Рецензия · Культура

Мужество оставаться человеком

Сергей Женовач поставил в МХТ имени Чехова спектакль про историческую суть войны

11:47, 11 мая 2021Марина Токарева, обозреватель

819

11:47, 11 мая 2021Марина Токарева, обозреватель

819

Фото: Александр Иванишин

Громовые залпы, бомбежка, звук трассирующих очередей. Рушатся колосники и софиты, искрят оборванные провода. Падает половина простреленного, прошитого очередями знаменитого занавеса с чайкой. Войну, взрывающую театр, хаос и гибель сцены, как целого мира, виртуозно поставил и выверил сценограф Александр Боровский.

— Почему я цел? Почему не ранен, не убит? — спрашивает лейтенант Керженцев (Артём Быстров) в наступившей тишине. Этим главным вопросом человека на войне, да и после нее, начинается спектакль.

«В окопах Сталинграда» на большой сцене МХТ имени Чехова Сергей Женовач собирался поставить к 75-летию Победы, но не позволили карантинные обстоятельства; завершить работу удалось лишь сейчас. Давняя повесть Виктора Некрасова поначалу казалась странным режиссерским выбором: не сценичный военный эпос, целиком мужской спектакль. Оказалась — точным.

Фото: Александр Иванишин

Ничем не похож этот спектакль на «датский». Женовачу по самой его природе чужд ложный пафос. В спектакле всего слышней тихий голос от первого лица. Керженцев свой монолог ведет с уровня пониже сцены — из окопа, землянки. Почти весь его фронтовой дневник, взятый театром, — о товарищах, рядовых, ротных и батальонных, павших и живых. О тех, кто, сам того не зная, выиграл Сталинградскую битву, переломив ход войны.

В спектакле сохранено одно из многих военных воспоминаний-свидетельств, то самое, которое в качестве ключевой художественной детали приводил студентам в пример Эйзенштейн: об окурке, еще дымившемся на губе убитого;

«и это было страшней всего, что я видел до и после на войне». Но в целом, готовя инсценировку, режиссер жертвовал подробностями ради поэтики, создавая не столько географию происходящего, сколько ранжир внутренних событий. Он как будто учитывает послевоенную литературную дискуссию о правильных масштабах изображения: глобус или карта-двухвёрстка, то есть общий ракурс или крупный план, и сознательно движется поперек знаменитому «…здесь нет ни одной персональной судьбы, все судьбы в единую слиты». Именно особенность, единственность, ценность каждого отдельного человека — сюжет и задача спектакля.

На программке — изображения-негативы, черно-белые пятна лиц, черты которых едва угадываются. Их «проявляет» спектакль, их, тысяч безымянных солдат, типические истории озвучивает.

Фото: Александр Иванишин

Карнаухов (Олег Гаас), который писал стихи. Ширяев (Владимир Любимцев), который знал, что погибнет. Азартный Чумак (Данил Стеклов), сберегший для командира коньяк шесть звездочек, Валега (Алексей Краснёнков), ординарец, скупой на слова устроитель военного быта, Фарбер (…?), которому поручено сделать подрывников из плотников, — все они генетически родственны и толстовскому штабс-капитану Тушину, и Василию Теркину.

Женовач всегда, в любом материале, прежде всего ищет историю человека. «Что такое вообще храбрость, — мучается Керженцев, — все боятся!»

«Каждая снятая мина должна быть учтена» — нудно требует капитан Устинов (Александр Усов). «А кончится война, приедете ко мне на три недели!» — мечтает вслух сумрачный ординарец Валега. «Жизнь — нелепая штука», — рефлектирует Фарбер. Их тогдашнее многоголосье — сегодня бессмертный полк.

Один из центральных эпизодов — суд над капитаном Абросимовым. Между «сберечь людей» и «шагом марш в атаку!» — историческая суть войны.

На которой были маршалы, тратившие солдат как расходный материал, а были лейтенанты и капитаны, для кого не существовало победы «любой ценой». И короткая авторская дистанция, с которой оценивались события, сегодня обращается в долгий обратный взгляд режиссера. Один жест штабного подлеца (зримое решение постановщика) — и ложится целый батальон. Участь рядовых, кого гнали на немецкие танки, кто обязан был подчиняться бессмысленным приказам, — важная тема спектакля.

Фото: Александр Иванишин

«Мой лейтенант» назвал Даниил Гранин свою военную повесть последних лет жизни и последней честности. Лейтенант Виктор Некрасов своей повестью начал путь в литературу. Окопная проза тридцатипятилетнего бывшего архитектора была опубликована сразу после войны, в 1946-м, сначала получила Сталинскую премию, а потом попала в списки запрещенной литературы. Биография автора, с его во все советские времена неуместной предельной честностью, романная сама по себе, исподволь входит в состав спектакля, диктует меру и ритм.

Фото: Александр Иванишин

Как играет Быстров? Без «игры». Собранно, сосредоточенно, просто. И так же стараются вести свои роли-монологи мхатовские молодые артисты. Женовач отучил труппу от крика, привил вкус к подлинности интонаций, собрал молодых вокруг военной темы как опыта человеческого и актерского. Значимость этой работы, ее непоказная народность очевидна залу, чьи овации в финале оглушительны.

Как изменился за семьдесят шесть лет театр в освоении военной темы? Что считает сегодня важным и первостепенным? Чтобы это понять, достаточно провести на спектакле во МХТ имени Чехова семьдесят пять минут. Премьера состоялась в канун Дня Победы. Женовач захотел и смог вернуть в «обиход» современности настоящую цену великого и трагического праздника нашей истории, его непарадное лицо: боль, потери, одиночество, страх — и мужество оставаться человеком.

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#спектакль #актеры #режиссеры #женовач

важно

3 часа назад

ХАМАС сообщил о запуске 130 ракет в сторону Тель-Авива. Над городом работают системы ПРО, есть погибшие

важно

4 часа назад

Что произошло за день 11 мая. Коротко

выпуск

№ 50 от 12 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 50 от 12 мая 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

552151

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

385944

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

265206

4.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

153340

5.
Новости

«Добили жену — добейте и меня»: ветеран вышел на акцию против незаконной торговой пристройки в Петрозаводске

150599

6.
Колонка

Новые лишенцы Депутаты всех фракций Госдумы задумали отнять у россиян избирательные права

141870

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera