Комментарий · Политика

Талибы*, …!

Почему министру Лаврову придется договариваться с запрещенной в России организацией

Этот материал вышел в № 77 от 16 июля 2021
Читать номер

Этот материал вышел в
№ 77 от 16 июля 2021

17:52, 14 июля 2021Георгий Кунадзе, дипломат, политолог
views

22267

17:52, 14 июля 2021Георгий Кунадзе, дипломат, политолог
views

22267

Фото: Reuters

Кажется, еще вчера министр иностранных дел России Сергей Лавров призывал к выводу американских войск из Афганистана. Но когда этот призыв был, наконец, услышан в Вашингтоне, назвал решение о выводе американских войск преждевременным и не оставляющим «даже маленького шанса на нормализацию обстановки».

Впрочем, обвинять главного российского дипломата в непоследовательности все-таки не стоит. Требование о выводе американских войск отовсюду, где они находятся, — дежурный прием российской пропаганды, в то время как публичное сожаление об их уходе из конкретной страны, в данном случае из Афганистана, — политическое заявление, указывающее на реальную озабоченность России этим шагом ее заклятого главного «партнера».

Пропаганда и внешняя политика — понятия близкие, но далеко не всегда совместимые. Сказать можно все, что угодно, но по факту военное присутствие США в Афганистане много лет обеспечивало безопасность постсоветских стран Центральной Азии, которые Россия по привычке относит к сфере своего влияния.

С учетом этого обстоятельства «предательское» решение США о выводе своих войск из Афганистана явно стало для России немалым ударом.

От которого ее «гибкая» пропаганда оправилась довольно быстро, взяв на вооружение тезис о том, что поспешный уход из Афганистана станет для США признанием их поражения. Имея за плечами столь же поспешный уход из того же Афганистана тридцать с лишним лет назад, Россия, несомненно, знает, о чем говорит.

В отличие от российской пропаганды, российская внешняя политика оправится от ухода США из Афганистана нескоро, если оправится вообще. Причин на то множество.

Запрещенное в России фундаменталистское исламское движение «Талибан» — организация фанатичная и иррационально жестокая, широко известная насаждением дичайшей гендерной дискриминации, варварским уничтожением памятников культуры доисламского периода, казнями «неверных» и вообще не замеченная ни в чем хорошем. По совокупности отрицательных характеристик движение «Талибан», наверное, чуть лучше «Аль-Каиды» или какого-нибудь «ИГИЛа», но чуть хуже, чем, скажем, «Хизб ут-Тахрир», тоже запрещенных в России.

Бойцы афганского спецназа помогают солдату национальной армии, раненному во время перестрелки с талибами. Фото: Reuters

До сих пор присутствие войск США и их союзников, а также финансовая помощь Запада позволяли правительству Афганистана кое-как существовать и даже сдерживать напор «Талибана», оказавшегося очень живучим. История Афганистана, как, впрочем, и других исламских стран учит тому, что хрупкое равновесие между новообращенными светскими властями и исламистами плохо переносит уход войск иностранных «прогрессоров», хоть западных, хоть антизападных. Хотелось бы, конечно, надеяться на лучшее, но, объективно говоря, оснований ожидать, что нынешнему афганскому правительству Ашрафа Гани удастся избежать участи другого афганского правительства — Мохаммада Наджибуллы — пока немного. Самого президента Гани американцы, вероятно, успеют эвакуировать, но и только.

Пришедший на смену его правительству фундаменталистский режим «Талибана» вряд ли сможет рассчитывать на западную помощь стране, которая в период с 2002 до 2019 год превысила 100 млрд долларов. Ему придется выживать самостоятельно, на что потребуются деньги. Где их взять в чудовищно отсталой и нищей стране, которая и сегодня выживает выращиванием опиумного мака (87% его мирового производства) и не вполне легальным экспортом продуктов его переработки?

Афганские наркотики везут в Европу по древнему Памирскому тракту, стратегической дороге, идущей через Горный Бадахшан. Эта малонаселенная автономная область Таджикистана, граничащая с афганской провинцией Бадахшан, известна тесными связями с соплеменными афганскими таджиками. Которых в Афганистане примерно столько же, сколько в самом Таджикистане. До 2005 года границу Таджикистана с Афганистаном охраняли российские пограничники, а теперь — таджикские. На качество охраны границы это повлияло мало: в силу ряда объективных причин, оно всегда было не очень высоким. А в Горном Бадахшане просто низким. Давным-давно бравый датский генерал, главный военный наблюдатель ООН в Таджикистане, отвечая на мой вопрос о том, сколько бойцов он взялся бы скрытно перебросить через границу в Горном Бадахшане, сказал: «До дивизии». Пошутил, наверное.

Читайте также

Читайте также

Террористы пообещали нашим дипломатам завязать с героином

Способен ли «Талибан»* остановить наркотрафик в Афганистане?

Вообще говоря, «счастливо» избежавшие делимитации и демаркации границы в постсоветской Центральной Азии — вещь непредсказуемая: они могут, вдруг, стать источником острого конфликта, но в остальное время, и правда, вполне проницаемы. Мне однажды пришлось долго искать пограничников, чтобы легально пересечь границу Киргизии через забытый богом погранпереход в пустыне.

Возможный выход талибов на границы Центральной Азии, станет, вероятно, фактом уже в близкой перспективе.

Как это скажется на интересах России, не очень понятно. Целостной политики в Центральной Азии у нее давно нет. Как нет, по-моему, и ясного представления о том, чего можно ждать от иных стран субрегиона в связи с надвигающимися переменами в Афганистане. (Воевать с Украиной и собачиться по этому поводу с Западом, ясное дело, куда важнее.)

Хотя, к примеру, анекдотический султанат в Туркмении, как кажется, всегда готов договориться с талибами, в том числе на условиях не вполне приемлемых для России. А, по сути, антиклерикальный режим в Узбекистане может, наоборот, с талибами разругаться без согласования своих действий с Россией. Сможет ли Россия договориться с Туркменистаном и Узбекистаном хоть о какой-то координации подходов к проблемам Афганистана — вопрос. Хотелось бы, чтобы смогла.

Представители делегации политического офиса запрещенного в РФ движения «Талибан» на пресс-конференции в Москве, 9 июля 2021 года. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

Особое же беспокойство России не может не вызывать положение в Таджикистане, в силу хорошо понятных причин, находящемся под ее защитой не только на словах, но и на деле. И здесь договариваться с талибами придется самой России. Как это сделать, никто толком не знает.

Например, нужно будет поддерживать правовой статус и роль, которую играет в Таджикистане 201-я база Вооруженных сил России (бывшая 201-я мотострелковая дивизия с приданной ей авиагруппой), а также обеспечивать безопасность размещенного в горах близ Нурека комплекса «Окно» Космических войск России, осуществляющего контроль космического пространства.

Главный же для России вопрос состоит в том, как поведут себя талибы в случае массовых выступлений против режима пожизненного правителя Таджикистана Эмомали Рахмона. Последний давно потерял берега, что вряд ли по нраву его народу. Россия, понятное дело, всегда будет на стороне Рахмона как «легитимного» правителя, а вот на чьей стороне окажутся талибы, неизвестно.

Ситуация очень запутанная: в нынешней конфронтационной парадигме ее внешней политики очевидных крупных ходов у России нет. Остается тактика малых шагов, которые позволили бы сохранить каналы общения с обеими сторонами афганского конфликта. Первый такой шаг Россия уже сделала, возобновив диалог с талибами, пусть даже чересчур демонстративно. Хотя Восток, как известно, дело тонкое, не терпящее суеты и публичности.

Что и как говорит Лавров на консультациях с талибами, нам знать необязательно. Хочется лишь надеяться, что он окажет им должное уважение. И, по крайней мере, не назовет дебилами. А вот спешить договариваться, вероятно, не стоит.

Нетрудно предположить, что талибы будут добиваться от России снятия с них оскорбительного ярлыка «запрещенной организации». Рано или поздно это, конечно, придется сделать, но лучше позже, чем раньше. Почетное звание «разрешенной организации» талибам придется заслужить, научившись прислушиваться к пожеланиям России. Список пожеланий, надеюсь, давно готов.

Волею обстоятельств, у России и «Талибана» есть кое-что общее — здесь и сейчас они изгои мировой политики. Почему бы не обыграть тему общности судеб?

В апреле 1941 года, сразу после подписания в Москве Советско-японского пакта о нейтралитете Сталин счел уместным сказать министру иностранных дел Японии Мацуоке: «Мы — азиаты, а азиаты должны держаться вместе». Почему бы Лаврову не сказать нечто подобное главе делегации «Талибана», быть может, даже авансом?

Бывшие моджахеды, перешедшие на сторону правительства Афганистана. Фото: Reuters

Рано или поздно, но совершенно неизбежно вопросы мирного урегулирования встанут на любых переговорах с обеими сторонами афганского конфликта. До тех пор, пока талибы не совсем победили, а нынешнее афганское правительство не совсем проиграло, шансы на такое урегулирование остаются. Хотя времени катастрофически мало.

Не пригодится ли здесь опыт мирного урегулирования в Таджикистане, завершившегося 27 июня 1997 года заключением Общего соглашения об установлении мира и национального согласия? Документ тогда подписали президент Таджикистана Эмомали Рахмонов (ныне — Рахмон) и глава Объединенной таджикской оппозиции, лидер Партии исламского возрождения Таджикистана Саид Абдулло Нури.

Быть может, МИД России смог бы организовать для высоких представителей нынешнего афганского правительства и «Талибана» изучение опыта этого беспрецедентного мирного урегулирования, в результате которого и волки остались сыты, и овцы не пострадали.

И, наконец, самое неприятное: на продолжающийся «экспорт» афганских наркотиков в Европу придется закрыть глаза по крайней мере до тех пор, пока в мире не найдутся богатые спонсоры, желающие помочь афганскому народу не умереть с голоду. Или, для разнообразия, создать хоть какое-то подобие современных промышленности и сельского хозяйства.

Одним словом, иншалла.

Читайте также

Читайте также

Не влезай — убьют

Террористы в Афганистане почувствовали себя полноправными хозяевами: угрожают даже Турции и строят свой халифат, без блэк-джека и «непристойностей»

* Талибы, Талибан — организации, признанные террористическими и запрещенные в России

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#афганистан #талибан #лавров #мид рф #террористические организации

важно

6 часов назад

Минюст внес в реестр СМИ-иноагентов главреда «Проекта» Баданина и семерых журналистов. Издание признали нежелательной организацией

важно

7 часов назад

Международный лесной попечительский совет запретил продажу древесины, полученной при санитарных рубках в Иркутской области

Подписывайтесь!

Slide 1 of 5

выпуск

№ 77 от 16 июля 2021

Slide 1 of 6
  • № 77 от 16 июля 2021

Топ 6

1.
Комментарий

Спустили урок По российскому образованию нанесен патриотический залп: теперь школьников будут учить любви к России на обязательной основе

views

365110

2.
Комментарий

Александр Ширвиндт: «Чиновники подтираются этими воззваниями». ВИДЕО Знаменитый актер — о позиции Министерства культуры в скандале с увольнением директора музея имени Бахрушина

views

211539

3.
Репортажи

Дочь самурая — человек-проблема Что стоит за увольнением директора передовой нижегородской школы Елены Моисеевой, которая делала учебу процессом вне политики. Репортаж Ильи Азара

views

150777

4.
Исследование

Преступления против истории Как в России устанавливается монополия на «правильное» прошлое

views

117160

5.
Скандалы

«Она сломала даже домики для котов», …а теперь будет рушить дом Бахрушина. Скандал в Театральном музее не утихает

views

110661

6.
Интервью

Принуждение к счастью Психотерапевт Андрей Курпатов — о стремительной инфантилизации, цифровом аутизме, информационной псевдодебильности и потере идентификации современного человека

views

106563

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera