Колумнисты

Гарантийный срок на права человека в России истек?

О президенте, силовиках и правозащитниках

Фото: Влад Докшин \ «Новая»

Этот материал вышел в № 137 от 11 декабря 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество9 808

Лев Пономаревправозащитник, специально для «Новой»

9 808
 

Близится 10 декабря — День прав человека. Я вынужден констатировать, что этот праздник будет грустным как для меня, так и для других правозащитников, потому что количество нарушений прав человека растет, а безнаказанность виновных в этих нарушениях лиц укрепляется. Меньше всего поводов для радости в этот день найдут тысячи людей, пострадавших от произвола властей, и их родственники. Если верить Конституции, эта ситуация должна волновать ее гаранта — президента России. Однако диалог с ним на тему прав человека через регулярные встречи с Советом по правам человека не только не помогает решить существующие проблемы, но и раскрывает проблему еще большую:

президент либо не знает о громких делах, связанных с грубыми нарушениями прав человека, либо получает информацию только из «справок»

прокуратуры, СК или ФСБ, ограничивается этой информацией и не обращает внимания на доводы правозащитников. 

С другой стороны, не все так плохо. Однажды президент, исполняя роль гаранта, сказал:

«Мы ведь с вами для этого и собираемся, и дискутируем, и говорим об этом, чтобы нам это все с разных сторон увидеть, осознать, осмыслить, оценить и принять такие решения, которые бы эффективно работали на развитие государства и нашего общества. В этом смысл нашей работы».

Поэтому я настаиваю на том, чтобы президент начал выполнять функции гаранта, слушать аргументы правозащитников и разработал механизм разрешения противоречий между силовиками и правозащитниками, который позволил бы ему принимать окончательные объективные решения. Очевидно, президент не может лично рассматривать каждый конкретный случай, однако он может поручить руководство в этой сфере своему доверенному лицу — но не из клана силовиков. 

Мы, правозащитники, недавно провели подробный анализ четырех ярких политизированных дел, по которым были приняты неправосудные решения, и сделали открытое обращение к президенту. Вот краткий обзор этих дел. 

Дело «Сети»

К настоящему моменту судебное рассмотрение дела «Сети» (организация признана террористической и запрещена в России. — Ред.) закончено. Все фигуранты получили те сроки, которые потребовала прокуратура (от 6 до 18 лет), несмотря на все выявленные и преданные огласке факты грубейших нарушений как на этапе следствия, так и при рассмотрении дела судами. 

Пытки, применявшиеся силовиками, не были расследованы, однако судья не решился опираться на показания, полученные под пытками. Вместо этого он полностью положился на показания оперативников и так называемых «секретных свидетелей», слово в слово повторивших содержание «пыточных» допросов. Итоговое обвинение, вошедшее в приговор, абсолютно не конкретно, состоит из абстрактных и голословных утверждений и не содержит упоминания ни реальных террористических актов, ни приготовлений к ним. В лучшем случае, речь идет о «намерениях», то есть фактически о мыслепреступлении, но убедительных доказательств даже этих намерений приведено не было. Но приговор — 18 лет. 

Когда президенту еще в 2018 году было доложено о применении пыток и проблемах с их расследованием, он отреагировал вполне естественно: 

«Давайте мы внимательно посмотрим. Меня очень беспокоит то, что вы сказали, реально беспокоит. Это абсолютно недопустимо. С этим нужно поработать. Разберемся». 

Однако, ознакомившись со «справкой», представленной силовиками, он не стал разбираться, и чуть позже фактически объявил свой вердикт, предопределив тем самым приговор суда: 

«Вот смотрите, что у меня в справке написано: «По местам сбора и жительства участников «Сети» обнаружено и изъято — изъято! — учредительные и программные документы терсообщества, явно говорящие, что это такое своеобразное сообщество; закамуфлированное под огнетушитель СВУ на основе алюминиевой селитры мощностью 2,5 килограмма в тротиловом эквиваленте с самодельным детонатором; два пистолета Макарова с боекомплектами; гранаты с запалами РГН-1 и РГД-5; карабин «Сайга»; прекурсоры для ВВ и СВУ — взрывчатых веществ и СВУ. Понимаете, это такая серьезная вещь. Нам что с вами, мало терактов где-то там?»

Процитировав «справку», Путин открыто высказал правозащитникам свою позицию: «я чекистам доверяю, а вам — нет»,

хотя в этой справке, на самом деле, была ложь на лжи. Это легко можно было бы выяснить, достаточно захотеть. Но гарант прав и свобод человека и гражданина разбираться в проблеме пыток не хочет. 

Дело «Нового величия»

Вынесен приговор и фигурантам дела «Нового величия» (организация признана экстремистской и запрещена в России.Ред.), о котором президенту также было доложено на заседании Совета по правам человека два года назад. В настоящее время продолжается апелляционное рассмотрение этого дела. Молодые люди, обвиненные в участии в экстремистской организации, получили по приговору первой инстанции до 7 лет тюрьмы. 

Опять же более убедительными для президента оказались сведения из папки силовиков, которые он зачитал на встрече с членами Совета уже в 2019 году: 

«Я помню, вы обращались ко мне с этим «Новым величием», я просил прокуратуру разобраться, они мне материалы прислали. Что там в этих материалах. У них, по данным прокуратуры, не следственных органов, а прокуратуры, прокуратура у нас, как известно, следствие не ведет, а надзирает за оным сегодня. Значит, «Организация, целью которой является — это у них в документах (написано провокатором. — Ред.) — свержение действующей власти неконституционным путем с применением насилия».

На пикете в поддержку фигурантов дела «Нового величия». Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Далее президент продолжил цитировать ложь из папки: «готовились к боевым действиям», «к проведению терактов в отношении органов власти», «холодное и нарезное оружие, гранаты». Все это было подтверждено в суде лишь показаниями провокатора, внедренного в группу и впоследствии выступившего в качестве секретного свидетеля, не несущего ответственности за свои действия, а также оперативниками. 

***

За процессами по делам «Нового Величия» и «Сети» следили и следят многие тысячи, в первую очередь молодых людей по всей стране, и какое у них должно сложиться отношение к власти и правоохранительным органам нашей страны?

Преследование участников религиозного объединения христиан «Свидетели Иеговы» 

Это сообщество христиан легально существует в 240 странах и насчитывает более 8 миллионов последователей, в том числе в России — более 150 тысяч. У Свидетелей Иеговы (организация признана экстремистской и запрещена в России. — Ред.) есть некоторые догматические расхождения с основными христианскими конфессиями. Однако президент справедливо высказался на встрече с Советом по правам человека в 2018 году: 

«Конечно, это чушь полная, надо внимательно с этим разобраться, здесь я с вами согласен… Свидетели Иеговы тоже христиане, за что их преследовать, я тоже не очень понимаю. Поэтому надо просто проанализировать, надо это сделать. Я переговорю с Вячеславом Михайловичем (Лебедевым. — Ред.), и попробуем это сделать».

Но вскоре после этой встречи с членами Совета впервые в России приговаривают к реальному сроку лишения свободы Свидетеля Иеговы, гражданина Дании Денниса Кристенсена в Орле: он получает 6 лет колонии за организацию экстремистского сообщества. На данный момент мы можем ознакомиться с высокими достижениями силовиков: 10 человек находятся в колониях, более 35 — в СИЗО, 31 — под домашним арестом, а преследованиями охвачено более 55 регионов России. Работа идет по нарастающей. В этой операции задействованы силы Следственного комитета, ФСБ и Росгвардии. 

А за что же их сажают? Президент угадал — за веру. Цитирую следующие строки из обвинительных приговоров:

«Преступный сговор» с целью «изучения и обсуждения религиозного материала на темы об Иегове».

«Совершение богослужений, ознакомление людей со Священным писанием, библейскими учениями, принципами и нормами».

«После принятия Верховным судом решения о запрете деятельности… от своих религиозных взглядов не отказались».

Такой вот парадокс: президент говорит «не преследовать», а органы власти делают обратное.

Преследование членов исламской организации «Хизб ут-Тахрир»

Об этой серии дел также говорилось на встрече с Советом по правам человека в 2019 году. Тогда Путин прочитал очередную «справку»: 

«Она (организация. — Ред.) в своих уставных основополагающих документах прямо провозглашает необходимость создания всемирного халифата путем захвата власти и продвижения своих идей в различных государствах мира, и Российское государство здесь не исключение. Эта организация во многих странах работает легально. Во всех государствах — членах Шанхайской организации сотрудничества — запрещена как террористическая. Она также запрещена во многих исламских государствах, мусульманских: в Саудовской Аравии, в Египте, в Тунисе, в ряде других стран».

Но Владимир Владимирович забыл уточнить, что даже в США, которые больше всех пострадали от исламского терроризма, «Хизб ут-Тахрир» (организация признана экстремистской, запрещена в России.Ред.) действует легально. Среди европейских государств она запрещена только в ФРГ, но и там предусмотрена лишь административная ответственность, уголовного преследования ее членов в Германии нет. А также в «справке» забыли написать, что действует эта организация принципиально мирными способами, а в России людей сажают в колонии лишь за то, что Верховный суд в 2003 году безосновательно внес организацию в список запрещенных, нарушив тем самым российское законодательство. 

Хочу отметить, что мне их идеи несимпатичны так же, как и идеи коммунистов, стремящихся к установлению диктатуры пролетариата. Но следуя такой логике, давать 24 года колонии членам «Хизб ут-Тахрир» — все равно что давать 24 года Зюганову. 

Фото: Влад Докшин \ «Новая»

***

Я перечислил лишь несколько вопиющих случаев нарушения прав человека, которые за последние два года обсуждались с президентом. Их объединяет несоразмерная жестокость действий силовиков и отсутствие независимого суда. 

Удивительно, что за 20 лет не создано никакого механизма выполнения решений, которые принимаются на встречах президента с правозащитниками. 

По результатам встреч создается впечатление, что гарантийный срок на права человека в России истек. 

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera