Колонка · Общество

Дистант на оба ваши Зума

Как преподавателям адаптироваться к «новым 90-м», которые наступили на рынке образования

прямо сейчасСергей Голубицкий, журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz
views

0

прямо сейчасСергей Голубицкий, журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz
views

0

Фото: РИА Новости

Сегодня хотелось бы обсудить с читателями передрягу, в которую мозги нации угодили по вине ковидной эпидемии. Речь пойдет о массовом обучении онлайн, по-народному дистанте.

Дабы не создавать ложной интриги, сходу обозначу ключевую мысль: передряга возникла не из-за принудительных обстоятельств, а из-за легкомысленного отношения к незнакомому формату. Преподаватели отнеслись к дистанту как к новой форме под былое содержание. Лихо заломив интеллигентскую кипу, старая гвардия высокомерно ринулась в бой и… жестко обломалась!

Оказалось, что многолетние наработки здесь не работают, а аудитория не то, что не слушает, но полностью выходит из-под контроля.

Прозрение наступило быстро. Уже через три месяца дистанта и героической борьбы с Зумом со всех сторон понеслись бунтарские стоны: «Что за фуфел вы нам подсовываете? Это что за дикий такой формат знаний? Мало нам поколения неучей, теперь и вовсе неандертальцев придется плодить».

Спешу успокоить старую гвардию: неандертальцев плодить не придется. Потому что лично у вас новое поколение обучаться не станет. За полной вашей профнепригодностью.

Каверза ситуации в том, что уже как десятилетие в мире онлайн существует море образовательных платформ, к которым давно присоединились мировые центры знаний. Эти платформы позволяют любому желающему пройти обучение по программам не просто лучших университетов и школ, но технически и методологически соответствующих новым реалиям. То есть тому самому дистанту, который доставляет столь много душевных и нравственных страданий преподавательскому десанту, принудительно сегодня высаженному туда, где ему не место.

Единственное препятствие на пути к высококачественному дистанционному обучению для молодого поколения нашей страны — невладение английским языком.

Но поверьте: соблазн получить первоклассное знание в комфортных современных условиях столь велик, что самые пассионарные и упорные справятся и с английским безо всяких «мгимо-финишд».

Такова фабула моей сегодняшней реплики.

Далее я постараюсь тезисно разобрать ключевые проблемы, которые создает дистант, и в первом приближении обозначить пути их решения.

Начну с перечисления сложностей, возникающих при дистанционном обучении. Затем назову причины, по которым преподаватели из риаллайфа не справляются с дистантом. Мы кратко пройдемся по специфике аудитории, трудности которой в дистанте возникают не потому, что им неуютно онлайн, а потому, что засланные из риаллайфа казачки-преподаватели смотрятся в этом онлайн неуместно и комично.

В конце колонки предложу паллиативное решение для выхода из затруднений с дистантом, с полным, впрочем, пониманием его ограниченности.

Предвижу недоумение читателей, коих мои нарочито грубые формулировки ущемили в профессиональных амбициях: «Ты-то сам откуда такой умный взялся, чтобы нас тут поучать?!». Поэтому рапортую: зарабатываю на хлеб исключительно онлайн с 1998 года.

До 2014 года учебные программы созданной мной школы дистанционного обучения существовали в традиционном и старомодном формате: текстовые лекционные материалы + проверочные работы, разбор ошибок, ответы на вопросы и факультативная информация по электронной почте. Затем мы полностью перешли на аудиовизуальные формы общения.

Уже семь лет все учебные программы трех наших образовательных онлайн-проектов для разных контингентов учащихся (от Школы журналистики до обучения работе в децентрализованных финансах) реализованы в форматах видеолекций, онлайн-консультаций, вебинаров и едва ли не круглосуточного взаимодействия со студентами в формате онлайн-клуба — на каналах Telegram и на собственном сервере Discord.

На площадку Zoom мы перешли в 2015 году, перепробовав 47 (!) альтернативных систем для проведения вебинаров. Zoom уже шесть лет назад выигрывал у конкурентов по всем статьям, поэтому нам было приятно осознавать, что в 2020 году наш выбор подтвердился как международный стандарт.

Иными словами, к пандемии, которая форсировала массовую миграцию образовательных процессов онлайн, мы подошли с более чем 20-летним опытом преподавания в интернете, и органичной интеграцией в современные технические формы дистанта.

Понимаю, что у нас была фора, однако именно по этой причине и хочу поделиться с читателями своими оценками, выводами и наработками.

Начнем со сложностей дистанта.

Это не столько новый формат привычного процесса преподавания, сколько совершенно новое его качество. При отсутствии прямого физического контакта с учащимся на преподавателя с первой минуты обрушивается лавина незнакомых и непривычных обстоятельств.

Отсутствие внимания аудитории.

Не временное отсутствие, которое можно купировать цыканьем, порицанием или упреком, а перманентное. У преподавателя практически нет возможности контролировать аудиторию, особенно при отключенных видеокамерах. Отключение камер по неопытности культивируется чуть ли не как атрибут ложно понятого сетевого этикета. Приватность, конечно, сохраняется, но контроль утрачивается полностью. Преподаватель даже не знает без видеоряда, находится студент у компьютера или отчалил перекусить к холодильнику.

Домашняя обстановка мешает концентрации.

Большинство людей, которые не фрилансеры, физиологически не способны воспринимать свой дом как место, годное для работы и обучения.

Этот стереотип неодолим и его приходится воспринимать как данность, изыскивая новые формы контроля за вниманием аудитории. Студенты, находясь дома, постоянно на все отвлекаются — от кошки до бабушки, от нового поста в Тик-Токе до крика «иди обедать!».

Фото: РИА Новости

Технические сложности.

Проблемы с настройкой вебинарной площадки (подключение и регулировка чувствительности микрофона, тестирование звука, коррекция видеоряда и изменение параметров видеокамеры), а также с освоением ее разнообразного функционала (презентации и демонстрация экрана, опросы, голосования, отчеты, групповое обсуждение, приватный чат и т.п.), как правило, возникают не у студентов, а у преподавателей, портированных из риаллайфа.

Здесь мы плавно переходим ко второй теме — причинам, по которым преподаватели не справляются с дистантом.

На первый взгляд, может показаться, что именно техническая специфика создает максимум сложностей, которые в случае с преподавателями-гуманитариями достигают космических масштабов. Неумение понять работу с компьютером за гранью файлового проводника, веб-браузера и Скайпа — это полбеды. У преподов, десантированных из риаллайфа, напрочь отсутствует этика в работе онлайн и с техникой в принципе.

Появляется на виртуальной площадке лектор, подключает свою убогую хрипяще-шипящую гарнитуру, 0,5-мегапиксельную веб-камеру и начинает что-то бурчать себе под нос. Аудитория мучается, просит в корректно обтекаемой форме использовать нормальную технику, потому что такой низкосортный гундёж воспринимать себе дороже… Но Учитель лишь снисходительно фыркает: Вот еще! Буду я умалять высокий полет своих мыслей низменными этими вашими железяками.

Высокомерие гуманитариев по отношению к компьютерным технологиям — всё тот же наш старый и недобрый знакомый — ресентимент, камуфлирующий органическую неспособность освоить компьютер изнутри, понять логику его работы, выходящую за набор бессмысленных мантр про «матрицу», «память» и «вирусы».

Нужно быть справедливым и учитывать обстоятельства: COVID-19 вытолкнул в дистанционку преподавателей из традиционных вузов и школ грубо и беспардонно.

По сути, людей поставили перед фактом: хочешь сохранить работу — осваивай новую профессию! При этом 90% людей не подготовлены к работе в виртуальных цифровых средах. Они этого не умеют делать, не знают, как делать, к тому же и не хотят.

Преподаватели из риаллайфа считают себя несправедливо обиженными. И обида эта во многом оправдана. Государство спустило резолюцию об обязательности дистанта, однако забыло сделать главное — помочь освоить этот самый дистант людям, которые неделей раньше слова такого не ведали. Государство, впрочем, тоже можно понять: оно само ничего в дистанте не понимает.

Вернемся к сложностям дистанционного обучения, которые, на мой взгляд, гораздо шире технологических аспектов.

Как можно бороться с отсутствием концентрации внимания аудитории и неприменимостью привычных техник контроля? В риаллайфе у опытного преподавателя трудностей с удержанием внимания не возникало: помимо техники прямого воздействия («Иванов, ты что там интересного под столом разглядываешь?!»), существует широкий спектр риторических приемов, в том числе и невербальных. Выразительный взгляд, улыбка или строгая театральная пауза, жестикуляция, перемещение в пространстве аудитории и пр.

Единственная возможность удерживать концентрацию внимания онлайн — это подавать учебный материал в таком виде, который а) не позволяет аудитории отвлекаться из-за высокой интенсивности информационного потока, б) приглашает к интерактиву, двусторонней коммуникации и захватывает аудиторию до такой степени, что желания отвлекаться само по себе отпадает.

Прямым следствием повышения информационной насыщенности учебного материала становится контент, который содержит как минимум втрое больше новых сведений для аудитории, чем на живой лекции. Преподаватели жалуются, что онлайн они вынуждены за 15 минут излагать столько информации, сколько укладывается в полный академический час в риаллайфе, а то и в два часа.

Гиперконцентрация информации в дистанте естественным образом ведет к повышенной нагрузке: подготовка к лекции в Zoom занимает у преподавателя несопоставимо больше времени, чем он привык. Результат: стресс и эмоциональное истощение.

Сюда же необходимо добавить чисто организационные сложности дистанционного обучения. Мало того, что студенты постоянно отвлекаются, у них могут возникать неполадки с программами и компьютерным оборудованием. Windows — штука коварная, в ней в любой момент времени может что-то отвалиться/отключиться.

Преподаватель не должен, да и не может (в том числе потому, что зачастую сам не умеет) заниматься этими вопросами. Перед ним стоит и без того непростая задача создания интересного, методически грамотного и информационно насыщенного контента. Значит, в виртуальной аудитории должен постоянно присутствовать специально назначенный сотрудник-модератор, который устраняет в реальном времени спонтанно возникающие технические проблемы.

Трагизм дистанта для преподавателей из риаллайфа достигает кульминации после добавления в картинку сюжета с конкуренцией. Речь даже не о тех европейских и американских университетах, которые выложили в открытый доступ практически весь свой куррикулум. По крайней мере там, как мы говорили выше, есть хоть какое-то противоядие в виде языкового барьера.

Речь о своих, родных, дистант-преподавателях, которые освоили это пространство задолго до ковидной принудиловки. Если вы заглянете в Рунет целенаправленно в поисках учебных программ, то увидите, что как минимум половина сетевого образовательного контента представлена именно онлайн-школами, онлайн-курсами, вебинарами и прочими марафонами самых разнообразных и невообразимых дисциплин.

Это раньше, в советской жизни включил в 11 утра радио «Маяк» и насладился в унисон со всей страной производственной гимнастикой. Сегодня на такой мякине потребителя не проведешь. Никому не нужна просто физкультура, всем подавай прыжки на батутах под водой, йогу в гамаках, пилатес на реформерах и зоофитнес.

Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Помните старый анекдот про «вам шашечки или ехать»? Девиз современного человека: «Мне ехать с шашечками, кондиционером и непременно с подушками безопасности для пассажиров на заднем сиденье. Желательно, чтобы водитель был вежливым чемпионом «Формулы-1».

Онлайн сегодня преподают все, кому не лень. У многих (может быть, даже у большинства) явно не хватает знаний, однако это компенсируется харизмой и безупречным владением технологиями. Профессиональные качества завсегдатаев дистанта, возможно, и не дотягивают на уровне теории до показателей вузов риаллайфа, однако их умение технологически красиво упаковывать свои инфопродукты почти не оставляют новому десанту из риаллафа шансов на доминирование.

Короче говоря,

конкуренция в дистанте очень высокая, а советский человек не приучен конкурировать всей своей вековой историей.

Нынешний дистант сильно напоминает шоковую терапию 90-х, только перенесенную в цифровое пространство.

Знаете, что явилось тогда самым страшным испытанием для населения советской империи? Вынужденная необходимость конкурировать, к тому же — в неравных условиях на старте. Люди, которые всю жизнь привыкли жить по мере своих способностей и возможностей, и никто ограниченностью этих возможностей и способностей их не попрекал, в одночасье были вынуждены состязаться друг с другом, толкаться, работать локтями, предлагать собственный продукт или услугу, которая была бы лучше, чем у других. Подавляющее большинство населения этого делать не умело, не хотело и было обречено на страдания.

Сегодня наступили новые 90-е. Единственное утешение: сфера выживания на сей раз ограничена цифровым пространством, поэтому страдать придется не всей стране, а только мозгам нации. Особенно тяжко придется дорогому моему сердцу гуманитарному брату, технологический обскурантизм которого лишает надежды на конкурентоспособность.

Не обойдем вниманием и аудиторию дистанта, специфика которой предопределяет неравное распределение нагрузки между преподавателями и студентами в системе онлайн-образования.

Подавляющая часть современной аудитории дистанта представлена монстрами, известными бумерам и еще более древним субъектам истории как «зумеры» или «поколение Z».

Казалось бы, какая разница между аудиторией в зале университета, заполненной представителями поколения Z, и виртуальной площадкой Zoom, заполненной теми же людьми? Представьте себе — разница колоссальная.

Не секрет, что зумеры не признают авторитетов. Им все равно — профессор ты, академик, слесарь, гей или наркоман. Их не волнуют титулы, поэтому они оспаривают любое ошибочное в их понимании мнение и суждение до последнего. Точнее, до момента, пока не теряют интереса к теме и со словами «ОК, бумер» уходят восвояси, оставив преподавателя один на один со своими проблемами.

Добавьте к этому невыносимую манеру поколения Z всем тыкать и постоянно материться, и вы поймете титанизм усилий, который требуется от преподавателя для обретения контроля над этими троллями онлайн.

Так вот, в риаллайфе видимость контроля худо-бедно можно поддерживать с помощью инструментов живого контакта. Можно изобразить ярость и выпучить глаза. Можно мрачно процедить сквозь скрежет зубовный что-то про продолжение разговора на экзамене.

Ничего этого в дистанте симулировать не получится. В ситуации, когда нет физического контакта, авторитет можно поддерживать исключительно по факту выложенного на интеллектуальный прилавок продукта.

Зумеры всё воспринимают по результату. Какие бы ни были у тебя регалии, если твой продукт не интересен, если ты не умеешь представить свою тему ярко и выразительно, если ты шелестишь губами в китайский микрофон за 250 рублей и веб-камеру с разрешением 240x320, а у тебя за спиной туда-сюда мечется жена в бигудях, тебя не будут слушать. Ты окажешься в игноре, из которого выбраться сложно.

Под конец реплики я припас своеобразную палочку-выручалочку, которая дает шанс на удачу в дистанте тем преподавателям, которые лишены пассионарности и технической одаренности. Палочка называется эксклюзивные информационные ниши. Речь о сферах знаний, которые находятся на самом передовом крае не только технологий, но и трендов популярности.

Эксклюзивных информационных ниш не так уж и много, однако при внимательном рассмотрении они обнаруживаются практически во всех сферах деятельности.

Если преподаватель не может взять технологическим совершенством своего учебного курса, если он не силен в риторике, лишенной невербальных приемов, у него есть последний шанс выйти победителем из этой гонки за выживание. Найти, может быть даже в собственной специализации, такие сюжеты, знания и умения, которые максимально соответствуют конъюнктуре момента и пользуются повышенным, пусть даже и маргинальным, спросом.

«Горячая тема» временно прикроет технологические изъяны и единственное, что потребуется от преподавателя, это наступить на горло гордыне, найти и детально изучить то, что интересует сейчас других, а не заниматься только тем, что приятно и интересно ему самому. Придется, однако, подсуетиться, чтобы оказаться в числе первых. Конкуренция-с.

Читайте также

Читайте также

Хоть ковид на голове теши

Заболеваемость среди детей растет, но родителей беспокоит не это, а дистант, каникулы и тестирование

Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

В качестве эпилога хочется расстроить тех, кто думает, что дистант — это временное явление, напрямую связанное с пандемией. Уйдет, мол, ковид, и все образуется, вернется на круги своя.

Полноте, батенька. Не вернется. Знакомьтесь: дистант — это новая универсальная форма образования, которая намеревается не просто сосуществовать с традиционными методиками и практиками, а выбросить на свалку истории большую их часть.

Страшно сказать, но с высокой вероятностью уже через 5–7 лет вузы и университеты в виде пафосных зданий с аудиториями, колоннадами и залами для проведения партийных собраний будут утилизированы под музеи. Все лучшие учебные курсы будут доступны целиком и полностью онлайн. Большинство — бесплатно.

Английский язык окончательно утвердится как неотъемлемое умение для всякого человека, устремленного в будущее в поиске интересной и хорошо оплачиваемой работы, а не пособия для выживания от государства.

Кстати, о государстве, которое, похоже, целенаправленно пытается лишить образование в РФ языковой интеграции в мировые тренды. Незнание English автоматически отрезает страну от 90% всемирного информационного потока, и при таком раскладе единственным светом в конце технологического и цивилизационного туннеля становится лампадка, запаленная идеями чучхе, адаптированными к национальному колориту.

Самое печальное, что даже лампадка не спасет: мало-мальски одаренные мальчики и девочки будут все равно учиться не в пафосных вузах, а в лучших цифровых школах планеты. И там же — онлайн — будут трудоустраиваться. Не потому, что мальчики и девочки лишены патриотизма, а потому что никакого достойного трудоустройства после пятилетнего обучения традиционные вузы предоставить как не могут сегодня, так не смогут и в будущем.

Посему лучшая рекомендация, какую только можно придумать для государства — это, по завещанию собственного классика, — возглавить новую революцию в мировом масштабе.

Благо, для этого в РФ есть все предпосылки: от неисчерпаемого интеллектуального потенциала нации до удивительно талантливого и яркого поколения Z, для которого жизнь онлайн давно является предпочитаемой и естественной средой обитания.

Автор выражает признательность кандидату педагогических наук Анастасии Юрьевне Бондаренко, которая не только подковала автора в плане правильного использования умной терминологии, но и завалила методическими идеями, ценной фактографией, эвристикой и набором метафор, связанных с адекватным пониманием феномена онлайн-обучения.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#дистанционное обучение #интернет #учителя #преподаватели

Топ 6

1.
Репортажи

Россию не застали дома Журналист походил по квартирам, чтобы убедиться: вопреки уверениям Росстата слухи о нежелании россиян переписываться вполне достоверны

views

164238

2.
Сюжеты

Пациент ни жив ни мертв Что такое постковидный синдром и как живут с ним переболевшие коронавирусом люди в России

views

147093

3.
Сюжеты

Прокурор: «Ой, да преступления не было и нет» Федеральный судья рассказал «Новой» о том, как его вынуждали посадить невиновного и скрыть подлог следствия

views

137511

4.
Сюжеты

Теперь все против Гены Кремль не простил КПРФ браваду и вольнодумство на выборах: коммунистов начали преследовать по всей России

views

123546

5.
Сюжеты

Кто стучится в дверь ко мне ФСБ начала преследовать саратовских почтальонов: чекистам не нравится, что те требуют для себя хоть каких-то прав

views

91375

6.
Новости

Что произошло за ночь 18 ноября. Коротко

views

77927

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera