «Россия встает с колен». Они якобы никак не коррелируют с той внешней политикой, которую проводит Россия. А может, иногда не мешает задуматься — а не стоит ли все время провоцировать Запад на санкции своей агрессивной внешней политикой, в том числе по отношению к соседям?

Если резюмировать, то в настоящее время главный финансовый документ страны по всем параметрам и классификационным признакам — это бюджет то ли войны, то ли революции или и того и другого одновременно. Во всяком случае, сейчас его нельзя объективно назвать ни социально ориентированным, ни бюджетом развития.

Беседу вел Алексей Голяков специально для «Новой»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

#бюджет #расходы #здравоохранение #война #силовики

важно

2 часа назад

Борис Добродеев ушел с поста гендиректора VK. Новым главой может стать сын Кириенко

важно

19 часов назад

ЕС, США, Британия и Канада ввели санкции против Беларуси из-за миграционного кризиса

Топ 6

1.
Репортажи

Летчик-истребитель Командир летного звена 790-го авиаполка по недосмотру техников сбил самолет однополчан. Теперь Родина требует от него миллиард рублей и грозит посадить на 7 лет

views

424427

2.
Репортажи

«Вы знаете, какая вас ждет ответственность?» Судья и прокуроры подвергли обструкции предпринимателя Геннадия Тимченко, осмелившегося выступить в суде поручителем за одного из братьев Магомедовых

views

166301

3.
Комментарий

Моргенштерн уехал, чтобы остаться Он влез в подсознание российской власти, этого ему не простили

views

158353

4.
Колонка

Ни пенсий, ни здоровья Два главных разочарования нового федерального бюджета

views

135743

5.
Сюжеты

«Я заявил: с немецкими танками дрался весь полк!» Почему стране настойчиво предлагают чтить память 28 панфиловцев, «не замечая» подвиг их однополчан. К 80-летию битвы за Москву

views

100842

6.
Репортажи

«Они боятся только народного бунта» Под Великим Устюгом начинается «второй Шиес». Там хотят построить огромную свалку. До этого государство давно не вспоминало о жителях здешних мест

views

96936

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Спасибо!

close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera