Комментарий · Культура

Приближаться? Обниматься? Уклоняться?

В Екатеринбурге проходит масштабная биеннале современного искусства — от завода до цирка, все подчинено разговору о современном

прямо сейчас
views

2

прямо сейчас
views

2

Открытие VI Уральской индустриальной биеннале современного искусства на заводе УОМЗ в Екатеринбурге. Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Несовершенно и несекретно

Прежде постороннему попасть в Сокол было невозможно. КПП начинались задолго до въезда в огороженный со всех сторон поселок — часть города Снежинск, которой, впрочем, не было на советских картах ни как «объекта 0211», ни тем более как «лаборатории Б», не было там и самого Снежинска. Здесь разрабатывали оружие и изучали влияние радиации на человека — в Соколе, например, несколько лет работал выдающийся биолог и генетик Николай Тимофеев-Ресовский (1900-1981), в 50-е не получивший Нобелевскую премию, кажется, лишь потому, что СССР не стал отвечать на запрос шведского комитета, жив ли знаменитый генетик или нет.

Судьба Тимофеева-Ресовского — одна из многих судеб, к которым обратился в Соколе Павел Отдельнов, художник-исследователь и расследователь. Его проект «Звенящий след» в рамках VI Уральской индустриальной биеннале современного искусства развернут в доме, где прежде размещалось общежитие для специалистов, среди которых были и пленные немцы. Три этажа там названы, словно улицы в городе — Немецкая, Дворянская, Пролетарская, нетрудно догадаться, где жили пленные специалисты, ученые «из бывших» и выходцы из рабоче-крестьянского союза. Выбрав в качестве термина слово из сленга атомщиков («звенеть» — это когда счетчик Гейгера предупреждает о повышении радиации), Отдельнов разместил в двадцать одной комнате живописные и графические работы, цитаты на стенах и фотографии, посвященные месту и людям, которые обитали в этих краях, большим и трагическим событиям истории; так, рассказывается о последствиях катастроф, в том числе о переселении целых деревень после взрыва на «Маяке» в 1957 году. Названия комнат конкретны — «Котлован», «Шоколадники» (те, кто получали в пайке шоколад), «Полярное сияние» (в местной газете мини-ядерный взрыв, следы которого в атмосфере были видны еще долго, пытались выдать за природный феномен). С рассказами экскурсовода Алексея Липатникова, которому теперь принадлежит здание, прошлое оживает, но перед нами не театр и не публицистика, а художественное воплощение времени.

Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Проекты Отдельнова вне Москвы настолько значительны, что их стремятся показать и в столице — хотя в случае c Соколом сложно представить, как именно можно это сделать, не везти же конструктивистское здание целиком? Но и сымитировать его невозможно, здесь важны следы времени, которые проступают повсюду, от планировки комнат и коридорной системы до мелких примет бывшего общежития, и даже специфический уральский свет за окнами — тоже часть выставки. К счастью, челябинские власти, кажется, оценили и красоту проекта, и его туристическую привлекательность, не исключено, что в том или ином виде «Звенящий след» останется в бывшем доме отдыха чекистов, ставшем в дни войны госпиталем, и после закрытия биеннале. На обороте листка, где перечислены названия комнат, напечатана подписка о неразглашении сведений особой важности, секретных и совершенно секретных, а также о запрете любого контакта с иностранцами, включая запреты на посещение посольств, миссий и консульств иностранных государств — потенциальным иноагентам есть к чему стремиться и чего ожидать. Но куда важнее реакция местных жителей — некоторые, говорят, плакали на выставке.

О жизни потаенных городов всегда предпочитали не рассказывать; мало что так ранит людей, как превращение их в фигуры умолчания.

Екатеринбург и не только

Индустриальная биеннале проходит в нескольких городах Урала, в этом году она вновь вышла за границы Свердловской и Челябинской областей, среди участников оказались Тюмень и Тобольск («Новая» писала о выставках в этих городах в статье «Потрогать или дотронуться?»), а также чугунолитейные и прочие заводы — так, в Полевском на одном из зданий Северского трубного завода художники Анна и Виталий Черепановы нарисовали на стене заводоуправления огромную композицию с фигурой человека в медицинской маске — посмотреть проекты резиденций за пределами Екатеринбурга можно в рамках «арт-индустриальных маршрутов». Биеннале везет за город всех желающих.

Основной проект с поэтичным названием «Мыслящие руки касаются друг друга» в Екатеринбурге лишен главного адреса, он проходит сразу в восьми местах, от цирка с отличной программой перформансов до Уральского оптико-механического завода, от музея истории и археологии Урала до бывшего кинотеатра «Салют», где показывают видео.

Девиз биеннале вполне пандемиен — «Время обнимать и уклоняться от объятий», хотя его придумали еще в 2019 году, до эпидемии, он связан с Екклезиастом.

Сегодня выбор действия, обнять или уклониться, зависит от степени оптимизма отдельного зрителя, но далеко не все работы способны этот оптимизм поддержать.

Так, на оптико-механическом заводе построили настоящую зону в миниатюре — большое пространство огородили забором из колючей проволоки, внутри поставили маленький домик, куда можно зайти: вырезки с видами пейзажей из журналов на стенах, транзисторный радиоприемник на столе с музыкой 90-х… 61-летняя турецкая художница Хале Тенгер работала над инсталляцией в годы, когда радио в Турции освободилось от госмонополии, но сила искусства — в его метафоричности: сегодня внутрь «игрушечной» зоны заходишь с мыслью о недетских проблемах журналистов во всем мире.

Инсталляция художницы Хале Тенгер. Фото: Донат Сорокин / ТАСС

В Екатеринбурге много работ турецких авторов: все три куратора биеннале — Чала Илекэ, Аднан Йылдыз и Ассаф Кимель — родом из Турции, они живут и работают в Германии, но хорошо знают турецкую арт-жизнь, тем более что многие из этих художников давно в Европе. Иностранные кураторы — всегда возможность взглянуть на родное искусство сквозь призму мирового. Наряду с большим количеством работ уральцев в программе фильмы, инсталляции и объекты таких звезд, как Яэль Бартана или Клеман Кожитор — в «Салюте» показывают фрагменты его знаменитой постановки балета на музыку «Галантных Индий» Рамо в Парижской национальной Опере, потрясающий гимн крапму (уличному танцу, рожденному лет сорок назад в афроамериканской среде Лос-Анджелеса), — вдохновленный татлинской «Башней Третьего Интернационала» фильм Антона Гинцбурга «Turo» (2016). Здесь связываются воедино Утопия, Авангард, Чернобыль и распад Советского Союза — набор, которому позавидовали бы многие в 20-е, если, конечно, кто бы поверил в такое развитие истории.

Среди спецпроектов — остроумная выставка «Обнять/плакать» в екатеринбургской галерее «Синара Арт». О профессиональных кризисах в арт-среде куратор Лев Шушаричев рассказывает с авторами, чьи работы не были отобраны для нынешней биеннале. Подобный негативный опыт сопровождает многие карьеры, особенно молодых художников, каждый по-своему справляется (или не очень) с отказом, критикой и порой высокомерием со стороны отборщиков. Выставка рассказывает и о таких опытах, и о потаенных сторонах арт-жизни, куда редко проникает любопытствующий нос зрителя.

В залах «Синары» показывают и выставку, связывающую уральский текстиль и опыты звукового его перевоплощения — при помощи специальной технологии звучать начинает любой материал, публика может проверить это прямо на себе.

Что хорошо в подобных проектах, помимо их художественного значения, так это место, где они проходят, — культурный центр «Синара» возник усилиями большой строительной компании, которая не просто извлекает прибыль из новых домов, но не забывает и о новых смыслах. Подобное происходит теперь все чаще — так, в Тюмени на территории бывшего рыбного порта, где затевается большое строительство, новые хозяева ведут переговоры с Гошей Елаевым и другими художниками группы «Космическая корова» по поводу организации здесь арт-центра. Чем кончится, пока еще непонятно, но сами возможности радуют.

Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Уточнение особенностей

Среди самых дурацких терминов в современном арт-языке, повторяемых вкривь и вкось, — «локальная идентичность». Термин навяз, но суть передает правильно: с поиском своих корней и уточнением особенностей связана выставка в арт-галерее Ельцин-центра «МЖК-1980». Она рассказывает о феномене молодежных жилых комплексов в позднем СССР и состоит из двух проектов — «Что делает нас лучше» и «Место на Земле». Первый — документальный, посвящен феномену «дома своими руками» в стране, где квартиру ждали десятилетиями, второй — попытка художественного осмысления утопии совместного проживания.

В Свердловске построили один из самых больших МЖК в стране, «Комсомольский»; воспоминания повзрослевших участников далеких событий, зафиксированные на видео и в слове, — среди самых впечатляющих экспонатов. Каких только работ не приходилось бросать будущим новоселам, чтобы устроиться штукатуром, каменщиком или маляром и получить право относительно быстро вселиться в отдельную квартиру. Из сегодняшней перспективы это выглядит тотальным унижением, но тогда движение МЖК поддерживали с неменьшей помпой, чем строительство БАМа — и если последний по-прежнему выглядит экономически спорным, то от МЖК остались хотя бы дома, где скорее обнимались, чем уклонялись от объятий.

Основной проект биеннале открыт до 5 декабря, остальные выставки завершатся раньше.

Читайте также

Читайте также

Потрогать или дотронуться?

Какие выставки смотреть в октябре

Алексей Камчатский, специально для «Новой»

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#биеннале #екатеринбург #выставка #современное искусство #искусство

важно

3 часа назад

В Москве и Подмосковье ввели локдаун с 28 октября до 7 ноября

важно

5 часов назад

Суд запретил продажу в России 61 модели смартфонов Samsung из-за патентного спора

важно

7 часов назад

Что произошло за ночь 21 октября. Коротко

Топ 6

1.
Исследование

Секс без просвета Россия догнала Африку по ВИЧ, и дело не в наркотиках. «Тихая эпидемия» — в пяти графиках

views

280746

2.
Репортажи

«Это не тот человек и не та ситуация» Задержание в больнице, ночь в ИВС и домашний арест: за что силовики преследуют ректора Шанинки

views

211847

3.
Открытое письмо

«Избыточно и демонстративно жестоко» Открытое письмо студентов, выпускников, преподавателей и сотрудников Московской высшей школы социальных и экономических наук (Шанинки)

views

181306

4.
Новости

«Понаехали. Видно, что ты не наш»: глава СК Бастрыкин предложил уволить следователя с Кубани, мотивировав это его происхождением

views

177120

5.
Сюжеты

Штрихбрейкеры Офицеры ФСБ вымарывают из уголовных дел имена сталинских палачей, чувствуя себя их преемниками

views

125672

6.
Расследования

Мамы дорогие! Как миллиарды рублей, выделяемые государством на материнский капитал, оседают в карманах чиновников и риелторов. Расследование Дениса Короткова

views

123967

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera