КолонкаОбщество

Между Parler и Telegram

Почему Дональд Трамп обречен вернуться в соцсети американского big tech

11:47 16 января 2021Сергей Голубицкий
11:47 16 января 2021Сергей Голубицкий
Этот материал вышел в № 4 от 18 января 2021

Фото: Reuters

Этот материал вышел в
№ 4 от 18 января 2021

Завершая статью об изгнании Дональда Трампа из Twitter и Facebook неделю назад, я и представить не мог, какое драматическое продолжение получит эта история. Драматическое не потому, что последующие события повысили напряжение в обществе и вызвали еще большие разногласия, а потому, что действия противников Трампа и стоящей за ним идеологии полностью вышли за рамки юридической правомерности.

Если ранее правомерность решений Twitter и Facebook было не сложно доказать в контексте существующего в США законодательства, то последующее изгнание социальной сети Parler из онлайн-магазинов Apple и Google, тем более ликвидация серверов Parler компанией Amazon Web Services (AWS) — явление настолько вопиюще незаконное, что ни одного аргумента в его оправдание в голову не приходит.

Остается разве что только повторить смехотворную «мотивацию», озвученную Эми Пейкофф, директоркой по корпоративной политике AWS: «Мы уважаем право Parler самостоятельно определять содержание, допустимое для публикации на их сайте, однако мы не можем предоставлять услуги клиенту, который не может эффективно локализовать и удалить контент, побуждающий к насильственным действиям, направленным на других людей. Parler не соответствует требованиям нашего пользовательского соглашения, предоставляет риск общественной безопасности, поэтому мы прекращаем обслуживание этой компании».

Фото: The Washington Post / Getty Images

Полагаю, читатель, знакомый с моей предыдущей статьей, сразу определит разницу между действиями Twitter & Facebook, с одной стороны, и ликвидацией социальной сети Parler тремя корпоративными IT-гигантами — с другой. Twitter и Facebook закрыли учетную запись частного гражданина, чьи высказывания вступили в прямое противодействие существующим прецедентным решениям суда. Apple, Google и Amazon в прямом смысле слова заткнули рот платформе для выражения идей, не соответствующих представлениям Apple, Google и Amazon, о том, что такое хорошо и что такое плохо.

Это уже реально дно — что в плане международного имиджа «бастиона демократии», что в плане внутренней деградации самого американского общества. Единственное приходящее в голову историческое сравнение — «охота на ведьм», которую полвека назад развязал директор Федерального бюро расследований США Джон Эдгар Гувер. С той лишь разницей, что Гувер гнобил, унижал и портил жизнь левым и коммунистам, а сегодня беззаконие направлено в обратную сторону: сторонники либеральных ценностей откровенно издеваются над представителями консервативного мировоззрения.

Полагаю, большинство читателей о Parler в жизни слыхом не слыхивало, поэтому даю краткую справку.

Социальная сеть Parler (в переводе с французского языка — «говорить». — РБК) была основана в 2018 году выпускниками Денверского университета Джоном Матце и Джаредом Томсоном. Идейную поддержку оказала Ребекка Мерсер, активистка и знатная спонсорка республиканской партии.

Пафос Parler благороден — создать альтернативу Facebook и Twitter с их невыносимой внутренней цензурой и диктатом собственных корпоративных ценностей.

С самого основания Parler служил прибежищем для людей, изгнанных Цукербергом и Дорси по идеологическим соображениям.

Зная политические предпочтения руководителей Facebook и Twitter, не сложно догадаться, что в Parler стал концентрироваться весь правый флаг американской политической мысли: от прогрессивных консерваторов, допускающих ересь исторического сомнения, до тихих и буйных сумасшедших из QAnon, расследующих козни вступивших в мировой заговор сионских мудрецов и рептилий-космонавтов с планеты Нибиру.
Parler очень гордился терпимостью мнений и держался до последнего. То есть до момента, когда идеологические противники стали массово создавать в социальной сети фейковые аккаунты, наполняя их порнографическими роликами. Так де они проверяли границы толерантности правых мракобесов.

К чести Parler нужно сказать, что порнографические ролики они, конечно, удаляли, но вот идеологическое инакомыслие никак не цензурировали. Чем еще больше раздражали либеральных активистов, которые вели в этой социальной сети затяжные баталии на болезненные темы: политкорректность, гендерное равенство, геи и т. п.

Два года Parler пребывал в анабиозе, предоставляя трибуну маргинальной прослойке садомахозистов от политики. Прорыв случился летом 2020 года, когда твиттер по пятому разу навесил на пост Дональда Трампа жупел с предупреждением о злостном распространении фейков.

Воспользовавшись оказией, сенатор-республиканец от Техаса Тед Круз разместил на YouTube видеообращение, в котором призвал единомышленников оставить платформу, которая «вопиюще затыкает рот всем несогласным», и перейти на Parler.

Это стало началом Великого Исхода Скрепных Людей Америки в последнюю свободную социальную сеть. После недавнего замораживания аккаунтов уходящего президента США, его бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна и юриста его избирательной кампании Сидни Пауэлл увеличение числа подписчиков пошло по экспоненте и достигло 15 миллионов (для сравнения: в Facebook сегодня 2 миллиарда 500 миллионов активных пользователей).

Далее произошло, что произошло: приложение Parler сначала выбросили из онлайн-магазинов Apple и Google, а затем Amazon перекрыл кислород инакомыслию уже на уровне компьютерного железа.

Фото: LightRocket / Getty Images

Сторонники американской «скрепной правды» во главе с Трампом пребывают пока в состоянии гроги, поэтому мы можем воспользоваться паузой и попытаться пофантазировать: а что же будет дальше? Куда еще могут податься диссиденты XXI века?

Начнем с того, что, в принципе, можно вообще никуда не подаваться. В конце концов, AWS не уничтожил Parler, а лишь усложнил жизнь его сервису и пользователям. Через пару-тройку недель Parler завершит перенос серверов в другое место, и все закрутится по новой. Другое дело, что восстановить каналы пополнения новыми подписчиками будет проблематично в условиях блокировки приложений в онлайн-магазинах Apple и Google.

Если, однако, предположить, что американских сторонников консервативных ценностей волнуют не только прагматические аспекты взаимного обмена мнениями, но и романтические идеалы свободы самовыражения, то очевидно, что их взгляд в первую очередь упадет на решения Web 3.0. То есть на децентрализованные социальные сети на блокчейне, о которых я рассказывал в предыдущей статье. Только там, в этих хтонических сетях, удастся обрести нирвану в абсолютной, ничего не сдерживаемой свободе самовыражения.

Парадокс ситуации в том, что децентрализованные социальные сети существуют уже давно и в большом количестве:

Diaspora, GNU social, FreedomBox, Minds, Mastodon, Aether, Many Verse, Peepeth, SocialX, Sola, Steemit, Hive. Слышали о таких? То-то и оно.

Дело не столько в том, что большинство перечисленных проектов приказало уже долго жить, сколько в совершенной непривлекательности для широких народных масс даже тех децентрализованных сетей, которые выжили. Например, Mastodon, который позиционирует себя как прямой конкурент Twitter. Число пользователей Mastodon — 4,4 миллиона. Minds — 2 миллиона. Steemit — 1,2 миллиона. И думаю, это почти предел возможностей.

Почему децентрализованные сети так непопулярны? Да потому, что рядовой обыватель — давайте уже называть вещи своими именами — в гробу видел либертарианские приоритеты абсолютной свободы самовыражения и анонимности, лежащие в основе и криптоэкономики, и децентрализованных социальных сетей.

Либертарианские идеалы — это идеалы совершенно ничтожной (по сравнению с общим числом обитателей планеты) группы криптоанархистов, шифропанков и прочих наследников Михаила Александровича Бакунина.

Большинство людей в 10 случаев из 10 абсолютной свободе самовыражения предпочтут — нет, не колбасу, не угадали — безопасность! В реал лайфе — безопасность на улицах, в интернете — безопасность цифровую: полноценную и эффективную защиту от оскорблений, преследований, угроз, издевательств, омерзительного и непристойного контента и т. п.

Первичная потребность в безопасности исторически привела Homo Sapiens к конструкции под названием «государство». Государство отвратительно, чудовищно, несправедливо, двулично, но оно худо-бедно защищает от беспредела частных самовыражений. Без этого сдерживающего фактора истории о том, как обиженный на всю голову мальчик заглянул в родную школу с М16 и перестрелял половину класса, будут случаться не раз в полгода, а ежедневно по сотне раз во всех крупных городах планеты.

Отдаленное представление о том, что ожидает обиженных IT-гигантами американских консерваторов-диссидентов во главе с дедушкой Трампом в децентрализованных социальных сетях, можно было составить на минувшей неделе по процессам, забурлившим в мессенджере Telegram.

Telegram — даже рядом не Web3 и недецентрализованная социальная сеть. Это корпоративный продукт, во главе которого стоит диктатор Павел Дуров, дающий фору цукербергам и дорси, помноженным на десять.

Однако у Telegram есть одно большое преимущество перед американскими собратьями: мессенджер пока не интегрирован в IT-инфраструктуру национальных юрисдикций, заинтересованных в контроле над его деятельностью. Это позволяло Telegram до настоящего времени успешно лавировать меж каплями дождя и давать от ворот поворот что китайским, что иранским, что российским, что турецким, что американским властям.

Очевидно, что серьезно говорить о свободе и независимости Telegram не приходится. Это недецентрализованная социальная сеть, то есть его функциональные мощности и контент не распределяются по огромному числу частных компьютеров, а концентрируются на физических серверах, имеющих четкую географическую локацию. Telegram можно «прикрыть», запретить, отключить так же, как и любую другую централизованную систему вроде Parler, Facebook, Twitter и т.п. Были бы воля и желание.

То обстоятельство, что Telegram до сих пор никто не отключил, говорит не о независимости платформы, а лишь о том, что кому-то выгодно Telegram пока не отключать.

В том, что этот кто-то существует, можно не сомневаться, потому что, если есть серверы, значит, есть государственная юрисдикция (или несколько юрисдикций), на территории которых эти серверы физически расположены. Со всеми вытекающими выводами.

Фото: Алексей Зотов / ТАСС

Не будем, впрочем, впадать в раж этатизма и идеализировать всемогущество государственной воли, направленной против того или иного проекта в интернете. В современном мире все данные дублируются многократно, поэтому если какие-то серверы Telegram в какой-то момент в будущем отключат в юрисдикции, переставшей быть дружественной, результатом станет не закрытие мессенджера, а лишь временная задержка, необходимая для развертывания Telegram на запасных серверах в иных юрисдикциях.

Возвращаемся к нашему анализу. Telegram, хоть и не является полноценной децентрализованной сетью, однако обеспечивает для пользователей меру свободы, не имеющую аналогов в мире. Высокая степень анонимности, сквозное шифрование, все дела.

По этой причине у Дональда Трампа и его сторонников появилась на минувшей неделе уникальная возможность познакомиться с предварительным сценарием развития событий на тот случай, если у них сохранится желание в будущем перенести общение в полноценную децентрализованную сеть.

«Знакомство» с либертарианской реальностью началось с конфуза — открытия на минувшей неделе телеграмм-канала под названием «Donald J. Trump». За считаные минуты канал собрал 550 тысяч подписчиков. Еще через пару часов «официальные каналы» уходящего президента стали вылупляться в Telegram дюжинами.

Уровень дискурса в этих каналах можно представить себе по такой вот типичной картинке (кстати, контент Parler в массе своей ничем не отличается).

Скриншот поста, опубликованного в соцсети Parler

Радости Павла Дурова не было предела: «В первые недели января среднемесячное число активных пользователей Телеграмм превысило 500 миллионов. После этого рост продолжился: в последние 72 часа присоединились 25 миллионов новых участников, которые пришли к нам со всего мира: 38% из Азии, 27% из Европы, 21% из Латинской Америки, 8% с Ближнего Востока и из Сев. Африки».

Эйфорию Telegram можно понять. Равно как можно понять и горе участников Великого Исхода Скрепных Людей Америки. Они в полной мере ощутили на себе горячее дыхание либертарианского ада, в котором любой обитатель «свободный цифровой вольницы», пользуясь анонимностью, может с абсолютной безнаказанностью:

  • назваться чужим именем и выдать себя хоть за Трампа, хоть за черта лысого;
  • оскорбить, обматерить и унизить собеседника с такой жестокостью, что бан в твиттере покажется таблеткой солпадеина;
  • спровоцировать любое насильственное действие и вызвать масштабное кровопролитие в реальной жизни, прибегнув к незатейливым, но очень эффективным наработкам военной пропаганды (все эти монашки с грудями, отрезанными солдатами вражеской армии, младенцы, которых за ноги об дерево, и т.п.)

А ведь Telegram, как я сказал, — это еще не настоящий Web3!

Недецентрализованная сеть, которая, в отличие от бизнеса Павла Дурова, не имеет даже технической возможности оказывать какое-либо влияние на контент.

Любой канал в Telegram можно закрыть по воле руководства компании. Закрыть в децентрализованной сети вообще ничего нельзя. Потому что вся информация фиксируется навеки в публичном блокчейне и больше оттуда уже не «выпиливается».

Что-то мне подсказывает, что ни в какие децентрализованные сети Дональд Трамп и его единомышленники добровольно не уйдут ни за какие коврижки. Либертарианский дух этих сетей настолько враждебен сторонникам «традиционных консервативных ценностей», что он скорее выпьет на брудершафт с Марком Цукербергом, чем отдаст себя на волю злобных бесов-анонимов.

Анонимов, которые, подобно матросу Железняку, вытащат тебя на улицу за виртуальный воротник и надругаются (слава богу, тоже хоть виртуально) по самое не балуйся. И ничего ты с этими «железняками» не сделаешь, потому что на голове у них ухмыляющаяся маска Гая Фокса!

Еще рискну предположить, что никаких поползновений в сторону создания собственной социальной сети Дональд Трамп тоже предпринимать не станет.

Не потому, что дело это кропотливое и работа затянется на годы, а потому, что яркого шоу с бенгальскими огнями устроить никак не получится. В лучшем случае Трамп создаст еще один Parler, который точно так же при желании прикроет AWS или его аналог.

При любом раскладе это не жизнь победителя, а борьба маргинала за выживание. Разве о такой участи мечтают 74-летние политические пенсионеры?

P.S.

P.S. Тем временем Дональда Трампа, все еще действующего президента США (до 20 января), разблокировали в Facebook. Твиттер пока держится, да и Parler под запретом на облачных платформах Amazon.
Slide 1 of 1

важно

5 часов назад

Экс-президента Франции Саркози приговорили к 3 годам лишения свободы, из них 2 — условно

Slide 1 of 1
Slide 1 of 6
Slide 1 of 1

выпуск

№ 22 от 1 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • № 15 от 12 февраля 2021
    № 15 от 12 февраля 2021
  • № 14 от 10 февраля 2021
    № 14 от 10 февраля 2021
  • № 13 от 8 февраля 2021
    № 13 от 8 февраля 2021
  • № 12 от 5 февраля 2021
    № 12 от 5 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Бюджетники сорвались с цепи Ученых и врачей, которые жалуются на низкие зарплаты, преследуют по всей стране

22203

2.
Репортажи

Без воды виноватые Как живут соседи «Дворца Путина» в стремительно разрастающемся курортном Геленджике: репортаж Ильи Азара

15492

3.
Колонка

За что мой папа не любит Горбачева О юбилее гражданского общества

8038

4.
Сюжеты

Удержаться на вершине пирамиды 26 тысяч пострадавших, 2 млрд рублей ущерба — и никакой ответственности. История лопнувшей структуры «Актив-Инвест»

7620

5.
Комментарий

Узник замка ИК Что может ждать Алексея Навального в колонии города Покров, которую бывшие заключенные вспоминают с содроганием

7233

6.
Колонка

Мы всё ... , Михаил Сергеевич К 90-летию Михаила Горбачева, политика и дорогого друга нашей газеты, главный редактор Дмитрий Муратов добавил свои штрихи к портрету именинника

6242

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera