КОЛОНКА · Общество

С нами Виктор и Samsung

Как в России «запретили смартфоны» корейской фирмы

Этот материал вышел в № 120 от 25 октября 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 120 от 25 октября 2021
14:33, 23 октября 2021Сергей Голубицкий, журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz
views

27290

14:33, 23 октября 2021Сергей Голубицкий, журналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz
views

27290

Фото: DAX Images/NurPhoto via Getty Images

Дабы зажиточный класс не расслаблялся после вакцинации и держал себя в тонусе, СМИ метнули в ноосферу нешуточную напугайку: «В России запретили продажу 61-й модели смартфонов Samsung».

Можете себе представить ужас поклонников корейских мобильных технологий, которые не покладая рук (все же 95 тысяч рубликов) копили на покупку складного флагмана Samsung Galaxy Z Flip?! И тут такое: «Арбитражный суд Москвы запретил корейской Samsung Electronics и ее российской «дочке» ввоз на территорию России, предложение к продаже, продажу и хранение 61-й модели смартфонов Samsung, в том числе новейшего устройства Samsung Galaxy Z Flip» (цитата оттуда же).

Мое измученное метафорами воображение мигом извлекло из памяти видеоряд с головками французского сыра, по которым задорно катаются бульдозеры и катки: «Раскладушек» захотели? Накося выкуси!»

Стряхнул морок: Samsung — это корейцы же. Да и санкций никто не объявлял. Быстро, правда, сообразил, откуда ветер дует: «Иск к Samsung Electronics Co Ltd. и ее дочерней компании ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» подала компания «Сквин СА» (Sqwin SA), зарегистрированная в Швейцарии. Причина — использование изобретения по патенту № 2686003 без согласия правообладателя, которым и является сама «Сквин СА».

Публикация «РИА Новости», озаглавленная «В России запретили продажу 61-й модели смартфонов Samsung», — это сиквел. У этого сиквела в том же издании 30 июля 2021 года был приквел. С идентичным названием: «В России могут запретить сервис Samsung Pay».

Разница в том, что в июле «могли запретить», а в октябре «запретили». На самом деле «запретили» уже в июле, но просто не указали списка смартфонов, которые никак нельзя продавать в РФ из-за нарушения патента «швейцарской» компании. А теперь, в октябре, этот список утвердили и обнародовали, доведя тем самым «запрет» до логического конца.

Я неслучайно слово «запрет» закавычиваю, потому что решение суда в силу еще не вступило и вступит только в том случае, если Samsung в течение месяца его не обжалует.

Существует целый ряд обстоятельств, который не оставляет места сомнениям:

Samsung не только решение обжалует, но и дело выиграет при любом раскладе.

Об этих обстоятельствах, которые, надеюсь, полностью развеют опасения публики, я и хочу поговорить.

Начнем с того, что тяжба «швейцарской» компании «Сквин СА» с Samsung тянется с февраля 2020 года. Ироничные кавычки я тоже ставлю не случайно: компания эта такая же швейцарская, как я марсианин. Ну то есть SQWIN SA, конечно же, в природе существует и даже зарегистрирована по адресу: Route de la Gare 36, 2012 Colombier NE — Auvernier, Neuchatel — Switzerland. Есть у компании телефон, электронная почта, номинальный швейцарский человечек на воротах и даже сайт.

Самое слабое звено в этой конструкции — это сайт «платежной системы», у которой Samsung якобы похитил технологию, защищенную патентом № RU2644128C2. Одного взгляда на этот сайт достаточно, чтобы понять: никакой «платежной системы» как продукта в природе не существует. Все, что существует, это патент, с гордостью выложенный напоказ на титульной странице сайта. Патент зарегистрирован в Германии, Японии, США, Южной Корее, РФ и КНР.

Автор патента — гражданин Германии (по этой причине в этой стране и была оформлена первая патентная заявка в декабре 2012 года) по имени Виктор Гульченко. Ему, как можно предположить по всем косвенным признакам, принадлежит и швейцарская SQWIN SA, которая выступила патентообладателем в декабре 2013 года, когда была подана заявка на регистрацию патента в России.

Вся эта информация есть в открытом доступе. Любой желающий может с ней ознакомиться, прочитать полный текст патентной заявки. Сравнить его с родственными патентами. Сделать собственные выводы. Я, разумеется, никому ничего не навязываю, а лишь транслирую свои соображения, пользуясь привилегиями жанра авторской колонки.

Я не стал углубляться ни в немецкий, ни в американский текст патента Виктора Гульченко, разумно полагая, что он аналогичен российской заявке. Патент № RU2644128C2 называется «Система электронных платежей».

Весь патент Виктора Гульченко сводится к одной идее: вместо традиционной для банков схемы проведения онлайн-платежей, основанной на централизованной базе данных, содержащей платежную информацию физических лиц, предлагается использовать два не пересекающихся между собой канала связи — один соединяет с платежной системой (например, VISA или MasterCard) продавца, другой — покупателя.

Изюминка решения — присутствие в обоих независимых каналах связи общего элемента, одноразового уникального номера кассового чека. Платежная система сравнивает информацию, поступившую от продавца по первому каналу, с информацией, поступившей от покупателя по второму каналу, и если уникальный код совпадает, данные объединяются и обрабатываются.

В результате мы получаем успешную сделку купли-продажи, которая лишена изъянов в безопасности при традиционном подходе, когда приходится тратить большие средства и усилия для защиты централизованной базы данных.

Схема, описанная в патенте Виктора Гульченко, выглядела бы, наверное, даже революционной, если бы появилась в начале или середине нулевых годов.

Однако уже на заре криптоэкономики (2008–2010 гг.) найти что-то оригинальное в разделении коммуникаций между продавцом, покупателем и платежной системой было бы непросто. На фоне же того, как обменные операции осуществляются сегодня в децентрализованных финансах (DeFi), в частности, при атомарных свопах (то есть обмене активами напрямую между пользователями вообще без посредников и в условиях полного отсутствия доверия), патент № RU2644128C2 выглядит безнадежно устарелым.

Фото: Teresa Dapp/picture alliance via Getty Images

Тем не менее патент содержал идеи, которые были признаны оригинальными в не самых последних в технологическом отношении государствах — Германии, США, Японии, России. Соответственно, возникает вопрос: куда же смотрел Samsung, когда реализовывал схему проведения онлайн-платежей в своем мобильном приложении Samsung Pay? Почему проигнорировал патент № RU2644128C2.

Для того чтобы понять, куда смотрел Samsung, достаточно заглянуть в любой патентный реестр, например, на «Гугле». Предлагаю читателю прокрутить страничку с описанием патента Гульченко до конца и оценить раздел, озаглавленный Patent Citations. Это такой своеобразный «список литературы», в данном контексте — перечень патентов, родственных или близких патенту Виктора Гульченко. Их там — 64 штуки!

Я вовсе не хочу сказать, что все они дублируют изобретение Гульченко. Ни в коем случае. Вот, для сравнения, патент № US7533065B2, зарегистрированный сначала в Финляндии (2001), а затем в Соединенных Штатах (2002). Он называется «Продвинутые методы и порядок проведения электронных платежных операций». Его краткое описание:

«Кредитующая сторона предоставляет клиенту сертификат, скрепленный электронной подписью, клиент хранит этот сертификат на своем электронном устройстве. В момент покупки клиент предъявляет свой сертификат автоматизированной службе или торговому автомату, который сертификат проверяет. Если информация подтверждается, осуществляется покупка, а информация о ней сохраняется в памяти торгового автомата. Собранная информация организуется затем в пакеты и пересылается в кредитную организацию».

Вам ничего это не напоминает? Наверняка напоминает. Только непонятно что. Происходит так потому, что в данном патенте максимально расплывчато описаны примитивы торговых операций, которые сегодня применяются всеми и везде в мире. Что-то очень близкое по процедуре мы наблюдаем не только в торговых автоматах, но и в банкоматах, в электронных кассах, на турникетах и т.д.

Аналогичным образом обстоят дела и с патентом Виктора Гульченко. Законы патентного жанра требуют, чтобы технология описывалась максимально размыто и охватывала как можно больше существующих сфер применения. Вот, например, как описываются принципы создания уникального одноразового кода в патенте № RU2644128C2. Оказывается, этот код вовсе не обязан совпадать с номером кассового чека! Код может генерироваться «кассовой системой продавца», а может и «мобильным устройством» покупателя.

Мобильное устройство может быть чем угодно: «Смартфоном, компьютеризированными наручными часами с возможностью выхода в Интернет (digital watch / smartwatch), планшетным компьютером (tablet), компьютеризированным браслетом с возможностью выхода в Интернет (digital bracelet), компьютеризированным кольцом (digital ring), компьютеризированным брелоком (digital key fob), бесконтактной RFID-картой» и т.д.

Точно такая же множественность и расплывчатость характеризует патент № RU2644128C2 и во всех остальных аспектах описания «Системы электронных платежей».

Как я уже сказал, такой подход — не злой умысел Виктора Гульченко, а специфика патентного жанра, призванная выполнить единственную задачу: повысить шансы патентообладателя выбить максимально большую сумму денег из того, кто когда-нибудь возьмется открытие реализовать на практике.

Помните финский патент, описанный выше? Его автор — изобретатель по имени Lauri Piikivi. В 2001 году он его зарегистрировал, а уже через год откупоривал шампанское: патент выкупила Nokia! В 2018 году патент перекупила Beijing Xiaomi Mobile Software Co Ltd. Типичная судьба типичного IT-патента.

Виктор Гульченко придумывал свой двухканальных платеж не для того, чтобы собственноручно реализовывать «Систему электронных платежей». Для этого достаточно одного взгляда на веб-страницу SQWIN PAY. На этой странице какой-то школьник смонтировал в «Фотошопе» одну руку (видимо, покупателя), которая протягивает смартфон с открытым приложением SQWIN PAY, с другой рукой (видимо, продавца), держащей карточный терминал с подтвержденным платежом.

Не спешите, однако, в Apple Store или Google Pay загружать чудо-приложение SQWIN PAY. Такого не существует в природе. Лучше прокрутите страничку вниз и полюбуйтесь на единственный товар «швейцарцев»: патент «Система электронных платежей», зарегистрированный в разных странах. Это и есть источник дохода.

Поскольку добровольно никто покупать патент № RU2644128C2 не рвется, приходится судиться. Чем SQWIN SA и занимается. С учетом решения российского арбитражного суда — довольно успешно.

С самого начала я предположил, что шансы хоть что-то изменить в статус-кво продаж «дочки» Samsung в России у нашего патентообладателя ничтожны. И вот почему.

Аналитики пишут, что у Samsung есть три сценария дальнейших действий: обжаловать решение суда (1), оспорить сам патент (2), договориться с SQWIN SA, то есть дать денег и выкупить патент (3).

Фото: Sanjeev Verma/Hindustan Times via Getty Images

Для «швейцарцев» идеальный вариант — последний. У Samsung же никаких априорных предпочтений быть не может. Не потому, что ледокол корейских продаж в России в упор не замечает SQWIN SA и — вот уж в чем точно можно не сомневаться! — не отклонится от курса ни на милю. А потому, что единственный критерий функционирования всякого бизнеса — это деньги. Поэтому Samsung выберет всегда только тот сценарий, который окажется самым дешевым.

Если «швейцарцы» не будут терять связь с реальностью и запросят вменяемую сумму, то Samsung выкупит патент и пойдет дальше. Если начнут заламывать что-то фантастическое, Samsung обжалует решение российского суда (путь заведомо менее накладный, чем оспаривание патента) и точно так же пойдет дальше. Если не удастся получить в российских судебных инстанциях нужного вердикта, что ж, придется оспаривать патент.

Последний сценарий для SQWIN SA наихудший, потому что шансов выиграть этот спор у пастушка Давида нет ни малейших. Полный ноль.

Читайте также

Читайте также

Предъявите серию и номер вашего мессенджера

Правительство вновь хочет пускать в интернет по паспорту: что думают об этом эксперты

Если бы Виктору Гульченко противостоял только один Samsung, можно было дать волю фантазии, вспомнить сказку про пращу и камень, который когда-то маленький пастушок удачно метнул в лоб великану Голиафу.

Трагедия современного швейцарского Давида в том, что на поле брани его будет поджидать не один Голиаф, а… три.

Да-да, читатель, ты не ослышался: технология проведения платежей, реализованная в приложении Samsung Pay и по решению российского суда принадлежащая SQWIN SA,

присутствует и в приложении Apple Pay, и в приложении Google Pay.

Дабы у читателя не возникло соблазна сомневаться в словах автора-филолога, привожу слова специалиста, заместителя руководителя Роскачества Антона Куканова: «Под описание запатентованной системы электронных платежей попадают абсолютно все платежные системы, которые работают по идентичным технологиям. Это и Apple Pay, и Google Pay».

Ну то есть все теперь понимают: любое судебное разбирательство, оспаривающее непосредственно сам патент № RU2644128C2, обернется для SQWIN SA тем, что ей придется в суде иметь дело с тремя самыми сильными IT-империями планеты! А на карту будет поставлено существование ключевых платежных приложений, какие сегодня устанавливаются в смартфонах.

Страшно даже представить, как будет выглядеть эта судебная баталия.

Впрочем, это уже не наша забота. Задача моей реплики была приземленнее: успокоить читателя и уверить, что абсолютно ни одна волосинка не упадет с головы Голиафа Samsung! Продажа ни одного смартфона не будет остановлена ни на один час. Приложение Samsung Pay как работало, так и будет работать.

И под занавес. Велик соблазн вспомнить ультиматум российской Думы, поставленный тем же самым Samsung, Apple и Google на предмет принудительной предустановки в смартфоны российского программного обеспечения. Мы же все хорошо помним, что не было и намека на сопротивление: все предустановили как миленькие.

Полагаю, однако, что аналогия эта в нашем сюжете совсем неуместная: все-таки — где Дума, а где SQWIN SA.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#самсунг #samsung pay #телефон #суды

важно

4 часа назад

МВД объявило в розыск знакомого фигурантов дела «Сети» Алексея Полтавца, рассказавшего «Медузе» о причастности к убийству под Рязанью

Топ 6

1.
Новости

«Понаехали. Видно, что ты не наш»: глава СК Бастрыкин предложил уволить следователя с Кубани, мотивировав это его происхождением

views

179104

2.
Сюжеты

Благодеятели Как же надо любить деньги, чтобы предлагать больным кредитную кабалу

views

135019

3.
Сюжеты

Штрихбрейкеры Офицеры ФСБ вымарывают из уголовных дел имена сталинских палачей, чувствуя себя их преемниками

views

127551

4.
Интервью

«У нас в день погибает полк» Смертность от коронавируса в России в разы выше, чем ожидалось. И все это — на фоне существования трех, как уверяет правительство, вакцин

views

124992

5.
Новости

«Дохера ли денег Путина нашли?»: Дерипаска связал обыски в своих домах в США с делом о вмешательстве в выборы

views

111158

6.
Сюжеты

«Женщины стонали, дергались, рычали» (18+) На жестоком и антинаучном «лечении гомосексуальности» зарабатывают экзорцисты, шарлатаны и медики. Это называется конверсионной терапией

views

111428

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera