РепортажиПолитика

«Оконное насилие» по мотивам ненависти

Аспиранту МГУ Азату Мифтахову дали шесть лет колонии за разбитое окно офиса «Единой России»

10:11 18 января 2021Андрей Карев
10:11 18 января 2021Андрей Карев
Этот материал вышел в № 5 от 20 января 2021

Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Головинский суд Москвы приговорил аспиранта механико-математического факультета МГУ Азата Мифтахова к шести годам колонии по делу о разбитом окне офиса «Единой России». Два других фигуранта — Елена Горбань и Андрей Ейкин — отделались условными сроками. На протяжении всего процесса Мифтахова поддерживали общественники и члены научного сообщества. Перед самым приговором математики всего мира опубликовали письмо с требованием его освобождения. Защита Мифтахова опасается, что сейчас аспиранту может угрожать новое дело о самодельной бомбе в Балашихе. «Новая» восстановила хронологию уголовного преследования Азата и его друзей.

Этот материал вышел в
№ 5 от 20 января 2021

30 января 2018 года неизвестные разбили окно «Единой России» в столичном Ховрино и закинули внутрь дымовую шашку. В результате оплавился участок линолеума, говорится в материалах дела. Единороссы оценили ущерб в 48 тысяч рублей. Спустя несколько дней в «ВКонтакте» появилось 20-секундное видео под названием «Анархисты передают привет «Единой России». Нападавшие так выразили свой протест против итогов выборов президента в 2018 году.

Правоохранители возбудили уголовное дело о вандализме (ч. 1 ст. 214 УК), почти сразу появились первые задержанные — анархисты Елена Горбань и Алексей Кобаидзе. Оба дали признательные показания, после чего их отпустили под подписку о невыезде. Позднее задержали двух других подозреваемых — Святослава Речкалова и Андрея Ейкина. Первый рассказал членам ОНК о пытках: после задержания ему надевали пакет на голову и били электрошокером. Под давлением его вынудили дать показания о том, что он лидер анархистской организации «Народная самооборона». Но про участников нападения на офис «Единой России» он ничего не говорил.

Вскоре Речкалов уехал из страны и получил во Франции политическое убежище. Опасаясь реального срока, Россию также покинул и Кобаидзе. Их дела выделены в отдельное производство.

Через год дело переквалифицировали на более тяжелую статью — хулиганство по мотивам политической ненависти, совершенное группой лиц (ч. 2 ст. 213 УК). Это произошло как раз после задержания аспиранта мехмата МГУ Азата Мифтахова.

Головинский районный суд г. Москвы. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Дело о самодельной бомбе

В деле о разбитом окне Мифтахов появится через год. Сначала следствие пыталось связать аспиранта МГУ с изготовлением самодельной взрывчатки, найденной на автобусной остановке в Балашихе (ч. 1 ст. 223.1 УК). В феврале 2019 года вместе с ним задержали еще 11 человек. К ним приходили с обысками, нескольких активистов допросили и потом отпустили. Все это время Мифтахова держали в ИВС Балашихи. Позже он заявил, что правоохранители угрожали ему, пытались выбить признательные показания. По словам Мифтахова, ему приставляли к груди шуруповерт, били по лицу, ударяли кулаком по груди, колошматили по ногам.

Следы от шуруповерта остались на теле. Заявление о пытках зафиксировал член ОНК Московской области Валерий Борщев.

Почти сутки Мифтахова скрывали от адвоката. Разыскать его удалось только на следующий день после задержания. Мифтахова то перевозили из одного отдела полиции в другой, то держали в изоляторе в следственном управлении при МВД Балашихи. Уголовное дело о применении насилия СК не возбудил и на все заявления защиты постоянно штамповал отказные постановления.

Доказательств, указывающих на причастность Мифтахова к изготовлению взрывчатых веществ, следствие не нашло, а городской суд Балашихи не стал его заключать под стражу.

2019 год. Азат Мифтахов на скамье подсудимых. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Мифтахова отпустили, но сразу же задержали на выходе из ИВС по делу о нападении на офис «Единой России». 12 февраля 2019 года Головинский райсуд столицы арестовал Мифтахова.

А дело о найденной самодельной бомбе в Балашихе по-прежнему находится в подвешенном состоянии. В октябре 2020 года следователь допрашивала Азата в качестве свидетеля. По словам его адвоката Светланы Сидоркиной, следователь не скрывает намерений в дальнейшем предъявлять ему обвинение, и есть вероятность того, что после приговора Мифтахова могут увезти в СИЗО Ногинска, где он будет находиться до окончания следствия и суда по новому делу.

«Выразительные брови» и смерть секретного свидетеля

Дело о разбитом окне было передано в Головинский суд еще в марте прошлого года, но само разбирательство началось лишь в июле. Слушания постоянно откладывались из-за коронавирусных ограничений. В зал суда приставы не пускали группу поддержки Азата, и даже тогда, когда ограничения с доступом посетителей в суды были временно отменены в августе.

Как рассказывали активисты из группы поддержки Азата, сотрудница Головинского суда позволила назвать их «сбродом», а также посетовала, что «голову бы [Мифтахову] оторвать по-хорошему». Азат рассказывал маме, как после одного из заседаний, выводя его из зала, пристав угрожал ему избиением, если вдруг он как-либо отреагирует на аплодисменты и крики группы поддержки. После введения повторных ограничений осенью прошлого года в суд прекратили пускать слушателей и прессу. Разбирательство проходило только с участниками процесса.

Согласно обвинению, все пятеро фигурантов дела совершили нападение на офис «Единой России». Горбань вменяют, что она разбила окно молотком, Кобаидзе якобы бросил в офис дымовую шашку, Ейкин все происходящее снимал на видео, Речкалов опубликовал запись в интернете, а Мифтахов стоял вблизи и следил за обстановкой.

Елена Горбань. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Все уголовное дело держится на показаниях секретных свидетелей. 9 февраля 2019 года состоялась очная ставка Мифтахова с одним из них, лицо свидетеля скрыли под маской и представили под псевдонимом «Андрей Иванович Петров». Свидетель утверждал, что в ночь на 31 января он видел на Онежской улице, где находится офис «Единой России», группу молодых людей. Они привлекли его внимание, и «Петров» решил за ними проследить.

Спустя год свидетель вдруг вспомнил, что нападавшие разделились на две группы, в одной из которых находился Мифтахов.

Что конкретно там делал подсудимый, свидетель не смог объяснить. Отметил только, что тот «размахивал руками и командовал». «Петров» узнал Мифтахова, когда о нем появились новости в СМИ, тогда он решил обратиться в полицию. Свидетель запомнил подсудимого по лицу, потому что у него «выразительные брови».

В суде «Петрову» выступить не удалось, поскольку в октябре стало известно, что он умер «от сердечного приступа». Защита настаивала на том, что «Петров» никак не мог опознать никого из участников акции, находясь вдали и в темноте.

Помимо засекреченного «Андрея Ивановича» по делу проходит некий свидетель под псевдонимом «Караульный». По его словам, с Мифтаховым он познакомился в 2015 году на одной из протестных акций, которая была организована «Народной самообороной». Свидетель назвал Азата «начитанным, идейным анархистом, готовым пожертвовать личными целями ради общей цели». Также «Караульный» добавил, что Мифтахов одно время был модератором паблика «Народной самообороны», «занимался в неизвестном ему клубе страйкболом» и «участвовал в тренировочных мероприятиях анархистов по боевой подготовке, ножевому бою, в том числе в тренировках, где отрабатывались приемы против сотрудников полиции». Больше о Мифтахове свидетель ничего не сказал, про нападение на офис «Единой России» ему тоже ничего не известно. «Караульный» единственно обмолвился на допросе, что Речкалов ему известен как лидер «Народной самообороны», который организовывал большинство анархистских протестов. Остальных фигурантов дела он знает в качестве участников этих акций.

Алексей Кобаизде (справа). Фото из соцсетей

В деле находится и переписка Мифтахова. После осмотра планшета и телефона следователь сделал вывод, что аспирант якобы обсуждал намерение совершить акцию протеста у офиса единороссов. По данным следствия, обвиняемые общались в мессенджере Wire. Мифтахов использовал ник Grothendieck (фамилия французского математика Александра Гротендика), у Горбань — Rakscha, у Кобаидзе — Kkoba.

«Чудовищный срок»

В ходе прений сторон 23 декабря прокурор заявила, что вина подсудимых полностью доказана. Гособвинитель отметила, что среди подсудимых вину полностью признал только Ейкин. «Он изменил свои взгляды, слава богу!» — эмоционально говорила прокурор. Она сделала акцент на том, что действия обвиняемых не стоит расценивать «как просто баловство». «Ваша честь, это хулиганство и именно по мотивам политической ненависти. Все трое подсудимых состояли в анархической организации», — подчеркнула прокурор.

Между делом она посоветовала Горбань «завести семью и порадовать своих родителей». Несмотря на то что подсудимая не признала вину, не отрицала обстоятельства дела и вместе с этим «выгораживала Мифтахова», прокурор запросила для нее четыре года условно.

Ейкина, напротив, прокурор похвалила — он помогает бездомным, работает — и пожелала ему, чтобы «жизнь у него сложилась хорошо». Обвинитель попросила судью не давать ему реальный срок заключения, а приговорить к двум годам условно.

Насчет Мифтахова прокурор отметила, что в марте 2018 года он был осужден по статье об оказании сопротивления сотруднику полиции (ст. 318 УК) на одной из протестных акций и приговорен к штрафу. Кроме того, привлекался к административной ответственности за хранение оружия.

У здания Головинского районного суда г. Москвы. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Молодой человек 93 года рождения, приехал из Татарстана, поступил в МГУ, учится на отлично в аспирантуре. Но вот такие у него взгляды…» — отчитывала Мифтахова прокурор, будто она училка на родительском собрании. Она считает, что он «опасен для общества» и того времени, что он провел в СИЗО, недостаточно для исправления. Прокуратура попросила суд приговорить его к шести годам колонии общего режима.

В прениях Ейкин согласился с позицией обвинения и раскаялся. Но настаивал на том, что Мифтахова на акции с ними не было. Горбань также отрицала участие в акции Мифтахова и сказала, что у них не было мотива кому-то навредить. «У нас не было интереса создавать шум и мешать жителям близлежащих домов. Хотя обвинение описывает наши деяния как социально неприемлемый поступок. Но никого не волнует, как в шесть утра наших соседей разбудили оравшие силовики, которые долбили в нашу дверь. Когда государству нужно наказать за политическое действие, оно карает за шум, но само нарушает покой других», — заметила Горбань.

Ее адвокат Никита Таранищенко считает, что дело основано на домыслах и предположениях следователя. В деле нет потерпевших, а значит, действия подсудимых нельзя даже квалифицировать по 167-й статье (повреждение чужого имущества).

Представитель «Единой России» в суде подтвердил, что им не нанесен значительный ущерб и потому гражданский иск не заявлен.

Адвокат Мифтахова Светлана Сидоркина заявила, что ее подзащитного преследуют за убеждения и срок, который запросила прокурор, «чудовищный». Защитник обратила внимание на то, что после теракта в Архангельске, когда анархист Михаил Жлобицкий взорвал себя у здания ФСБ, силовики начали зачищать анархистское сообщество. Под «каток» попал и Азат. «Почему именно он? Этот же вопрос задавал мне Азат во время нашего первого знакомства. Я полагаю, потому, что он анархист и состоял в чате «Народной самообороны», потому, что привлекался к уголовной ответственности. Его персона была показательна, силовикам важно было показать, что от следствия и суда не уйдет никто», — заявила Сидоркина. Она попросила учесть, что Мифтахов талантливый математик.

Горбань в последнем слове поблагодарила математическое сообщество, которое следит за судьбой Азата. В частности, она напомнила, что ученые-математики из США, Канады и стран Европы опубликовали открытое письмо, в котором призывают своих коллег отказаться от участия в Международном конгрессе математиков (ICM) в 2022 году в Санкт-Петербурге. Одной из причин бойкота они называют политическое преследование Азата Мифтахова.

ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ЕЛЕНЫ ГОРБАНЬ

«Следствие не доказало нашу вину, и все мы трое должны быть оправданы. Действия следствия зачастую противоречили закону. <…> Я не знаю, по каким законам на первом моем допросе присутствовали полтора десятка силовиков, не указанных в протоколе. По каким законам пытали проходящих по этому делу Славу Речкалова и Азата. В первую очередь должны судить этих людей, кто все это устроил и закрывал на происходящее глаза. Но судят тех, кто совершил насилие по отношению к оконному стеклу. Это абсолютно политическое и лживое дело, основанное на стремлении запугать несогласных выражать свое мнение. Данное дело направлено против анархистов и «Народной самообороны».

Я осознаю, что наша государственная система любого может уничтожить с несопоставимо большей жестокостью, чем те действия, за которые его будут судить, — есть ли в деле политическая составляющая или нет. Но я не хочу говорить сейчас, исходя из страха, потому что гораздо сильнее во мне возмущение от наблюдаемой несправедливости и желание иного мира, в котором настоящей ценностью станет личность человека, а не сохранение иерархий. Иерархий, и власти, и богатств тех, кто расположился на их верхушках. Хочу надеяться, что максимальное количество людей будет чувствовать то же самое. И что тогда ответственные за все фабрикации всех политических и рядовых уголовных дел, за создание адских пыточных условий в СИЗО и колониях, «по-оруэловски» называемых исправительными, за страдания бежавших от пыток политических беженцев, за то, что любой человек знает, что он может попасть в абсолютно бесчеловечные условия и никому не будет дела до его жизни и правды, — что причастные ко всему этому люди, живущие нынче в покое и достатке, которые основаны на разрушенных жизнях, окажутся на заслуженном ими месте, на котором сейчас находится Азат».

Последнее слово азата мифтахова

«Около пяти лет до своего задержания я являлся активным участником анархического движения. Моя деятельность включала в себя участие в оппозиционных митингах и шествиях, раздачу листовок с анархической повесткой. Были и акции подпольного характера, как вывешивание баннеров и проведение несанкционированных шествий в поддержку политзаключенных. Также я занимался борьбой с работодателями, обманывающими своих работников, и с квартирными рейдерами. Вся моя деятельность стала причиной для мести сотрудников центра по борьбе с экстремизмом, что в итоге и привело к фабрикации этого процесса. <…>

Я хотел бы обратить внимание на то, что, как утверждает обвинитель, этой акцией был нанесен вред обществу. Вас это не должно вводить в заблуждение, по сути это основывается на показаниях лишь одной жительницы многоквартирного дома. Но в многоквартирном доме живет множество людей, и мы не знаем, какое мнение у этих людей по поводу этой акции. Хоть и нашлись люди, которые осудили эту акцию и нашли в ней какой-то беспокойство, тем не менее множество людей вполне могло счесть это дело полезным. Потому что все мы знаем, что партия «Единая Россия» широко нелюбима нашим народом. Поэтому я считаю, что за это можно только наградить тех, кто участвовал в этой акции».


Судья Сергей Базаров полностью согласился с прокурором и 18 января постановил обвинительный приговор. По его мнению, все доказательства обвинения признаны убедительными и допустимыми. Соответственно, доводы защиты были полностью отвергнуты. Итог: суд назначил Мифтахову наказание в виде шести лет заключения в колонии общего режима. Горбань и Ейкина приговорили к четырем и двум годам условно с испытательным сроком.
 

Slide 1 of 1

важно

5 часов назад

Экс-президента Франции Саркози приговорили к 3 годам лишения свободы, из них 2 — условно

Slide 1 of 1
Slide 1 of 6
Slide 1 of 1

выпуск

№ 22 от 1 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • № 15 от 12 февраля 2021
    № 15 от 12 февраля 2021
  • № 14 от 10 февраля 2021
    № 14 от 10 февраля 2021
  • № 13 от 8 февраля 2021
    № 13 от 8 февраля 2021
  • № 12 от 5 февраля 2021
    № 12 от 5 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Бюджетники сорвались с цепи Ученых и врачей, которые жалуются на низкие зарплаты, преследуют по всей стране

22131

2.
Репортажи

Без воды виноватые Как живут соседи «Дворца Путина» в стремительно разрастающемся курортном Геленджике: репортаж Ильи Азара

15388

3.
Колонка

За что мой папа не любит Горбачева О юбилее гражданского общества

8004

4.
Сюжеты

Удержаться на вершине пирамиды 26 тысяч пострадавших, 2 млрд рублей ущерба — и никакой ответственности. История лопнувшей структуры «Актив-Инвест»

7488

5.
Комментарий

Узник замка ИК Что может ждать Алексея Навального в колонии города Покров, которую бывшие заключенные вспоминают с содроганием

6531

6.
Колонка

Мы всё ... , Михаил Сергеевич К 90-летию Михаила Горбачева, политика и дорогого друга нашей газеты, главный редактор Дмитрий Муратов добавил свои штрихи к портрету именинника

6219

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera