Интервью · Культура

«Они считают, что все в стране — их»

Вместе с Васей Обломовым пытаемся разобраться, почему ему не дают выступать

Этот материал вышел в № 120 от 25 октября 2021
Читать номер
Этот материал вышел
в № 120 от 25 октября 2021
14:19, 22 октября 2021Ян Шенкман, обозреватель
views

44411

14:19, 22 октября 2021Ян Шенкман, обозреватель
views

44411

Вася Обломов. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

На Обломова наехали в Питере. Наехали жестко, грубо. Сначала запугали клуб «Время N», где должен был состояться концерт. Позвонили из администрации и сказали: «Если Обломов сыграет, у вас будут серьезные неприятности. Приедут все проверки, какие только возможно». И, как это часто бывает, ни одного документа — в чистом виде телефонное право.

Концерт перенесли в другое место — на площадку «Аврора Концерт Холл», успели даже начать играть. Но на третьей песне в клубе появилась полиция. Полицейские подошли к звукорежиссеру и сказали ему: «Вырубай!» На этом концерт закончился. Формальная причина: мероприятие не согласовано с комитетом по культуре Санкт-Петербурга. И тут ты хоть три маски надень, хоть поставь стулья в зале на километр друг от друга, главное — разрешили тебе или нет.

Все это не ново, концерты отменяют сейчас чуть ли не каждый день, и особенно охотно тем, кто высказывается на острые темы. За поддержку Навального, за резкие слова в адрес власти, за возмущение иноагентством, посадками и запретами.

Но фокус в том, что ничего из этого Обломов последнее время не делал. И даже его новые песни — сплошь лирика. Похоже, что властям не нравятся не какие-то его конкретные действия, а он сам. Ну и ситуация подходящая: если можно запретить неприятного тебе человека и за это ничего не будет, то почему бы не запретить.

Именно во время исполнения этой песни на концерт Васи Обломова 16 октября пришла полиция

— Как вы думаете, что стоит за этим наездом? Понятно, что не забота о здоровье жителей Петербурга. Чем-то вы насолили нашим властям, но чем?

— Мы имеем дело с анонимными людьми, которые скрывают свои истинные намерения. Попытка разгадать, чего они хотят, обречена на провал. Никто не опирается на букву закона, никто не дает объяснений.

Я спрашивал: а как фамилия человека, который сказал, что Обломова здесь быть не должно? Но клубы не спрашивают фамилию ответственного лица, они боятся.

Я на виду, песни мои на виду, все знают, кто я и чем занимаюсь, а люди, которые запрещают мне петь, анонимны. Они анонимно решили, что жителям Петербурга вечером, 16 октября, нельзя слушать Обломова. Я даже не знаю толком: это в Смольном они такие одаренные или где-то повыше.

На концерте Васи Обломова. Фото: «Вконтакте»

— Понятно же, что указание отменить концерт дал не Путин. Не может быть, чтобы наверху занимались такими, в сущности, мелочами.

— Почему вы так думаете? Это же Россия! Например, когда я в 2012 году выпустил песню про Медведева, то, насколько я знаю, в администрации президента инициировали «ответ» в виде убогого шуточного ролика про меня, Собчак и Парфенова. Его выложили на YouTube через анонимные аккаунты, но ролик был заблокирован за нарушение моих авторских прав.

Мне как-то отменили корпоратив, ссылаясь на то, что среди гостей, возможно, будет жена Медведева, а я, такой-сякой, спел в свое время песню про Дмитрия Анатольевича, и он на меня обиделся. Это же тоже мелочно, детский сад. Медведев, кстати, несколько лет назад забанил меня в твиттере, у меня официальная блокировка от тогдашнего премьер-министра страны. Причем я ничего ему не писал: ни сообщений, ни комментариев. Аналогичный случай был в Америке, когда Трамп забанил какого-то пользователя, но ему через суд объяснили: «Вы же представитель власти, слуга народа, вы не можете блокировать людям доступ к своей странице». Не могу себе представить, чтобы наш суд сказал что-то такое Медведеву или Путину.

Читайте также

Читайте также

Никто не запретит мне танцы

Самое жесткое столкновение с властью за всю историю постсоветской России породило самые веселые песни. И самые танцевальные: обзор

— Но формально ведь власти правы. Питерское правило, что концерты надо согласовывать в комитете по культуре, действительно существует. Оно дурацкое и не очень законное, но оно есть. И вы его нарушили.

— Насколько я знаю, никто ничего не нарушил. По их правилам согласовывать надо только большие концерты. А в нашем случае обе площадки были некрупные, поэтому отмазка из серии «не было согласования» не работает. И даже если бы так:

нет нормы, которая говорит, что несогласованное мероприятие необходимо сорвать. Штрафы — да, санкции — да, но все это после концерта.

Нигде в их правилах не написано, что можно делать вот так.

— Что вас больше всего удивило в истории с отменой?

— Что они тратят столько усилий на ерунду. Приехало несколько автобусов — не просто полиция, а все проверяющие органы, мне их перечислили: Роспотребнадзор, еще какой-то надзор. Черные маски, бронежилеты — прямо целая операция. Задача первостепенной важности: отменить концерт Васи. Неужели ничего более важного не нашлось? Так же меня удивляло, когда пропагандисты тратили эфирное время, чтобы рассказывать про меня гадости по телевизору. А боты с «фабрики троллей», которые периодически дружно приходят к нам на ютуб-канал? То же самое. Когда отменили концерт, пришла куча анонимных пользователей, начали писать, что это наказание за то, что мы против России, и вообще — кому нужен этот Обломов?

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— На самом деле это уже рутина. Последние года три отмены идут чередой: Нойз, «Порнофильмы», «Ногу Свело!»… Список длинный. С вами ведь тоже это не первый раз.

— Нет, так жестко и внаглую это происходит впервые. Были случаи, когда звали организаторов в администрацию и спрашивали: «Зачем вы возите этих артистов?» Кто-то кого-то просил, звонил, переносил, намекал. А так, чтобы приехала полиция, чтобы не дали сыграть, — такого никогда не было, вообще никогда.

Был случай (в Саратове, если не ошибаюсь), когда в зал начала заходить полиция, ее становилось все больше. Я видел со сцены, как они выстроились в шеренгу позади зрителей. До конца остается три песни, две, одна, а полиция ничего не делает, смотрит. Потом, когда мы уже сидели в гримерке, пришли полицейские и спросили: «Василий, можно с вами сфотографироваться?» — «И это все?» — «Да, все». И ушли. Это было очень смешно.

Была глупейшая ситуация два-три года назад, когда меня позвали играть на День России, причем долго звали, уговаривали, согласовывали райдер и внешний вид сцены, а потом сами же отменили. Видимо, кому-то показалось, что Обломов и День России — это не сочетается.

Уже в этом году в Москве пришли трое в форме, в погонах, с папками, ходили и фоткали людей в зале. Это было в январе, как раз когда возвращался Навальный. Тревожная ситуация, потому что непонятно, чего хотят. На мой вопрос владельцам клуба: «А что это было?» — они сказали, что полицейские пришли проверять, соблюдается ли социальная дистанция. Но это же должен делать Роспотребнадзор, полиция здесь при чем?

И так далее. Было разное. Но такого, как сейчас, никогда.

— Все это странно. Вы не «иностранный агент», не экстремист, в ваших песнях нет мата, пропаганды наркотиков, нет даже каких-то особо злобных выпадов против власти. Посты в соцсетях вы тоже пишете крайне сдержанно. Не получается найти логику.

— Логики нет. Триггером могла послужить какая-нибудь песня, вышедшая лет пять назад, а услышали ее только сейчас. Могли обратить внимание на наш клип с Дудем «Нести херню», снятый в 2017-м, и сказать: «Как они посмели шутить про наше телевидение!» Могли прочитать интервью, которое я вам и давал. Что угодно. Я действующую власть не люблю и никогда этого не скрывал, вот они и отвечают взаимностью. Они считают, что все, что есть в стране, — это их: информационное пространство, концертные площадки, весь бизнес, все деньги. И если ты делаешь что-то без их участия, не прося у них ничего и не завися от них, им это не нравится. Почему именно сейчас так на меня возбудились, не знаю, но это вполне укладывается в то, что происходит последний год. Если им хватало мозгов задавать вопросы Лие Меджидовне Ахеджаковой и разбираться с театром «Современник», то что говорить про меня? Они просто не хотят ничего и никого.

Читайте также

Читайте также

«Современник» прогнали сквозь строй

«Офицеры России» требуют от прокуратуры правок в сценический текст спектакля с Лией Ахеджаковой

— То есть тупо идет зачистка?

— А вы сами не видите? Давно уже декларируется, что есть только одно мнение, а другое — неправильное. И сейчас это воплощают на практике.

— Помню, как год назад вы меня убеждали, что все запретительные меры касаются в основном Навального и навальнистов. А остальные особо их не волнуют.

— Власть принимает всерьез только тех, кто на нее посягает, тех, от кого, по их мнению, исходит опасность.

— И это точно не вы.

— Поэтому со мной, возможно, и происходит лайт-версия. Как в старом анекдоте: «Было бы за что, вообще убили бы». Бастрыкин же говорил как-то про совершенно невиновного человека на митинге: мол, дал бы ему год условно и все. Невиновному — год условно! Опять-таки. Возможно, в моем случае это только усердные люди из департамента культуры Санкт-Петербурга стараются, и моя проблема касается только Северной столицы. Я ж не знаю. Ни запретительных бумаг, ни имен у нас нет.

— Могли бы так не стараться. Пандемия и так уже практически уничтожила развлекательную индустрию в стране. Клубы закрываются, концертов исчезающе мало. А их еще и срывают.

— Беды индустрии государство нисколечко не заботят. Оно спасает только то, к чему имеет отношение. Есть артисты, которые пасутся около государства, артисты, которые поддерживали поправки, пели за Крым. У них все в порядке, они этой осенью проехали по Дням города, заработали денег. Про них никто не забудет. Страдает независимая индустрия, та, которая с руки государства никогда не ела, ничего не получала на протяжении этих двух пандемийных лет и, думаю, не получит. Я читал все эти обращения к правительству независимых промоутеров с криком «Помогите!». Ну и, разумеется, никакого ответа, никто помогать им не стал. Будет концерт на День милиции — выступят Александр Маршал, Олег Газманов, Стас Михайлов, Тимати подтянется, все будет хорошо. А спасать бизнес… Зачем? Государство не заинтересовано в нем. Путин же говорил, что бизнесмены — жулики, он произносил это вслух. Государство так к нему и относится: помрет — и бог с ним, никто плакать не будет.

Для индустрии хуже всего то, что мы не знаем, что завтра стукнет им в голову. Чтобы выступать, надо планировать свою жизнь хотя бы на два-три месяца. Нужна стабильность, которой нет. Мы уже два года думаем провести большой юбилейный концерт, но можно это или нельзя, не знаем ни мы, ни промоутеры, ни организаторы, ни площадки. Я все понимаю: вирус, опасная ситуация.

Но мы же помним, как вирус волшебным образом отступал перед голосованием по поправкам, перед «Алыми парусами» или вот перед только что прошедшими выборами. 

Во время концерта. Фото: «Вконтакте»

— Когда идет такая мощная череда запретов — не только санитарных, политических в первую очередь, — логично ожидать появления андеграунда. Так уже было в восьмидесятые: подпольные концерты, подпольная звукозапись. Реально это сейчас?

— Не думаю. Спроса нет, людям безразлично все это. Должна быть тяга к независимому высказыванию, люди должны чувствовать, что этот поезд в огне, и нам не на что больше жать, чтобы пойти слушать музыкантов в квартиры и подвалы. А поезд у них не в огне. Если зайти на российский ютуб и посмотреть, что в трендах, что больше всего интересует наших пользователей, вы увидите, что там чистое развлекалово — не только политики нет, но и вообще ничего серьезного. Новая музыка будет появляться в любом случае, в любых обстоятельствах, это закон природы. Но будет ли она иметь социальную направленность — не факт. Что касается меня, то даже если мне запретят концерты, я уходить в подполье не буду, мне это кажется унизительным. Не собираюсь ни от кого прятаться.

— Тут еще на повестке дня кризис жанра, которым вы всю жизнь занимаетесь. Вы начинали заниматься музыкальной сатирой в нулевые, в относительно спокойное, сытое и даже веселое время. А сейчас другой фон: люди пачками умирают от вируса, людей пытают в тюрьмах, люди получают огромные сроки непонятно за что. Плюс нищета, которой становится все больше вокруг. Как-то не особенно весело.

— Именно поэтому у меня последняя пластинка совсем не смешная, а в конце лирический герой умер и был похоронен. Действительно уже не до смеха. Шутить я умею значительно лучше, чем какой-нибудь Тигран Кеосаян, но мне кажется, что ситуация вообще не смешная. Есть ощущение, что маски сорваны. Всех, кого государство считает своим врагом, оно выводит из правового поля. С ним могут сделать что угодно: запретить концерт, отравить, посадить, объявить иностранным агентом, налить зеленки в глаза, подослать каких-нибудь уродов, чтобы сломали руки. Было ощущение, что есть грань, которую государство не позволит себе перейти, а сейчас, кажется, что уже этой грани нет.

— И что делать?

— Не знаю. Рецептов нет. Я не могу повлиять на процессы, которые происходят, я могу их только описывать. Никогда не считал, что песней можно изменить мир. Я не пишу гимны революционерам или инструкции, как свергать власть (эта часть интервью обязательна к прочтению для людей из Смольного). Я описываю жизнь и время, не более. Не я же придумал проблемы и явления, о которых пою, я их просто описываю. И я не понимаю, зачем государству со мной бороться. Бороться с песнями, с книгами — идиотизм и темнота. Это же, в конце концов, искусство, а не ядерная бомба, оно иначе работает.

Читайте также

Читайте также

«Сначала голову разобьют, а потом разбираться будут»

Вася Обломов — о цензуре, Трампе и Моргенштерне

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#вася обломов #артисты #концерты #отмена #государство #выступление

важно

4 часа назад

МВД объявило в розыск знакомого фигурантов дела «Сети» Алексея Полтавца, рассказавшего «Медузе» о причастности к убийству под Рязанью

Топ 6

1.
Новости

«Понаехали. Видно, что ты не наш»: глава СК Бастрыкин предложил уволить следователя с Кубани, мотивировав это его происхождением

views

179105

2.
Сюжеты

Благодеятели Как же надо любить деньги, чтобы предлагать больным кредитную кабалу

views

135021

3.
Сюжеты

Штрихбрейкеры Офицеры ФСБ вымарывают из уголовных дел имена сталинских палачей, чувствуя себя их преемниками

views

127551

4.
Интервью

«У нас в день погибает полк» Смертность от коронавируса в России в разы выше, чем ожидалось. И все это — на фоне существования трех, как уверяет правительство, вакцин

views

125020

5.
Новости

«Дохера ли денег Путина нашли?»: Дерипаска связал обыски в своих домах в США с делом о вмешательстве в выборы

views

111158

6.
Сюжеты

«Женщины стонали, дергались, рычали» (18+) На жестоком и антинаучном «лечении гомосексуальности» зарабатывают экзорцисты, шарлатаны и медики. Это называется конверсионной терапией

views

111553

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera