Репортажи · Политика

Охота на прокурора

Как молдавский политический джокер Александр Стояногло сумел настроить против себя оба крыла республиканской элиты

В Молдове отстранен от должности и отправлен под домашний арест генеральный прокурор страны Александр Стояногло. Против него возбуждено сразу пять уголовных дел, объединенных в одно производство. Президент Молдовы Майя Санду направила в Высший совет прокуроров (ВСП) обращение с просьбой начать процедуру оценки деятельности Александра Стояногло в должности генерального прокурора. 

Накануне рассмотрения президентского обращения специальные корреспонденты «Новой» Ирек Муртазин и Арден Аркман отправились в Кишинев разобраться, как Александр Стояногло, назначенный на должность генпрокурора страны 29 ноября 2019 года, сумел настроить против себя как пророссийскую политическую элиту страны, так и сторонников евроинтеграции в высших эшелонах власти Молдовы.

Генеральная прокуратора Молдовы. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Выборы президента Молдовы осенью прошлого года и досрочные выборы депутатов парламента, прошедшие 11 июля 2021-го, в очередной раз продемонстрировали, что страна расколота. Сторонники сближения с Россией и те, кто выбрал путь евроинтеграции, бьются друг с другом в публичном поле и в закулисье — посредством интриг. Ни у одной политической силы в Молдове нет абсолютного большинства, так что в информационном поле страны сосуществуют телекомпании и издания, придерживающиеся самых разных, порой диаметрально противоположных точек зрения на текущие события. Однако отстранение от должности и арест генпрокурора молдавская пресса восприняла на редкость единодушно. Разброс мнений оказался не очень широким. От «давно пора» — до сдержанной безоценочной констатации цепочки событий: освобождение из тюрьмы одиозного бизнесмена Вячеслава Платона — обвинение Стояногло в получении от него взятки — отстранение генпрокурора от должности, арест, суд…

Стояногло практически никто не поддержал, не попытался разобраться, где в предъявленных ему обвинениях правда, а где сведение счетов за его работу на посту генпрокурора без оглядки на политические расклады. Шутка ли сказать: Стояногло договорился до открытых обвинений молдавских политических тяжеловесов (из обоих враждующих лагерей) в возможной причастности к двум самым громким уголовным делам последнего десятилетия — хищении из бюджета страны миллиарда долларов и участии в выводе 22 миллиардов долларов из России.

Плахотнюк

Слово «ландромат» — прачечная для денег — весь мир узнал в 2014 году из расследований и публикаций «Новой газеты» и Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (англ. Organised Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP). В них мы раскрыли схему перекачивания денег из России в другие страны. Ключевыми элементами данной схемы оказались молдавский Moldindconbank и латвийский Trasta Komercbanka, через которые 18 российских банков вывели из страны порядка 22 млрд долларов.

Читайте также

Читайте также

«Ландромат»

Кто и как вывел из России почти 20 млрд долларов. Совместный проект «Новой газеты» и международной организации журналистов-расследователей (OCCRP)

Кишинев. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

После этих публикаций и в России, и в Молдове были возбуждены уголовные дела, фигурантами которых стали десятки участников теневого рынка обналичивания и конвертирования рублей в валюту. По некоторым делам уже вынесены приговоры, по другим — продолжается следствие. Среди последних и возбужденное в России уголовное дело в отношении молдавских олигархов:

  • владельца Moldindconbank Вячеслава Платона
  • и бывшего депутата парламента Молдовы, бывшего председателя Демократической партии Молдовы Владимира Плахотнюка.

Плахотнюк — молдавский «серый кардинал». Проживая ныне в США, до недавних пор он фактически управлял страной через своих людей, расставленных на ключевые посты, в том числе в Генпрокуратуре и в МВД Молдовы. По сей день Плахотнюк продолжает контролировать четыре молдавских телеканала и пару популярных радиостанций. Кроме того, в орбите его влияния находятся телекомпании СТС Mega и Familia Domshniy.

Долгие годы следственный департамент МВД России через Генпрокуратуру направлял в Генпрокуратуру Молдовы запросы на экстрадицию обвиняемых в Москву, но запросы были проигнорированы. В 2019 году Плахотнюк покинул Кишинев и перебрался в США.

Читайте также

Читайте также

Страна устала

Что происходит в Молдове, где разразился крупнейший политический кризис

Иначе обстояло дело с Платоном: до недавнего времени он находился в молдавской тюрьме, 20 апреля 2017 года Буюканский районный суд Кишинева приговорил его к 18 годам тюремного заключения. Но не за «ландромат», а за вывод из молдавского Banca de Economii более 20 млн долларов и участие в хищении из банковской системы Молдовы 1 млрд долларов.

Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Миллиард исчез со счетов молдавских Banca de Economii, Unibank и Banca Socială 24–26 ноября 2014 года. Пропавшая сумма составляла 20% ВВП страны и 58% доходов бюджета республики 2014 года.

Астрономическая для Молдовы сумма была выведена посредством оформления заведомо невозвратных кредитов. Чтобы не допустить краха банков, Нацбанк Молдовы был вынужден выделить им дотации под гарантии государства. Эти дотации тоже исчезли. Очевидно, что такую масштабную преступную операцию банкиры не смогли бы провернуть без покровительства чиновников и сотрудников Нацбанка. Но за эту «кражу века» сел только Вячеслав Платон. Впрочем, сел ненадолго: 14 июня 2020 года суд отменил приговор в отношении Платона, и он вышел на свободу, вскоре после чего покинул Молдову и улетел в Лондон.

Освобождению Вячеслав Платона предшествовал специально созванный брифинг, в ходе которого назначенный буквально пять месяцев назад генеральный прокурор Молдовы Александр Стояногло заявил, что дело в отношении олигарха полностью сфабриковано. В этот же день, 18 мая 2020 года,

Стояногло произнес имя главного организатора и основного бенефициара кражи миллиарда — Владимира Плахотнюка.

И уже через четыре дня, 22 мая, был выдан судебный ордер на арест Плахотнюка, находившегося в Штатах.

Правительство Молдовы. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

С кем вы, генпрокурор Стояногло?

Александр Стояногло занял пост генпрокурора 29 ноября 2019 года. Даже если он и стал для кого-то неожиданной фигурой на этом посту, то уж точно не был «темной лошадкой».

В июне 2019 года в Молдове разразился очередной политический кризис, который завершился бегством из страны олигарха Плахотнюка. После падения «режима Плахотнюка» был объявлен конкурс на замещение должности генпрокурора, победителем которого и назвали Стояногло. Указ о его назначении подписал Игорь Додон, тогдашний президент Молдовы. К тому времени Стояногло уже был весьма заметен на молдавском политическом небосклоне.

Александр Стояногло. Фото: Newsmaker.md

Александру Стояногло 57 лет. В 1992 году он окончил факультет права Молдавского государственного университета и получил назначение в городскую прокуратуру Кишинева. Уже через три года, в свои 27 лет, возглавил прокуратуру Гагаузии — автономной территории в составе Молдовы.

В 2001 году Стояногло вернулся в Кишинев на должность заместителя генерального прокурора страны. В 2006 году баллотировался в губернаторы Гагаузии, но проиграл выборы. В 2007-м покинул должность заместителя генпрокура Молдовы.

В 2009 году был избран депутатом парламента Молдовы, где проработал до 2014 года, занимая должности вице-спикера и председателя парламентского комитета по вопросам государственной безопасности, обороны и общественного порядка.

На выборах 2014 года Александр Стояногло был исключен из партийного списка Демократической партии Молдовы (Partidul Democrat din Moldova, PDM), от которой дважды выбирался в парламент. К тому времени PDM уже контролировал Владимир Плахотнюк, в 2012 году занявший должность зампреда, а в 2016-м возглавивший партию. В 2014 году Стояногло уже вступал в позиционные бои с Плахотнюком, выступая против его инициатив в парламенте. Спустя годы он расскажет российскому изданию «Коммерсант» о том времени:

«Тогда во власти еще существовал некий баланс интересов и беспредела не было. Беспредел настал, когда Демократическая партия взяла контроль над всеми госструктурами страны… Они в системе прокуратуры создали двух монстров, две специализированные прокуратуры, в каждой из которых примерно 50 прокуроров и по 40 оперативных работников и офицеров уголовного преследования. Впервые в истории страны были созданы структуры, в которых деятельность прокуратуры была поддержана оперативными работниками. Это давало абсолютно другую мобильность, оперативность. Они могли реализовывать очень много операций. Авторы этой реформы предусмотрели, что эти структуры надо увести из-под подчинения Генпрокуратуры, генпрокурора…»

Тогда Стояногло предпочел уйти из политики. Почти пять лет он занимался адвокатской практикой. И вот после бегства Плахотнюка Стояногло настигло неожиданное назначение на позицию генпрокурора.

Свою работу в новой должности он начал с неожиданных заявлений. В мае 2020 года в ходе пресс-конференции Стояногло сообщил о невиновности олигарха Платона по делу о хищении миллиарда долларов из молдавских банков и возложил всю вину на Плахотнюка. А спустя еще несколько месяцев, в декабре 2020 года, генеральный прокурор назвал имена людей, действительно причастных к краже миллиарда долларов.

Среди них, к примеру, было имя Илана Шора, молдавского политика и бизнесмена, который сегодня проживает в Израиле, но продолжает играть серьезную роль в молдавской политике. Достаточно сказать, что на июньских парламентских выборах партия «ШОР», набрав 5,74%, заняла третье место и получила шесть мандатов. Не в последнюю очередь успех на парламентских выборах партии «ШОР» обеспечили популярные в Молдове телеканалы Orhei TV и TV 6, находящиеся под контролем Шора.

Илан Шор. Фото: TV 6

Контролировал Илан Шор и банки Banca de Economii, Unibank и Banca Socială, со счетов которых в ноябре 2014 года исчез миллиард долларов.

Именно Плахотнюка и Шора Александр Стояногло и назвал ключевыми организаторами хищения денег. Но не только их.

В качестве подозреваемых были названы и фамилии высокопоставленных сотрудников Национального банка, Минфина и ряда других госструктур.

«Пустая» взятка

Буквально через несколько недель после декабрьского выступления генпрокурора, 6 января 2021 года, в новостях практически всех телеканалов Молдовы рассказали о том, что Александр Стояногло получил взятку за освобождение Вячеслава Платона летом минувшего года. А еще через 10 месяцев

в отношении Александра Стояногло в один день было возбуждено сразу пять уголовных дел,

фабула которых как раз и касалась истории со взяткой и последующим освобождением Платона. Он был арестован и отстранен от должности генерального прокурора Молдовы.

По версии следствия, 5 января 2021 года в реестре юридических лиц Украины была зафиксирована передача супруге генпрокурора Цветане Курдовой долей в компаниях Verlok Development и Jet Business Limited INC, зарегистрированных Вячеславам Платоном в Киеве еще в 2009 году. Эту информацию в Кишиневе, похоже, очень ждали. Регистрация была произведена 5 января в 16 часов. Буквально через полчаса разлетелись пресс-релизы о том, что 6 января состоится пресс-конференция Виорела Мораря, который во времена всесилия Владимира Плахотнюка руководил Антикоррупционной прокуратурой, но после бегства из страны своего покровителя был уволен. В ходе этой пресс-конференции Морарь и обвинил Стояногло в получении взятки от Платона.

Александр Сичинский. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Адвокат Стояногло Александр Сичинский убежден, что обвинение в получении взятки — это провокация. В подтверждение своей версии он передал «Новой» целую кипу протоколов допросов украинских нотариусов, проведенных прокуратурой Украины, по запросу прокуратуры Молдовы.

Из этих документов следует, что неизвестные злоумышленники заполучили из базы данных пограничной службы Молдовы копию паспорта супруги генпрокурора (к слову, уже просроченного паспорта). С копии был сделан перевод, заверенный украинским нотариусом. Уже с этим нотариально заверенным переводом неизвестные направились к другому нотариусу с заявлением о смене собственников компаний Verlok Development и Jet Business Limited INC, составленным от имени Цветаны Курдовой. При этом, по словам адвоката Сичинского, документы, подтверждающие переход актива в собственность супруги генпрокурора Молдовы, представлены не были. Было только нотариально заверенное заявление, с которым неизвестные и обратились в реестр для внесения изменений в составе акционеров.

Сичинский настаивает, что супруга генпрокурора Цветана Курдова уже несколько лет не пересекала границу Украины, и это подтверждается справкой украинской погранслужбы. «И что важно, Verlok Development и Jet Business Limited INC — это компании-пустышки. На них нет никаких активов. 3,76% и 4,52% акций Moldindconbank, первоначально принадлежавших этим компаниям, в 2016 году были изъяты Нацбанком Молдовы и в 2019 году проданы болгарской компании», — говорит адвокат.

Но почему после обвинений в получении взятки, прозвучавших еще 6 января 2021 года, супруга генпрокурора в течение 10 месяцев не нашла времени обратиться в украинский реестр юрлиц, чтобы ее имя исключили из числа бенефициаров платоновских компаний?

Александр Сичинский объясняет позицию защиты:

— На каком основании Курдова могла бы обратиться в реестр? Как акционер? Но это обращение означало бы, что она признает себя бенефициаром этих предприятии и просит исключить себя из реестра только потому, что история получила огласку.

Василий Гафтон. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Другой адвокат генпрокурора, Василий Гафтон, поясняет и историю с освобождением Платона, настаивая на том, что это произошло исключительно в рамках закона, а не в связи с сомнительной взяткой.

— Адвокаты Платона обратились в суд с ходатайством о пересмотре приговора в связи с вновь открывшимися обстоятельствами и фактами, которые не были исследованы и учтены в ходе вынесения приговора, — объясняет Гафтон. — И суд установил, что приговор в отношении Платона был вынесен незаконно, что Платон не причастен к краже миллиарда. Однако есть другие уголовные дела, в которых Платон фигурирует в качестве подозреваемого или обвиняемого, и он будет наказан, если суд установит его виновность.

«Экономический Чернобыль»

Территория завода «Молдкартон». Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Дмитрий Мокарь родился и вырос в Молдавской ССР. Окончив школу и отслужив в армии, поехал работать в Калужскую область. В 1985 году приехал в родное село Добружа в отпуск, да так там и остался: в это время разворачивалась стройка завода «Молдкартон» и современного поселка для рабочих этого предприятия.

— Первым возвели вот это дом, — показывает Дмитрий на многоэтажку, которая даже сегодня выглядит вполне современно. — Потом вот тот, потом построили школу, детский сад… Со всей Молдавии сюда начали приезжать люди.

Дмитрий Мокарь. Фото: Ирек Муртазин / «Новая» 

Поселок Добружа стал эталонным, как и завод, оснащенный самым современным на то время оборудованием.

В 1989 году «Молдкартон» начал выпускать продукцию. Упаковочная бумага и картон пользовались спросом не только в Молдавии, их отправляли и в другие союзные республики и даже на экспорт. После развала СССР нарушились связи с поставщиками сырья, но в 90-е завод выстоял и в начале 2000-х начал отправлять свою продукцию в Россию, Украину, Грузию.

А потом наступило время, про которое наш экскурсовод по поселку Добружа Дмитрий Мокарь сказал лаконично:

«Угробили и завод, и поселок».

Завод был закрыт, по цехам некогда процветающего предприятия гуляет ветер да бродячие собаки. Все, что можно было вывезти, вывезли. На цветмет, на металлолом.

Цех «Молдкартона». Фото: Арден Аркман / «Новая» 

— Кто мог уехать — уехал, — констатирует Дмитрий Мокарь. — Здесь уже нечего делать…

— Это наш экономический Чернобыль, это трагедия нашей страны, — говорит Инга Григориу, экс-депутат молдавского парламента, которая с ноября 2020 года по май 2021 года возглавляла парламентскую комиссию по расследованию деятельности «Ландромата». — Предприятие работало до 2009 года, пока не было захвачено молдавскими олигархами Платоном и Плахотнюком.

По словам экс-депутата, под залог имущества предприятия оформлялись многомиллионные кредиты, а деньги выводились в офшорные юрисдикции. «Молдкартону» стало нечем платить зарплату, нечем расплачиваться с поставщиками. Итог плачевный — некогда преуспевающее предприятие обанкротилось. Почти 800 рабочих остались без работы. С ликвидацией предприятия начал приходить в упадок и поселок Добружа.

Поселок Добружа. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Технология банкротства «Молдкартона», как и некоторых других молдавских предприятий, стала известна Инге Григориу во время работы в парламентской комиссии по расследования деятельности «ландромата».

— Схемы были примитивными, — рассказывает Григориу, — продавливались судебные решения, при помощи которых они получали активы, под активы получали кредиты. Деньги выводились в западные банки.

Именно в ходе расследования деятельности «молдавской прачечной» члены комиссии установили, что правовой основой для прокачивания денег через Молдову стала поправка к закону «О борьбе с отмыванием денег», принятая молдавским парламентом в 2012 году.

— В закон добавили всего три слова, лишающих Центр по борьбе с отмыванием денег приостанавливать сомнительные транзакции, — объясняет Инга Григориу.

— И эти три слова фактически заблокировали работу центра. В течение четырех лет центр 46 раз пытался заблокировать сомнительные транзакции. Но поправка в закон лишила центр такой возможности.

Инга Григориу на проходной «Молдкартона». Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Внес законопроект в парламент именно Александр Стояногло, который в то время был вице-спикером и главой профильного комитета парламента Молдовы. При этом сам Стояногло не был автором этой поправки. Поправка в закон поступила из Центра по борьбе с отмыванием денег, и Стояногло поставил свою подпись под законопроектом именно как глава профильного комитета.

И вот когда, спустя 9 лет, Стояногло с позиций генпрокурора начал задавать неудобные вопросы, его техническая роль по внесению поправки превратилась в фабулу еще одного уголовного дела.

Возможно, это случайное совпадение, но формирование парламентской комиссии по расследованию деятельности «ландромата», как и претензии к Стояногло по поводу внесенной поправки, обеспечившей правовую основу сомнительных транзакций, появились после того, как генпрокурор Молдовы раскритиковал ход расследования уголовного дела возбужденного в Кишиневе еще шесть лет назад, в «эпоху Плахотнюка» — по факту перекачивания из России 22 млрд долларов в европейские банки транзитом через банки Молдовы. Вскоре после собственного назначения генеральным прокурором Молдовы Александр Стояногло запросил информацию по «ландроматному» уголовному делу, в котором к тому времени накопилось уже порядка 500 томов. Как утверждал Стояногло в многочисленных публичных выступлениях, в этом деле отсутствовали доказательств криминального происхождения 22 млрд долларов, поступивших на счета молдавских банков из России.

Завод «Молдкартон». Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Генпрокуратура Молдовы направила соответствующий запрос в Москву. Но, как утверждал Стояногло, получила ответ, что

«Россия не может предоставить информацию о незаконности получения этих средств».

Почему молдавского генпрокурора так волновала чистота 22 млрд долларов, выведенных из России? Дело в том, что в российском Уголовном кодексе есть статья, предусматривающая ответственность за сам факт вывода денег из страны, независимо от происхождения этих денег. Но в УК Молдовы такой статьи нет — и несмотря на это, в молдавском «ландроматном» уголовном деле оказалось порядка 40 фигурантов — граждан Молдовы, многие из которых долгое время находились в тюремных камерах без участия в каких-либо следственных действиях. Не получив данных из России, Александр Стояногло принял решение о прекращении уголовного преследования фигурантов этого уголовного дела, но само уголовное дело не закрыл, расследование продолжается.

Однако публичные откровения Стояногло о том, что в «ландроматном» уголовном деле как в Молдове, так и в России не установлено происхождение 22 млрд долларов, не прошли ему даром.

Закрытый детский сад в поселке Добружа. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

Казус прокурора

Фигура генпрокурора — политический джокер в республиканской политике. У генпрокурора Молдовы мало рычагов влияния на политические процессы, но вот в связке с президентом премьер-министром или спикером парламента страны — он уже сокрушительная сила. Стояногло не пошел в тандем ни с одним из политических тяжеловесов. Определив для себя схоластическую роль поборника законности, Стояногло оказался в политических тисках. С одной стороны,

он настроил против себя пророссийскую элиту Молдовы, которая встревожилась, что вопрос происхождения 22 млрд долларов начнут задавать не только в Молдове, но и в России.

С другой стороны, заявления Стояногло о возможной причастности к исчезновению из молдавских банков миллиарда долларов родственников нынешний руководителей Молдовы обеспокоили проевропейских политиков страны.

Елена Грицко. Фото: Арден Аркман / «Новая» 

— Он стал неугоден многим, — говорит вице-председатель «Нашей Партии» Елена Грицко. — Он раскрыл имена, он отправил в суд десятки дел, где фигурируют имена родственников нынешней власти. И с ним решили поквитаться. Уголовное преследование и отстранение от должности генпрокурора — это публичная казнь Стояногло.

Но сразу отстранить от должности генпрокурора Молдовы не позволял закон о прокуратуре. Согласие на отстранение от должности и арест генпрокурора мог дать только Высший совет прокуроров Молдовы. Чтобы получить большинство в этом коллегиальном органе, в законодательство о Высшем совете прокуроров были экстренно внесены изменения.

— Из состава Высшего совета прокуроров исключили генерального прокурора страны, исключили прокурора Гагаузии, откуда родом Стояногло, но включили министра юстиции, — рассказывает правозащитница Наталья Байрам. — А на самом заседании совета Стояногло даже не предоставили возможности высказаться, его просто не пригласили на заседание.

Заседание совета началось в 15.00. А уже в 17.41 в кабинет Стояногло нагрянул спецназ и генпрокурора Молдовы задержали.

— За 2 часа 41 минуту в совете прокуроров исследовали и подготовили десяток процессуальных документов, — говорит Наталья Байрам. — Это пять постановлений о возбуждении уголовных дел, шестое постановление — об объединении всех дел в одно производство, постановления об обысках на работе и дома Стояногло и, наконец, постановление о задержании генпрокурора. В этих процессуальных документах десятки страниц. Даже чтобы просто набрать эти тексты, необходимо несколько часов времени. По все видимости, эти документы были заготовлены еще до начала заседания Высшего совета прокуроров.

Опрошенные нами молдавские юристы считают, что у уголовного дела в отношении Александра Стояногло нет судебных перспектив. Но сама процедура расследования и рассмотрения этого дела в суде может затянуться на год-полтора. И все это время генеральной прокуратурой будет руководить другой человек.

— Боюсь, что эта история затянется на несколько лет и за это время будут почищены материалы резонансных уголовных дел, — говорит Елена Грицко, вице-председатель «Нашей Партии». — В том, что Стояногло вернется, у меня нет никаких сомнений, но будет уже поздно и общество не узнает основных бенефициаров и кражи миллиарда, и других громких преступлений. А зная, что в двух самых резонансных уголовных делах, которые были на контроле генпрокурора, фигурирует имя Владимира Плахотнюка, предполагаю, что именно он основной бенефициар отстранения Стояногло от должности генпрокурора Молдовы.

Между тем Высший совет прокуроров приступил к рассмотрению обращения президента Майи Санду с просьбой оценить деятельность генерального прокурора Александра Стояногло. 11 ноября принято решение о создание специальной комиссии. Планировалось, что 18 ноября будет утвержден регламент работы этой комиссии, но утверждение перенесли на понедельник, 22 ноября.

«Новая» продолжает следить за развитием событий.

Кишинев

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#молдова #политический кризис #стояногло #санду #Плахотнюк #шор илан

важно

час назад

В России от коронавируса скончались 1252 человека за сутки. Четвертый день показатели смертности от COVID-19 близки к максимальным с начала пандемии

Топ 6

1.
Репортажи

Россию не застали дома Журналист походил по квартирам, чтобы убедиться: вопреки уверениям Росстата слухи о нежелании россиян переписываться вполне достоверны

views

149752

2.
Сюжеты

Прокурор: «Ой, да преступления не было и нет» Федеральный судья рассказал «Новой» о том, как его вынуждали посадить невиновного и скрыть подлог следствия

views

132038

3.
Сюжеты

Пациент ни жив ни мертв Что такое постковидный синдром и как живут с ним переболевшие коронавирусом люди в России

views

130463

4.
Сюжеты

Теперь все против Гены Кремль не простил КПРФ браваду и вольнодумство на выборах: коммунистов начали преследовать по всей России

views

121600

5.
Комментарий

Что тебе снится, крейсер «Москва»? В Черном море военные испытывают нервную систему и прощупывают боеготовности потенциальных противников. Кто зашел в акваторию, на чем и зачем

views

118271

6.
Сюжеты

Кто стучится в дверь ко мне ФСБ начала преследовать саратовских почтальонов: чекистам не нравится, что те требуют для себя хоть каких-то прав

views

89532

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera