ИнтервьюОбщество

«В Англии нет сроков давности»

Вдова Александра Литвиненко, погибшего 14 лет назад, — о том, почему стали возможны последующие отравления

16:46, 23 ноября 2020

2

Вера Челищева
16:46, 23 ноября 2020

2

Вера Челищева

К 14-й годовщине смерти бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко Европейский суд по правам человека принял жалобу его вдовы. Впрочем, так вышло не специально. Совпало. Желание обратиться в Страсбург у Марины Литвиненко возникло еще в 2007 году, через год после громкого отравления в баре лондонского отеля «Миллениум», когда со всей очевидностью стало понятно, что подозреваемых Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна Москва не выдаст и что никакого объективного расследования в России не будет.  Но прежде вдова Литвиненко должна была пройти все суды в Великобритании, на территории которой и произошло отравление. А это оказалось не так-то просто. Во-первых, заочных процессов в английском судопроизводстве не предусмотрено. Во-вторых, inquest — судебное дознание, заявление о проведении которого подала Марина, МВД Великобритании решило засекретить.  Тогда вдова Литвиненко подала заявление о проведении суда в ином формате, формате — Public inquiry, открытого публичного судебного следствия (на время рассмотрения секретных документов слушания предлагалось временно закрывать). Марину поддержал и Скотленд-Ярд, и судья-коронер сэр Роберт Оуэн, который заявлял английскому правительству, что без исследования всех материалов он не сможет вынести объективный вердикт и что рассмотренные им материалы уже позволяют говорить о «российском следе». Но МВД и МИД Британии «в целях национальной безопасности» требовали материалы, связанные со спецслужбами, из рассмотрения исключить, подавали на коронера жалобу в суд и проигрывали. В конце концов, глава МВД Великобритании Тереза Мэй запретила менять формат слушаний. Вдова Литвиненко начала судиться с Терезой Мэй. И Высокий суд Литвиненко поддержал. Public inquiry в 2015–2016 годах состоялись.  Их итог: расследование судьи Оуэна установило, что Литвиненко был отравлен полонием-210. И кроме того, судья официально назвал имена подозреваемых — все тех же Ковтуна и Лугового, которые, как установил коронер, привезли полоний-210 на территорию Соединенного Королевства. В российской истории громких отравлений кейс Литвиненко на сегодняшний день стал пока единственным, который был должным образом расследован и дошел до суда. 

Марина Литвиненко. Фото: ТАСС

— Марина, вы предполагали, что все так затянется, и вашу жалобу примут лишь спустя 14 лет? 

— Нет, конечно. Впервые мысль о Страсбурге у меня возникла в 2007 году, когда стало понятно, что, несмотря на профессионально проведенное Скотленд-Ярдом расследование, Луговой никогда не будет экстрадирован из России. Его в тот момент сделали депутатом как раз. Но стало ясно, что мы с адвокатами не сможем обратиться в Европейский суд до тех пор, пока не используем все реальные правовые возможности в Великобритании. Это закон. И мне казалось, что это тупик. Ведь мы не могли провести нормальный суд — подозреваемых в стране не было. А заочных процессов тут не предусмотрено. 

— Потом был долгий этап вашей борьбы за публичный формат судебного следствия, который в 2016 году окончился публикацией огромного судебного отчета с перечислением конкретных имен и описанием роли каждого в отравлении вашего мужа. Вы именно с этим репортом судьи Оуэна пошли в Страсбург?

— В первую очередь. В отчете суда называются Луговой и Ковтун. Эти выводы суд основал на документах, собранных следователями Скотленд-Ярда. И судом было установлено, что это преступление было совершено с большей долей вероятности с ведома российских властей. В Москве говорят, что это было политически мотивированное разбирательство. Это неправда. Ведь мы с адвокатами испытали на себе такой натиск английского правительства, которое отказывало нам в публичном суде и не разрешало пользоваться документами из дела. Но существует правовая система Англии. И она реально оказалась независимой. 

Мы с адвокатами приложили к жалобе в Европейский суд все материалы, которые у нас накопились за эти годы. Основная суть жалобы в том, что

российские власти вообще не расследовали отравление Саши, не помогали расследовать британцам и более того — укрывали подозреваемых.

Формальное расследование Следственного комитета, который во всех громких убийствах обвиняет Березовского, — не в счет.

Коммуникация жалобы затянулась еще и потому, что Страсбург был в постоянной переписке с Москвой. Мы дополняли жалобу документами, Страсбург изучал и задавал вопросы России, оттуда отвечали (как всегда, все отрицая), мы давали на это свои ответы, подкрепленные документами. Страсбург снова их изучал и вновь задавал вопросы российской стороне… Со стороны России вообще ничего не было предоставлено — никаких доказательств, только оголтелые обвинения. Выступали Чайка, Бастрыкин, которые, как они говорили, «занимаются расследованием этого дела», и обвиняли в убийстве Березовского и иностранные спецслужбы. И, повторюсь, никаких доказательств не приводили.

— А что, кстати, с расследованием Следственного комитета? Оно заглохло, завершено, пылится на полке?

— Я не знаю. Меня же никто не информирует. Кто у них в этом расследовании является подозреваемым, кто свидетелями, кто потерпевшим — вообще ничего неизвестно. Но то, что оно точно формально продолжалось в 2015–2016 годах, я поняла, когда Ковтун якобы изъявил желание стать ключевым участником публичных слушаний в Лондоне и дать показания по видеосвязи из Москвы. На деле показания он так и не дал, а просто затянул наш процесс на 2–3 месяца всякими процессуальными просьбами. Например, просил письменные гарантии у английского суда, что его выступление не будет противоречить российским законам, ведь СК ведет «свое расследование». Бред. Таких гарантий ему, конечно, не дали, и он, изрядно потянув время, отказался от дачи показаний. Суд понимал, что это уловка, у Москвы просто была цель получить как можно больше информации о происходящем на процессе в Лондоне.

Александр Литвиненко. Фото: ТАСС

— После истории с вашим мужем произошли другие подобные отравления и даже убийства выходцев из России. В жалобе описывается то, что было после 2006 года?

— Безусловно. Мой адвокат Бен Эммерсон постоянно дополнял жалобу. Туда включено и отравление Скрипалей «Новичком», и последовавшая, так сказать, случайная смерть от этого «Новичка» жительницы Солсбери, и попытка убийства в Софии болгарского бизнесмена Эмилиана Гебрева (был отравлен органофосфатами, похожими на пестициды.Ред. ), организация покушения на премьера Черногории Мило Джукановича (двое россиян были арестованы.Ред. ). Про Навального уже не успели добавить, поскольку окончательно жалобу отправили в феврале этого года. 

Мы приводим это как примеры,

показывая, что последующие события стали прямым следствием безнаказанности Москвы в случае с отравлением Литвиненко.

Еще мы ссылаемся на федеральный закон по противодействию экстремизму и терроризму, принятый Госдумой в июле 2006 года и затем одобренный Советом Федерации. По нашему глубокому убеждению, именно этот закон развязал руки спецслужбам. 

Историю Литвиненко можно как кальку наложить на последующие кейсы, включая Навального. 

Сущий яд

Алексей Навальный в коме. Такие преступления в России не раскрывают. Во всех случаях токсин не был установлен

И лично я считаю неправильным, когда отсчет смертей сейчас многие аналитики и журналисты начинают от отравления Скрипалей в 2018 году. А куда вы дели предшествующие 12 лет? Без всяких обид. Конечно, я понимаю, что количество событий, которые произошли за эти годы так много, что упрекать людей в том, что они что-то не помнят, глупо. Но все же если бы по делу Литвиненко Москву поставили на место, многих дальнейших событий могло не произойти. 

— Вы требуете 2 миллиона евро в качестве компенсации за понесенный ущерб?

— Да, так рассчитали мои адвокаты, посчитав, что это та сумма, которую мы с сыном недополучили за те годы, что с нами нет мужа и отца. 

— Учитывая, что Россия не признает ни расследование Скотленд-Ярда, ни проведенные публичные слушания, ни вашу жалобу в Европейский суд — чего вы ожидаете?

— Для меня это стало делом принципа. И мне не важно, сколько будет рассматриваться жалоба в Страсбурге. Знаю примеры, когда и 30, и 40 лет рассматривали. Для меня важно, что в Англии нет сроков давности. То есть независимо от того, через сколько лет задержат убийц, они все равно предстанут перед судом в Англии.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#лондон #страсбургский суд #литвиненко
Slide 1 of 1
Slide 1 of 1
Slide 2 of 2

выпуск

№ 26 от 12 марта 2021

Slide 1 of 11
  • № 26 от 12 марта 2021
  • № 25 от 10 марта 2021
    № 25 от 10 марта 2021
  • № 24 от 5 марта 2021
    № 24 от 5 марта 2021
  • № 23 от 3 марта 2021
    № 23 от 3 марта 2021
  • № 22 от 1 марта 2021
    № 22 от 1 марта 2021
  • № 21 от 26 февраля 2021
    № 21 от 26 февраля 2021
  • № 20 от 24 февраля 2021
    № 20 от 24 февраля 2021
  • № 18-19 от 19 февраля 2021
    № 18-19 от 19 февраля 2021
  • № 17 от 17 февраля 2021
    № 17 от 17 февраля 2021
  • № 16 от 15 февраля 2021
    № 16 от 15 февраля 2021
  • В архив выпусков «Новой газеты»

Топ 6

1.
Комментарий

Президент прислушался к тишине Какую роль сыграла посадка Навального в назначении Сергея Королева первым замом директора ФСБ

258984

2.
Колонка

Цены строгого режима В Думе хотят остановить подорожание продуктов, сажая в тюрьму покупателей

228982

3.
дата-исследование

Счастье есть За борьбой с пармезаном и польскими яблоками власти не заметили, как у россиян перестало хватать денег на продукты. Исследование «Новой» о росте цен

196120

4.
Сюжеты

«Есть такая Нина, которая все-таки смогла» История дагестанской женщины, пережившей обрезание в детстве и насилие в браке, которая добивается равноправия в родной республике

122770

5.
Сюжеты

«Вот когда деньги отняли, мы не выдержали» Младший медперсонал рассказывает «под запись» о внутренней кухне лучшей больницы Ленобласти. Чиновники эти факты отрицают

107508

6.
Комментарий

Любовь втроем: мы с товарищем майором и Антон Красовский Заявление в Следственный комитет

102773

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
;

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera