Сюжеты · Общество

«Мы справимся. Лишь бы государство не мешало»

Как выживают многодетные семьи, если почти в каждом третьем российском доме топят дровяную печку

14:15, 6 мая 2021Надежда Андреева, собкор по Саратовской области

79

14:15, 6 мая 2021Надежда Андреева, собкор по Саратовской области

79

Поселок Жасминка. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Президент Владимир Путин пообещал, что жители частных домов не будут платить за подведение газа к границам своих земельных участков. «Немало российских семей живет в населенных пунктах, к которым уже подведены газовые сети. Вроде вот она, труба, а газа в домохозяйстве нет», — отметил глава государства в послании Федеральному собранию. Правительство подготовило поправки в Закон о газоснабжении, которые позволят гражданам не платить за трубу от поселкового газопровода до собственного забора.

За предвыборный год это уже второе фундаментальное открытие властей, присмотревшихся к быту избирателей. Зимой президент узнал, что россиянам не хватает денег на еду. Теперь оказалось, что почти в каждом третьем доме топят дровяную печку (уровень газификации по стране составляет 71 процент, в сельской местности — 60 процентов).

Счетная палата выяснила, что за три последних года планы по газификации исполнены на 15 процентов. До сих пор «Газпром» строил магистральные и межпоселковые сети. Прокладывать трубы по улицам должны были регионы и муниципалитеты, у многих из которых не хватает на это бюджетов. «Последнюю милю» (участок от внутрипоселкового газопровода до границы конкретного участка) оплачивал конечный потребитель. Причем по фантастическим ценам: в Саратовской области — от 30 тысяч рублей за метр, что выше средней зарплаты по региону.

Минэнерго предлагает создать в каждом регионе единого оператора газификации (в большинстве случаев в этой роли выступят структуры «Газпрома»), который будет тянуть газ от магистральной линии до каждого забора. Но пока непонятно, кто будет платить за работы.

В ближайшие 5 лет на газификацию страны нужен почти триллион рублей. «Газпром» готов выделить 526 млрд. По словам вице-премьера Александра Новака, «не хватает порядка 50–60 миллиардов рублей в год». Правительство обещает определить источники финансирования до конца лета. Минэнерго уверяет, что ситуация не приведет к росту тарифов.

До 2025 года планируется газифицировать 3600 городов и сел, то есть больше 500 тысяч квартир и частных домов. Самые масштабные работы предполагается провести в Алтайском крае, Карелии, Ленинградской, Ярославской и Сахалинской областях. Технически возможная сетевая газификация завершится в 23 регионах, в том числе в Саратовской области.

Саратовские газовики обещают подвести сети к 500 дворам в отдаленных деревнях и почти к четырем тысячам земельных участков в строящихся поселках многодетных. Сейчас в регионе живут 23 400 многодетных семей. Выдано больше 9 тысяч бесплатных участков, предусмотренных президентским указом 2011 года. К 66 процентам проведены электролинии, к 45,5 процента — водопровод и только 38,5 процента газифицированы.

Дай миллион!

Улица в поселке многодетных Жасминка выглядит так: валы засохшей грязи, колеи, кое-где засыпанные щебенкой, и бетонные столбы с проводами, но без фонарей. Слева и справа от дороги среди бурого прошлогоднего бурьяна видны фундаменты недостроенных домов. В Жасминке льготникам выдали больше 100 участков. Живут здесь меньше двух десятков семей.

Дом Гречневых. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Дом Гречневых — в конце колеи, у леса. «В 2011 году здесь была свалка. Мы вывезли двадцать КамАЗов мусора», — вспоминает Елена, мать троих сыновей. — Мы думали, государство сдержит слово. Президент много раз говорил, что участки многодетным должны выдавать с коммуникациями. Но областные власти объясняют, что это — только рекомендация», — разводит руками Елена.

Ближайшая точка, откуда можно протянуть газ, — в 500 метрах. Газовики запросили миллион. «Куда я только не писала — и Путину, и Володину. Все письма спускали в администрацию Ленинского района Саратова, а у них ни на что денег нет», — отмахивается собеседница.

Гречневы пробурили на участке скважину. Вода в ней оказалась не питьевого качества. Городской водоканал предлагал построить для поселка новую ветку по своим расценкам: 11 тысяч рублей за погонный метр трубы (в 15 раз выше рыночной цены). Первопоселенцы почти год добивались разрешения строить линию своими силами (по вменяемым ценам). Девять семей скинулись по 200 тысяч рублей и сами проложили трубу. Еще полгода многодетные бились, чтобы водоканал разрешил подключить построенную линию к центральной сети.

«Нас гоняли то за одной бумажкой, то за другой. Наша соседка Аня была на сносях. Она села на стул в офисе водоканала и сказала: не уйду, пока не подпишете, буду рожать здесь. Часов пять мы сидели. Водоканал сдался», — смеется Гречнева.

Оформление документов на строительство дома заняло 8 месяцев. В числе прочих инстанций разрешение на сооружение одноэтажного домика подписали три военных авиабазы и два гражданских аэропорта Саратовской и Самарской областей.

Елену бюрократическими марафонами не напугаешь. «В середине 2000-х, когда мы переехали в Саратов из Казахстана, я год жила в паспортном столе».

Чтобы построить дом в Жасминке, семья продала квартиру в Саратове. Денег хватило на щитовой домик (кирпичный обошелся бы вдвое дороже). Конструкцию собрали за месяц. В сентябре 2015 года Гречневы отметили новоселье.

Елена Гречнева. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

Во время первой зимовки заболел младший сын (ему было тогда шесть лет). «Скорая не приняла вызов — тогда у нас не было даже официального адреса. Я посадила ребенка на санки, попыталась вывезти к дороге. Снега было столько, что санки застряли. Пришлось нести на руках. Муж прислал с работы грузовую машину. Она пробила завал. Мы приехали в больницу с пневмонией».

Гречневы купили снегоуборщик. «В сильные снегопады чистим улицы в поселке с девяти вечера до трех часов ночи, чтобы утром дети пошли в школу. В районную администрацию звонить бесполезно».

Жасминка считается частью города. На самом деле между поселком и городом — поля, посадки, железная дорога и промзона. На большую землю можно добраться на проходящем мимо маршрутном микроавтобусе. Многодетные жители раздобыли списанный остановочный павильон и на свои деньги заасфальтировали карман.

Елена работает в школе методистом по спортивной работе, глава семьи — в нефтяной отрасли. Никакие льготы семье не положены, так как родители зарабатывают больше прожиточного минимума. «Государство смотрит на доходы, но не учитывает расходы. Сын сейчас заканчивает школу, почти вся моя зарплата уходит на репетиторов», — вздыхает Елена.

Зимой 8–9 тысяч рублей семья тратит на электрическое отопление.

В региональной программе газификации подключение участков в Жасминке запланировано на 2023–2024 годы. Местным жителям об этом не сообщали.

Последняя миля

Под навесом во дворе Селиверстовых сложены дрова, оставшиеся после зимы. На холодный сезон нужно полторы машины. «Это тысяч 25, две моих зарплаты», — говорит Снежана, разглядывая поленницу (она работает дворником в поликлинике). Если денег не хватает, Снежана и Александр сами пилят одичавшие яблони и груши (участки для многодетных в Воробьевке нарезали на месте заброшенной станции садоводства).

Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

«Те, кто видит нашу печку в Инстаграм, восхищаются: ах, как экологично! Но ведь дрова надо сначала напилить, потом нарубить. Каждую ночь часа в два-три вставать и подтапливать, чтобы дом не остывал. Дымоход со временем забивается. Зимой в мороз его не прочистишь, дым идет в дом», — объясняет Снежана.

Газовики обещают в нынешнем году начать строить в Воробьевке сети. До 2022 года запланировано подключить больше 600 участков (всего здесь выделено 1200 наделов, построено почти четыре десятка домов).

«Честно сказать, я уже ни во что не верю. Нам год за годом говорили: денег нет. Я поняла, что у чиновников нет еще и желания работать. Боюсь, что перед выборами нам рассказывают сказки», — вздыхает женщина.

Три года назад за подключение газа с Селиверстовых требовали 100 тысяч рублей. «Сейчас президент обещает, что газ бесплатно подведут к участку. Разводку по дому муж мог бы сделать своими руками, он сварщик. Но газовики требуют, чтобы мы нанимали лицензированную фирму. Это 10 тысяч рублей за проект и еще 40 тысяч — за работу», — говорит Снежана.

Селиверстовы получили участок в 2014 году. «Приехали сюда с мужем, воткнули две лопаты. Выкопали яму под фундамент восемь на восемь и полтора метра глубиной». В стройку вложили все — маткапитал, страховую выплату за попавшую в аварию машину, кредит. Александр своими руками сделал косметический ремонт и всю мебель.

В 2016-м семья заселилась в дом, хотя в нем еще не было оконных рам, — очень уж устали от съемного жилья.

Селиверстовы переехали в Россию в 2012 году из Узбекистана по программе переселения соотечественников. В семье тогда было трое детей. Сейчас родители ждут шестого. Детям из многодетных семей в Саратовской области положено региональное пособие — 695 рублей в месяц. Селиверстовы этих денег не получают, потому что среднедушевой доход в их семье на 100 рублей больше прожиточного минимума.

Снежана. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

За коммунальные услуги семья платит 7–8 тысяч рублей в месяц: 5500 рублей за электричество (Александр оборудовал на первом этаже теплый пол), 1400 рублей за откачку канализации, 1100 рублей за газовый баллон для кухни, тысячу — за вывоз мусора.

Главная проблема — сломалась машина, на которой Селиверстовы привозили воду из родника. Водопровода в Воробьевке нет (на строительство нужно больше 200 миллионов рублей), а вода в скважинах техническая, с известняком.

«Нексии» Селиверстовых пошел десятый год. Семейство давно не помещается в пятиместную машину. «Ни в лес, ни на Волгу не съездишь. ГАИ нас штрафует за то, что мы сидим друг на друге. А что будет, когда поставим кресло для новорожденной?» — потирает лоб Снежана. До ближайшей поликлиники — полчаса пути по бездорожью. С октября по апрель преодолеть это расстояние с коляской невозможно.

По областному закону семьям с семью детьми бесплатно выдают «Газель». Селиверстовы до этого показателя недотягивают (экстремальные условия проживания на выданной государством земле в расчет не берутся). В марте Снежана написала президенту. Судя по штампу на письме, ответ отправили на следующий день после президентского послания, в котором столько говорилось о любви государства к детям. АП сообщила, что помочь с транспортом не может, и посоветовала обратиться за материальной помощью в городскую думу Саратова. Раз в год многодетным семьям, чей среднедушевой доход не больше полутора прожиточных минимумов, могут выдать 6 тысяч рублей. «Я из-за декретных не пройду», — машет рукой Снежана.

Платиновые трубы

Отец пятерых детей Алексей Кривых развозит грузы на «Газели». Каждые 15 минут звонят клиенты: кому-то нужно перевезти доски, кому-то — комбикорм для цыплят. К своим 13 годам «Газель» Алексея объездила европейскую часть и север России до Архангельска.

«Моя работа мне нравится. Не нравится мне, как государство ко мне относится. Платные дороги, тахограф, того и гляди «Платон» доберется до мелких перевозок, — загибает пальцы Алексей. — У меня ИП, жена — директор, машина своя. Я плачу налог на вмененный доход раз в квартал, даже если стоял сломанный. Зачем государству знать, куда именно я ездил? Но гаишник меня останавливает и требует путевку! Получается, я катаюсь, чтобы все красиво жили — налоговая, трудинспекция, ГАИ, АЗС. А мои дети в этом списке где?»

Три года назад семья получила участок в поселке Латухино. Перед тем как подписать бумаги в саратовском комитете по имуществу, будущую латифундию показали на интернет-карте. Приехав на место, Кривых увидели, что на участке нет даже колышков (межевание и вынос границ в натуру стоит около 10 тысяч рублей). «Без этого даже забор не поставишь», — пожимает плечами Алексей.

Всего в Латухино многодетным выдали около 100 участков. В 2019 году поселенцы обратились в суд с просьбой обязать мэрию Саратова и областное правительство провести сюда коммуникации. Ленинский районный суд удовлетворил иск. Областной суд утвердил решение, сославшись на позицию Конституционного суда, который считает «недопустимым возложение бремени дополнительных затрат, связанных с инфраструктурным оснащением земельных участков, на граждан, находящихся в уязвимом социальном положении». «Иное решение вследствие тяжести вынужденных расходов могло бы обесценить данную меру социальной поддержки и поставить под сомнение доверие граждан к действиям государства», — говорится в определении КС от ноября 2017 года.

Год спустя после судебного решения мэрия нарисовала проект планировки поселка с детским садом, школой, парком и дорогами. Дальше картинок дело не пошло.

Читайте также

Читайте также

Газопровод «Мимо Сибири»

Судя по этой карте «Газпрома», Красноярский край — слепое пятно Родины. Но есть и хорошие новости

В нынешнем году газовики обещают подключить 65 участков поселка. «А кто будет за это платить?» — Алексей задает вопрос, на который федеральное правительство, декларирующее масштабную программу газификации, пока не ответило.

С газовой службой он сталкивался несколько лет назад в селе Кошели, где на маткапитал купил дом. Газ в Кошели проведен давным-давно. Ближайшая точка подключения находилась в 50 метрах от дома Кривых. С семьи запросили 67 тысяч рублей (в том числе 32 тысячи рублей за десятистраничный проект). «Мне платиновая труба зачем? Я железной обошелся бы, по 70 рублей за метр», — развел руками глава семейства и решил топить дровами.

«Сами справимся»

Алексей считает, что большой семье удобнее жить на земле: «У детей здесь есть детство. Видите, лужа перед домом? — мужчина открывает видео на телефоне. — Я хотел ее засыпать, но понял, что не стоит». На записи пятилетняя Оля сажает в пышную грязь на берегу миргородского водоема аллею резиновых сапог. Вот та же лужа зимой: Оля на трехколесном велосипеде выписывает фигуры на льду.

Отец листает видео: девятилетняя Аня с дрелью в руках возводит из фанеры гараж для велосипедов, восьмилетний Артем стреляет из воздушки (ко дню рождения сына Алексей оборудовал на подворье настоящий тир с мишенями и подсветкой). Однажды Кривых (привозивший на пленэры в Кошели студентов художественного училища) купил своим детям несколько банок краски и сказал, что «печка не обязана быть черной».

Поселок Жасминка. Фото: Матвей Фляжников / специально для «Новой»

2 марта Алексей был в рейсе. В двенадцатом часу ночи ему позвонила жена, прокричала в трубку, что дом горит. «Я набрал соседу, попросил уточнить обстановку. Он перезвонил, сказал: не торопись, дома нет, семья вышла в окно. Дочери вышибли стекло, сын вытащил маму из рамы».

Пожар подтвердил догадки Алексея о том, что добрых людей на свете больше, чем кажется. «В 7.00 семья стояла на пепелище в тапках и трусах. В 11.00 все были одеты, обуты и готовы к школе. К 14.00 нам предложили три дома для временного размещения на выбор. Вся деревня месяц до нас ходила — мебели надавали, посуды, постелей».

«У меня в жизни все замечательно, — повторяет Кривых. — Солнце есть, жена под боком, никто не стреляет. После Чечни для меня проблем не стало».

Во вторую чеченскую саратовец служил рядовым спецназа. Алексей вспоминает свой БТР, на борту которого был летний душ, сделанный из бензобака от уазика, и палатку, в которой даже зимой можно было спать в одной майке. «Все потому, что мы в школе учебник физики не курили, а читали, — поднимает палец Алексей. — Выкопали большую, по размеру палатки, яму. Поставили туда буржуйку. А наверху, куда поднимается теплый воздух, сделали нары. Соседней палатке было лень копать, пока земля не замерзла, а потом они в бушлатах дрожали».

«Самыми страшными врагами могут стать свои», — в этом Алексей убедился после войны, когда его старшая дочь (сейчас ей уже восемнадцать) попала в инфекционку с двусторонним воспалением легких. Случились весенние заморозки. Но больничное начальство отключило котельную, потому что формально отопительный сезон на эту дату считался законченным. Рядовой Кривых штурмовал мэрию. Проблема решилась. Но многодетный отец до сих пор ломает голову над вопросом: «Больница была набита под завязку. Мерзли все дети. А где же были остальные родители?»

Когда старший сын Роман (сейчас он студент университета) учился в школе, от родителей потребовали скинуться на бензин для школьного автобуса. Кривых осадил саратовское министерство образования. «Чиновники привыкли: человек из деревни покричит и обратно уедет. А я ходил три дня с вопросом: автобус — казенный, где деньги? С тех пор перебоев с бензином нет. Но денег дали только на нашу школу».

Как-то раз семья решила оформить детские пособия. «Мы с женой две недели не работали, собирали справки. Столько нервов и бензина сожгли, что я сказал: жена, давай сами себе добудем эти 600 рублей». От вопроса о том, какой поддержки от властей хотели бы многодетные, Алексей отмахивается: «Лишь бы государство не мешало, мы уж сами справимся».

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

важно

4 часа назад

Что произошло за ночь 7 мая. Коротко

Slide 1 of 6

выпуск

№ 48 от 7 мая 2021

Slide 1 of 11
  • № 48 от 7 мая 2021

Топ 6

1.
Репортажи

Интернат В закрытых психоневрологических заведениях сегодня живут 177 тысяч россиян. Большинство из них там и умрут. Елена Костюченко и Юрий Козырев провели несколько недель в ПНИ

479884

2.
Комментарий

Есть вещи пострашнее SWIFT Евросоюз угрожает отказаться от российской нефти и газа — и на этот раз вполне серьезно. Объясняет Максим Авербух

378263

3.
Интервью

Девочка, которая потеряла Конституцию 11 мая студентке МГУ Ольге Мисик выносят приговор за «осквернение будки» Генпрокуратуры

258220

4.
Репортажи

«Считаю вас всех предателями и оккупантами» Алексей Навальный проиграл суд по делу о клевете на ветерана и выступил с еще одним последним словом

195799

5.
Расследования

Чайки по именам ЛСДУЗ и ЙФЯУ9 Чем занимаются зашифрованные для Росреестра сыновья Юрия Чайки

160221

6.
Комментарий

Патриарх обличал не ту тиранию Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан

150834

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera