Репортажи

Белгород грехов — 3. Семейный султанат

Мастер-класс по унижению ФСБ от бывшего губернатора Евгения Савченко: окончание истории империи «русского Лукашенко»

Этот материал вышел в № 121 от 2 ноября 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика103 975

103 975
 
Евгений Савченко. Фото: Алексей Никольский/ТАСС

От редакции

«Новая газета» завершает описание почти 30-летнего правления губернатора Белгородской области Евгения Савченко. Люди его любили за то, что он старался обеспечивать всем необходимым простых горожан — но достигалось это невероятным давлением на бизнес — с побочными жертвами и уголовными делами для неугодных. Савченко ушел внезапно в середине сентября и даже не смог согласовать в администрации президента своего преемника: это после выхода первой части текста подтвердил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. И это не единственный повод для беспокойства: в последние годы белгородский губернатор начал ругаться даже со своими. У некоторых из них на бывшего главу региона остался большой заточенный зуб. Выдержит ли эти старые обиды вчерашних сторонников выстроенная Савченко империя?

Из заключительной части текста вы узнаете:

  • как связаны администрация Савченко, саентологи, «Звенящие кедры России» и хорватский целитель Брацо;
  • какую власть в регионе имеет митрополит, освящавший подлодку «Курск», и как на местный ислам воздействует местный ОМОН;
  • есть ли в белгородской политике чиновник, который не является чьим-то «человеком» или родственником;
  • истоки нелюбви нынешнего премьер-министра к бывшему губернатору Белгородской области;
  • кому лояльны мэр города и глава Облдумы;
  • и почему сотрудники штаба Навального пишут научные работы о «духовных скрепах». 

О мотивах ухода Савченко из региона — читайте в первой части трилогии

О том, как умирали недруги Савченко, читайте во второй части материала

Опора ЛЭП в виде герба Белгорода на набережной Везёлки. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Духовный лидер

«Учитывая обесценивание религиозных и традиционных национальных ценностей общества, особую активность проявляют так называемые многочисленные миссионеры, в том числе радикальные фундаменталисты и экстремисты,

учащаются попытки пересмотра сути исторических фактов, роли России в победе над гитлеровским режимом, да и доморощенный нацизм все чаще рвется во власть.

«Мне больно сегодня об этом говорить, но сказать я об этом обязан. Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп», — эти слова из послания Федеральному собранию Президента В.В. Путина 12 декабря 2012 года очень емко отражают причину происходящих в обществе разрушительных процессов».

Если не знать, что это написала сотрудница штаба Навального, то легко можно представить такой текст где-то в конспекте патриота-государственника перед выступлением на митинге. Но у студентки Белгородского института культуры и искусств Татьяны Сизовой в 2018 году не было никаких шансов отбрыкаться от этой работы. Курс по дисциплине «Духовная безопасность» ввели у них в вузе в качестве обязательного, и каждому пришлось придумывать, как описать «актуальность решения проблем духовной безопасности и развития современной России».

Сизовой еще повезло: она искала «скрепы» в русской литературе, а ее сокурснице, например, пришлось связывать духовность и танцы.

В начале десятых годов стало очень заметно, что коммунист и консерватор Савченко задумался о связи с высшими силами. Еще в 2006 году он ввел в школах предмет «Основы православной культуры», но именно в последнюю десятилетку храмы в регионе стали расти как грибы после дождя (по состоянию на середину 2019 года в Белгородской области их было 420). «В век цифровизации, потребительства, потребления вера является самым прочным оплотом», — сформулировал взаимоотношения государства и религии Савченко. Строят храмы в основном на пожертвования послушного бизнеса, при желании их может построить любой желающий. В 2016 году, например, это сделал местный бизнесмен Павел Тапашиди: на освящение храма прилетал Андрей Малахов, а через три года Тапашиди стал потерпевшим в деле о даче взятки главе Белгородского района Анатолию Попкову.

Павел Тапашиди (третий слева), митрополит Иоанн (второй справа) и Андрей Малахов на церемонии открытия храма в поселке Дубовое. Фото: vk.com/belrn

При этом с мусульманами отношения у властей Белгорода не складываются. В нулевых годах исламской общине долго не давали разрешение на использование земли в Белгороде под строительство мечети: священнослужители Преображенского кафедрального собора вообще выступили резко против присутствия мусульман, объяснив это тем, что регион «моноконфессионален» (исламской общине тогда не помогла даже внезапная поддержка со стороны местных коммунистов). Позже мусульмане открыли свою мечеть на улице Мичурина — среди автосервисов и моек.

В сентябре 2011 года в нее ворвался ОМОН и с криками «Мой дом, что хочу, то и делаю» забрал всех прихожан в отделение, где у них были взяты отпечатки пальцев.

Через четыре года в этом же помещении ФСБ нашла у местного имама взрывчатку (соратники священнослужителя уверены, что боеприпасы были подброшены): ему дали три года колонии. Собеседник «Новой», ранее близкий к администрации области, утверждает, что за имама перед Савченко приезжал просить сам верховный муфтий России. Удалось ли им договориться — неизвестно, но после того инцидента влияние мусульман в Белгородской области свелось к абсолютному минимуму.

Впрочем, даже без репрессий в отношении исламской общины белгородская власть тесно сдружилась с РПЦ. Сам Савченко небольшой любитель религии, рассказывают в его окружении, но он поддался на открытую лесть со стороны митрополита Иоанна, который, по сути, придумал концепт «Святое Белогорье» — то есть что эти места по-настоящему священны. При этом все религиозные успехи Иоанн публично ставил в заслугу губернатору, и сердце того растаяло.

Храм Архангела Гавриила в Белгороде. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

Иоанн родом из Иркутска, оттуда в Белгород он попал по протекции вместе с архиепископом Ювеналием, которого перекинули на Черноземье в середине восьмидесятых. В 1993 году он становится епископом Белгородским, а через два года — Белгородским и Старооскольским (перед этим Иоанн успел освятить подлодку «Курск»). Присматриваться друг к другу Иоанн и Савченко начали как раз в это время. «В извещениях в прессе об очередной сессии областной думы Иоанна приглашали персонально, — говорит Ольга Китова. — Да, он имел право присутствовать на сессии областной думы, но только на общих основаниях, как любой белгородец. Я это сказала на сессии, глядя ему в глаза. После этого он больше не приходил».

Но по-настоящему влияние Иоанна начинает чувствоваться в 2012 году, когда он становится митрополитом. Все десятые годы Иоанн входит в тройку самых влиятельных людей региона, на всех публичных мероприятиях он непременно сопровождает Савченко, и

при нем в обиход администрации области была введена практика, что многие чиновники друг другу стали крестными

(сам Иоанн — крестный бывшего зампреда правительства и главы «Агро-Белогорье» Владимира Зотова). Надо сказать, что местной митрополии удалось воспитать в местных жителях определенную религиозность, присутствие церкви стало в каком-то смысле модным, и Иоанна стали приглашать на освящение всего подряд — даже на освящение аквапарка.

Усиливающееся влияние Иоанна на жизнь в Белгороде, однако, со временем перестало нравиться Савченко и его ближнему кругу, рассказывает собеседник «Новой». Тем более что сам Иоанн попал в несколько неприятных медиаисторий. В прошлом году митрополит назвал убитых в первые дни Великой Отечественной войны солдат «жертвой за безбожие». Следственный комитет вел проверку целый год и в итоге не нашел оснований для возбуждения уголовного дела по 148-й и 282-й статьям («Оскорбление чувств верующих и экстремизм»). Кроме того, в начале 2020 года Белгородская митрополия пригрозила отлучить автора телеграм-канала «Белгород №1» Владимира Корнева от церкви за то, что он проверял у священников поступивший ему сигнал о поборах в митрополии.

Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн в вертолете перед совершением воздушного крестного хода против коронавируса над территорией Белгородской области. Фото: РИА Новости

В последние месяцы Савченко и Иоанн несколько отстранились друг от друга, говорит источник «Новой», близкий к областной администрации. В эпоху коронавируса

митрополит занялся более насущными для церкви проблемами: облетом над городом с молитвой, введением пятиразового колокольного звона для борьбы с инфекцией и встречами с Советом отцов, который предлагает бороться с последствиями изоляции совместным чтением поэмы о Василии Теркине.

Но совсем от «Большой белгородской семьи» Иоанн, конечно, не отдалился — из нее так просто и не уходят.

Семьи и сектанты

К 2020 году стремление Савченко окружить себя не только дружескими, но и родственными связями (так сложнее выйти из схемы) приобрело относительно законченный вид. На исходе лета телеграм-канал «Белгород №1», ставший главным альтернативным СМИ города, опубликовал огромную инфографику под названием «Большая белгородская семья» («Новая» публикует ее с разрешения коллег в своем виде). На ней отражено, кому и кем приходятся люди в белгородской власти. Масштаб слияния власти, бизнеса и даже образования поразителен: к примеру, сыновья ректоров трех государственных вузов занимают должности в диапазоне от судьи арбитражного суда до зама губернатора.

Схема: Анна Жаворонкова / «Новая»

Главный редактор «Белгорода №1» Владимир Корнев, встречаясь с корреспондентами «Новой» в модном кафе в центре города, прямо между зданиями администраций города и области, не видит большой проблемы в таком сплетении родственных связей. «Семейственность вполне имеет место быть, про «кошельки» Савченко не знаю. Но

специфика здесь такая, что у нас, кроме того что умеют условно воровать, много оставляют для вложений в регион.

Система, построенная губернатором, имеет много плюсов, не только одну негативную сторону», — говорит Корнев. Белгородский политолог Андрей Майсак объясняет такую логику просто: «За 27 лет все просто привыкли».

Главный редактор «Белгорода №1» Владимир Корнев. Фото Светлана Виданова / «Новая»

Сами участники схемы тоже не понимают, почему это так изумляет гостей из Москвы, но дополнительный интерес к этой теме их раздражает. «Нигде и никого я не просил, чтобы мой сын занимал какую-то должность. Я только раз просил сына устроить бетонщиком на завод, — с волнением говорит бывший мэр Георгий Голиков, когда я спрашиваю его про сына Василия, заместителя нынешнего главы города. — Пришел новый мэр и взял его к себе. Ни одного слова я никому не говорил. Я знаю, что та команда, которая работает, — они пашут. Если берут еще кого-то где-то, значит, я считаю, руководитель должен сказать, за что они его берут, по каким критериям.

Я знаю, что мой сын проходил три собеседования, писал серьезную работу [на тему] «Управление городом». Да, это мой сын, я горжусь им».

В схеме можно увидеть скромную «цепочку» «отец–сын» семейства Сергачевых. Валерий Сергачев в сентябре 2020 года стал депутатом областной Думы, прервав четырехлетнее отсутствие в публичном поле, в котором до этого его было даже больше, чем губернатора. С 2012 по 2016 год Сергачев был первым замом Савченко (вместо занимавшего эту должность 12 лет Олега Полухина — на схеме он указан как ректор БелГУ) и стал, по мнению всех опрошенных «Новой» белгородских экспертов, не только «человеком номер два», но и всерьез претендовал на пост губернатора — за что и поплатился.

Директор по сырью компании «ЭФКО» Валерий Сергачев. 2006 год. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Сергачев — выходец из местного бизнеса, он приходит в политику в 2005 году из руководства майонезным гигантом «ЭФКО», избравшись в областные депутаты от родной Алексеевки

(в 2017 году имя Сергачева всплыло в «райском досье»: человек с такими же паспортными данными, зарегистрированный в Алексеевке, был назван владельцем офшора на Сейшельских островах).

На депутатском поприще чем-то очень заметным Сергачев не запомнился за исключением фразы о том, что «воровская идеология пронизывает всех: от предпринимательского общества до властных структур страны — и в конечном итоге приводит к такой огромной деградации, которую мы сегодня наблюдаем». В 2011 году он становится идеологическим «куратором» региона, а через год — фактически вторым человеком в области на должности заместителя губернатора.

Первым делом Сергачев инициировал реформу местного медиарынка: создает альтернативный центр журналистики — издательский дом «Мир Белогорья», — который должен был по задумке разбавить официальные новости. Влияние на умы вообще стало чуть ли не официальной специализацией Сергачева:

он публично заявил, что его главная задача — «трансформация сознания жителей Белгородской области», которая позволит «белгородцам высвободить внутреннюю энергию».

Савченко публично всегда поддерживал нового куратора от идеологии, однако иногда все же просил «не раскачивать лодку».

По словам собеседника «Новой», близкого в прежние годы к Савченко, у Сергачева вовсю проступали губернаторские амбиции, и глава области изначально даже примерял своего зама на место будущего преемника. Проблема была в том, что Сергачев, судя по всему, вступил в разногласия с митрополитом Иоанном. Публично их неприязнь прорывается только однажды — осенью 2015 года, когда сначала Сергачев заявляет, что церковь несет только ритуальную функцию, а через две недели Иоанн на публичном мероприятии в присутствии губернатора Савченко заявляет:

«Мы должны сегодня понять, каким путем нам идти: тем, который предлагает Владимир Путин, или тем, который предлагает Валерий Александрович».

Этот конфликт публичного продолжения не получает, но к этому моменту противостояние церкви и Сергачева идет вовсю — во многом из-за приезжающих в регион приверженцев нетрадиционных движений. С 2013 по 2015 годы в Белгород с сеансами регулярно приезжал самоназванный хорватский целитель Брацо. Белгородские СМИ писали, что эта поездка оплачивается компанией «ЭФКО», в которой Сергачев оставался крупным акционером, официальная метрополия выступила резко против участия своих прихожан в таких встречах, призвав относиться к Брацо так же, «как и к магам, экстрасенсам, колдунам, знахарям и прочим представителям оккультных практик, то есть отрицательно». Кроме того, в июне 2014 года

Сергачев и Савченко побывали на фестивале «Звенящие кедры России», который поклоняющиеся культу Анастасии язычники провели в Белгороде по приглашению правительства области.

Савченко выступил на мероприятии с приветственной речью, чем очень раздосадовал митрополита Иоанна. Публично священнослужитель тогда ничего не сказал, однако вспомнил об этом в апреле 2016 года, когда заявил, что «рад» тому, что ни Брацо, ни анастасийцы больше в область не приезжают.

Выступление хорватского целителя Брацо около музея «Третье ратное поле России» в поселке Прохоровка Белгородской области. Фото: braco.me

Через месяц с небольшим после заявления Иоанна Сергачева сняли с должности «по соглашению сторон». Сообщалось, что Сергачев останется в команде губернатора, однако серый кардинал региона исчез на четыре года из публичной политики. Политолог Андрей Майсак полагает, что при этом Сергачев все равно пытался контролировать ситуацию (и, судя по последующим событиям, успешно): «Это человек с амбициями, причем очень серьезными. А амбиции не реализованы до сих пор. Я думаю, что

он винит не в последнюю очередь Евгения Степановича, что тот в свое время его снял».

Однажды, впрочем, про Сергачева во время этого четырехлетнего молчания вспомнили. В феврале 2018 года Корочанский районный суд заставил удалить с интернет-сайта «Реальный Белгород» два видео, в которых рассказывалось о том, как на территории компании «ЭФКО» и связанной с ней Школы бизнес-менеджмента «Бирюч» процветают последователи саентологии и идеологии Рона Хаббарда (текст судебного решения есть в распоряжении редакции).

«Предположительно, один из хаббардистских центров действует в Белгородской области под видом Школы менеджмента «Бирюч». Созданное под крылом все того же «ЭФКО», учебное заведение умело прикрывается двумя именами — губернатора Савченко и РПЦ.

Таким образом, даже после отставки Валерия Сергачева саентологи не потеряли завоеванных позиций», — утверждали авторы видео «Белгородская область под гипнозом саентологов». Суд посчитал, что эти слова порочат честь упомянутых компаний, и постановил удалить видео и опубликовать опровержение. Сергачева на заседаниях суда не было.

Система «Свой–чужой»

Что точно сделал Сергачев, так это актуализировал игру в «расставь своего» не только по родственному признаку, но и по признаку лояльности. К примеру, нынешний спикер областной думы Ольга Павлова собеседниками «Новой» называется «человеком Сергачева» (она долгое время была его замом и сменила Сергачева на посту после его отставки).

Другим влиятельным соратником бывшего идеологического куратора области как минимум раньше был нынешний мэр Белгорода Юрий Галдун.

Широкому кругу россиян он известен по своей инаугурации под музыку из «Звездных войн» и предложением пенсионеру брать «слуховой аппарат» на встречи с ним. Но, несмотря на такие «казусы» (после выхода мэра под музыку из фильма Джорджа Лукаса из управления культуры города уволилась его руководительница Людмила Грекова), к Галдуну в городе относятся достаточно тепло. Владимир Корнев из «Белгород №1» объясняет это сравнительной открытостью мэра — тот якобы старается отвечать на все вопросы (но в интервью «Новой» Галдун через того же Корнева отказал).

«Мы поставили видео и про слуховой аппарат, и про «Имперский марш», а потом выпустили нелицеприятный материал о Галдуне как о временщике. После этого

он нам задонатил пять тысяч рублей и написал: «Я не мог поступить по-другому». Конечно, это был разрыв шаблона,

и я проникся к мэру уважением», — откровенно говорит Владимир Корнев.

К Галдуну есть вопросы по части его видения городской среды: к примеру, на неудачную реставрацию фонтана «Мальчик с гусем» он отреагировал фразой «А наш-то — еще красавчик!» и иллюстрацией других похожих фонтанов. Но, если так разобраться, это вкусовые мелочи. Главное, что у Галдуна при этом и при том, что он человек Сергачева, не было никаких проблем с руководством региона: в частности, мэр очень быстро нашел бюджеты под строительство новых дорожных развязок и под введение системы магистральных автобусных маршрутов.

«Под эти проекты им же, когда Галдун работал в департаменте ЖКХ, готовилось финансирование из бюджетных и внебюджетных фондов. В принципе, у него с Евгением Степановичем тоже всегда было взаимопонимание. Галдун пришел в политику с подачи Сергачева и шел, собственно, как его номенклатура. Потом, когда Сергачев был изгнан, он вроде как присягнул Евгению Степановичу. Тот, маринуя его в Белгородском районе, присматривался, Галдун себя там хорошо показал, проявил максимальную лояльность, и после этого Савченко его перекинул в город с повышением», — говорит источник «Новой». При этом политолог Андрей Майсак не исключает, что Галдун остался человеком Сергачева, и через него тот может попробовать снова влиять на власть в регионе.

Юрию Галдуну негласно противопоставляют мэра Старого Оскола Александра Сергиенко.

Еще до внезапного приезда Дениса Буцаева существовала версия, что следующего губернатора выберут среди мэров двух крупнейших городов региона.

Сергиенко, в отличие от Галдуна, целиком и полностью является человеком из команды губернатора Савченко. «Во всех районах, где он был руководитель, народ на него не обижен. И местный независимый бизнес не обижается на него: он сильно никого не прижимает. Требования у него разумные, самодурства нет.

Но, конечно, он Евгению Степановичу в рот смотрит», —

описывает Сергиенко один из бизнесменов, имеющих бизнес в Шебекинском районе, откуда тот ушел в мэры Старого Оскола.

Александр Сергиенко. Фото РИА Новости

Важно, что Сергиенко полностью устраивает бизнес-власть Старого Оскола — Лисина и Усманова, — и при этом тоже ведет активную урбанистскую деятельность. «За два года из города конфетку сделал, — восхищается Андрей Майсак. — Возможно, их обоих — Сергиенко и Галдуна — поставили, чтобы посмотреть, кто лучше справится». Такое «соцсоревнование» и позволило бы выбрать будущего фаворита Евгения Савченко. Правда, это только версия: Сергиенко, безусловно, важная политическая фигура, но в истории Старого Оскола он пока точно «человек, пришедший после». После последнего избранного мэра — ушедшего в отставку со скандалом и с прямым обвинением губернатора Савченко в давлении на него.

Александр Гнедых. Фото: wikimedia

Зовут этого мэра Александр Гнедых, он был главой Старого Оскола в 2013–2017 годах. Выходец из Красненского района Белгородской области, Гнедых около 20 лет работал в налоговых структурах, возглавлял управления в трех регионах. Последнее перед уходом на должность мэра — в Ленинградской области, где неоднократно пересекался с новым главой ФНС Михаилом Мишустиным. Источник «Новой», знакомый с ситуацией в регионе, говорит, что

это именно Мишустин попросил Евгения Савченко пристроить своего коллегу у себя на какой-нибудь должности:

«У Гнедых возникли проблемы с декларацией, и его нужно было срочно убрать с радаров».

Вначале Гнедых был назначен заместителем мэра Старого Оскола, но уже через три месяца с результатом 69% голосов в свою пользу победил на выборах. Несмотря на четыре года работы, на месте главы города карьера Гнедых складывалась нелегко: Старый Оскол действительно старый: в городе были проблемы с дорогами, общественным транспортом, водопроводом и жилым фондом (большая часть вопросов актуальна и сейчас). Сам Гнедых видел проблему в том, что обладающий такими налоговыми резидентами оставлял себе лишь два миллиарда рублей годового бюджета, а 15 млрд отправлял в бюджет непосредственно Белгородской области. Решение мэр видел в привлечении старых связей по налоговой: по собственному утверждению, он попросил нескольких крупных бизнесменов перерегистрировать свое дело в городе.

«Я приехал к губернатору, и у нас получился очень конструктивный разговор. Он [Савченко] сказал: «Честно сказать, я думал, что ты будешь у меня просить сто процентов суммы от тех, кто пришел сюда и будет платить налог на прибыль». Я в ответ сказал: «Я порядочный человек, воспитанный.

Я не могу просить у вас сто процентов потому, что у областного бюджета тоже есть проблемы, а вот просить половину — это нормально».

Мы ударили по рукам, и я приступил к исполнению», — рассказывал Гнедых в 2017 году на сессии городской думы, которая отправляла его в отставку.

Проблемы начались, когда Гнедых захотел забрать эти 50 процентов налогов себе в бюджет города. В администрации области отказались давать эти деньги, а на руководителя налоговой службы Старого Оскола возбудили уголовное дело. В начале 2017 года к Гнедых пришла заместитель Савченко Ольга Павлова и показала ему некие бумаги, из которых следовало, что Гнедых могут обвинить в незаконной деятельности. Сам экс-глава Старого Оскола рассказывает, что Павлова сказала: «Будет лучше, если вы уйдете». Гнедых заявил в ответ, что будет разговаривать только с Савченко. «Когда мы пришли к губернатору, он сразу заявил: ничего плохого я тебе не хочу и готов откатить все назад. Но мне скандалы в области не нужны, так что, нужно вам уйти по собственному желанию, сделаем все красиво, вопросы [вашего] трудоустройства будут решены.

А после паузы добавил: а не уйдешь по-хорошему, уберем сначала тебя, а потом всю твою команду», — вспоминает Гнедых.

Глава Старого Оскола добровольно уходить отказался. Содержание этого диалога Гнедых рассказал публично, в интервью Ольге Китовой, главной оппонентке Савченко.

Но судьба мэра была предрешена, видимо, до него, поскольку 15 ноября 2017 года совет депутатов Старого Оскола отправил Гнедых в отставку, обвинив в плохом ремонте дорог и задолженностях города по налогам. Суды внутри Белгородской области новый оппонент Савченко, разумеется, проиграл, после чего — редкий случай — вернулся в налоговую службу: Мишустин принял коллегу обратно, а в отношении Савченко сделал свои собственные выводы.

«Мишустин просил, чтобы с его человеком обходились помягче, а Савченко сделал по-своему, чем очень обидел главу ФНС», —

говорит источник «Новой», близкий к Старой площади. Сейчас Александр Гнедых работает руководителем УФНС по Петербургу. На официальный запрос «Новой» к моменту выхода материала он не ответил.

Прощальная кампания

Штаб сторонников оппозиционного политика Алексея Навального в Белгороде находится на улице Свободная. Название громкое, а на деле это совсем небольшая улица вдали от центра:

штаб Навального находится в здании, где продается сварочное оборудование.

Сурового вида мужчины у входа с недоумением смотрят на любых неаутентичных посетителей. Но главу белгородских сторонников оппозиционера Максима Климова это место устраивает: во-первых, из-за «названия улицы», а во-вторых, «здесь хозяин вообще не спрашивает, чем мы занимаемся, ему все равно».

Глава штаба Навального в Белгороде Максим Климов. Фото Светлана Виданова / «Новая»

Организованные сторонники Навального — явление для белгородской власти сравнительно новое, и администрация пока еще не поняла, как к ним относиться. В октябре 2019 года в предыдущем офисе прошли обыски по «делу ФБК», но это была разнарядка из Москвы, а так сам Климов особого давления пока не ощущал. «На меня нападали какие-то люди, вдвоем меня чуть-чуть попинали в подъезде. И, собственно, все. Какого-то прямо откровенного давления на меня нет. Конечно, нам никто акции не согласовывает, то есть если мы хотим провести митинг, пикет, то нам говорят: «Вон идите за город и там митингуйте». Вот так, предпочитают тактику игнора. Хотя все наши вопросы о том, как здесь тратятся деньги, они априори воспринимают как провокацию», — говорит Климов.

Ядро белгородских сторонников Навального посчитать сложно, сам Климов считает, что оно сопоставимо по масштабам с другими городами России. Всеми делами непосредственно в штабе заведуют, по сути, два человека: Климов и сотрудница SMM Татьяна Сизова, которая писала курсовую по духовной безопасности. Климов и Сизова — пара, что в условиях активно насаждаемой властью семейственности даже не вызывает особого удивления. Вместе они регулярно выпускают видео о бездумных тратах белгородских чиновников и об их недвижимости; реакция появляется в виде кулуарных решений, о которых Климову говорят «источники» в администрации.

«Жалко, увольняют редко», — вздыхает он.

Однако если с экономическими расследованиями худо-бедно что-то выходит, то с «умным голосованием» беда: на последних выборах все кандидаты, на которых делали ставку Климов и компания, провалились.

«У нас такая «электоральная Чечня», потому что в городе еще более-менее похоже на настоящий результат: 15 процентов явка, на некоторых участках с небольшим перевесом побеждают кандидаты от оппозиции. А если мы едем дальше — Шебекино, Алексеевка и так далее, — то чем дальше от центра, тем больше вот эта, что называется, «электоральная зависимость»: 90 процентов явка, и все якобы голосуют за кандидата от власти», — жалуется Максим Климов. Он, впрочем, мог бы даже и не оправдываться: последние выборы при губернаторе Савченко повергли в шок вообще всех.

Все до единого собеседники «Новой», с кем мне удалось поговорить непосредственно в Белгороде, сходятся в одном:

это были самые грязные выборы с момента войны Савченко и Жириновского.

В сентябре регион выбирал депутатов областной думы. Представительство в этот раз было невероятно разнообразным: помимо ожидаемых единороссов, КПРФ и ЛДПР, своих кандидатов выставили партия «За правду!» Захара Прилепина и «Новые люди» Алексея Нечаева. Где-то в мерцающем режиме заявила о своих амбициях Партия пенсионеров. Но

наиболее неожиданным оказалось выдвижение «Справедливой России»: от партии выдвинулся действующий полковник местной ФСБ Виктор Трофименко

(на время выборов он взял отпуск). Сам он в интервью местным СМИ (с «Новой» Трофименко отказался разговаривать, сославшись на то, что «отпуск кончился, я вышел на службу») лаконично заметил, что ему «предложили баллотироваться». Руководство ФСБ ему вопросов не задавало, утверждает Трофименко, и никаких указаний не давало (никто из опрошенных «Новой» экспертов в это не верит), хотя есть «предположение, что Москве было интересно проанализировать, сделать «срез», как проходят предвыборная кампания и выборы в данном регионе».

Виктор Трофименко. Фото: Справедливая Россия

Пусть это и была личная инициатива полковника ФСБ, его руководители наверняка испытали гамму ощущений от происходящего. В Белгородской облдуме 50 мест, из них 25 заполняются одномандатниками. Все победившие одномандатники оказались кандидатами от «Единой России», а всего единороссы забрали 44 кресла. Четыре мандата были отданы КПРФ, один — ЛДПР (выборы выиграл Владимир Жириновский, но он отказался от мандата в пользу Николая Гаврилова), а один — совершенно незаметной Партии пенсионеров. Получивший депутатское кресло представитель партии Владимир Абельмазов заявил в интервью местным СМИ, что

за партию пенсионеров голосуют «люди здравомыслящие, которые смотрят в будущее».

Не прошедшие в парламент партии пребывают в разной степени прострации. «Новых людей» отцепили еще до голосования. «За Правду!» имела хорошие шансы на проход: накануне голосования в регион приезжал партийный лидер Захар Прилепин, ручкался с Савченко, и количество баннеров и телевизионной агитации у «За Правду!» было сопоставимо с самой «Единой Россией», говорит политолог Андрей Майсак, даже КПРФ такого не позволяют. «Они четко должны были пройти, и по процентам, что они набрали — 4,20 процента, — все шло к этому. Но внутриполитические склоки в «Единой России» вынудили администрацию переделать раскладку», — предполагает политолог. Захар Прилепин в комментарии «Новой» заявил, что «очень тепло» относится к Евгению Степановичу —

«таких, как он, клонировать нужно», —

но «какие-то вещи на выборах произошли, и для меня это печально». Конкретизировать, что это за «вещи», он не стал.

Захар Прилепин (третий справа) и Евгений Савченко (второй справа) на открытии краснояружского образовательного комплекса «Слобожанщина». Сентябрь, 2020. Фото: Гульнара Исмайлова / «Наша жизнь»

Полковник Трофименко и в его лице «Справедливая Россия», которая сделала, казалось, безошибочную ставку и проиграла, — в бешенстве.

«Думаю, вранье, которое пройдет по кабинетам, ляжет на стол президенту. На таком уровне обманывать руководителя государства?» —

негодует Трофименко. Он публично заявил о том, что представители комиссий в районах говорили ему о систематических вбросах. «[На участках] они должны были набрать не менее 70 процентов [за «Единую Россию»]», — говорит полковник. О таких же цифрах говорит и «команда Навального», но все, что они могут сделать, это зафиксировать чьи-то слова: на официальные жалобы надежд никаких, признается Максим Климов.

Первоначальная конфигурация действительно должна была быть другой, подтверждает Андрей Майсак. Технически списки будущих победителей всегда заранее согласовывались с самим Савченко, говорит источник «Новой», но в этот раз расстановка сил в облдуме была в зоне ответственности его заместителя Ольги Павловой. «Окончательный бардак связан с внутриполитической борьбой внутри самой «Единой России», — говорит Майсак. —

По ходу кампании часть достаточно влиятельных людей не проходила в Думу, и чтобы как-то расширить представительство, нужно было большее количество голосов за партию».

Партии Прилепина просто не повезло: в результате переформатирования она вылетела из кандидатов на кресло как самая слабая. Со «Справедливой Россией» сложнее: помимо Трофименко, от партии шли люди с «реваншистскими» настроениями — бывшие депутаты, чье присутствие было нежелательно. Пускать нельзя было никого, пришлось «завернуть» и кандидата от ФСБ — тем более что местная «контора», как заявил один из сотрудников спецслужб на условиях анонимности, на происходящее в области смотрит «своим взглядом», но не вмешивается, «не наш профиль».

Ольга Павлова. Фото из соцсетей

Ольга Павлова в комментарии «Новой» заявила, что никаких «предварительных списков» согласованных кандидатов нет и быть не может, однако «любой человек, который занимается выборами, формирует себе конфигурацию, прогнозы». «Каждая партия делает такие прогнозы, замеры, социологические исследования, — сказала Павлова. — Возможно, у кого-то из других партий были какие-то ошибки в прогнозах, а не потому, что кто-то составлял какие-то списки». Те партии, которые не прошли в парламент, страдали каждая своими недостатками, добавляет политик. У «Справедливой России» был слишком молодой лидер Сергей Бочарников, который в партийном списке был вообще один. «Новые люди» сдали огромное количество подписей, но, «видимо, некоторые из них были собраны не очень честно», поэтому избирком отказал им в регистрации. Что касается партии Прилепина, то «им просто немножко не хватило, не совсем были активны». «И вообще

такие вопросы не совсем характеризуют человека, который 27 лет был на посту губернатора, сделал регион ведущей областью Российской Федерации, ввел его в тройку лучших по качеству жизни. А вы задаете вопросы, как будто [Савченко] в чем-то уличить хотите!» —

добавила Павлова.

Наталья Полуянова. Фото: пресс-центр Белгородской областной Думы

Непосредственно во время отставки Савченко в Облдуме на Соборной площади Белгорода выбирали спикера. По всем прикидкам спикером должны были переназначить человека Савченко Наталью Полуянову, но в последний момент и здесь все было переиграно: спикером стала Павлова, а Полуянова довольствовалась должностью зама плюс ей досталось кресло председателя местной «Единой России». По словам собеседников «Новой», близких к губернатору, он был крайне недоволен этим раскладом, так как не хотел видеть на ключевой должности аффилированного с Сергачевым человека. Но по каким-то причинам единственное, что Савченко смог сделать, — так это создать противовес в виде Полуяновой. «Это хитрая схема, — улыбается Андрей Майсак. —

Нельзя ставить одну красивую женщину в подчинение другой женщине, особенно если подчиненная до этого была руководителем. В схему сразу заложен конфликт: думаю, это сделано специально, чтобы ослаблять Павлову».

Белгород. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

Сталин из десятых

Согласно распространенной в Белгороде теории, Савченко вполне мог находиться у власти до конца своего срока в 2022 году, так что резкая отставка Савченко для большинства жителей области стала сродни смерти Сталина. «Как обухом по голове», — признались корреспонденту «Новой» в управлении по делам миграции Белгородской области, куда он забежал по своим делам. Сравнение со Сталиным неслучайное:

в последние годы Савченко, по словам его знакомых, вел себя именно как «вождь народов» в 1949 году — сузил свой ближний круг и включил режим максимальной подозрительности.

Даже после отставки это никуда не делось: на следующий день после заявления Савченко из киосков пропал выпуск газеты «Наш Белгород», на обложке которого был изображен уходящий губернатор под заголовком «До свидания, Евгений Степанович…». Официальная позиция редакции: весь тираж разошелся по подписчикам, однако на сайте именно этот выпуск изъят из pdf-архива. Негоже бежать впереди паровоза: выпуск вышел до официального одобрения отставки Путиным, так что Савченко всегда мог передумать — а тут его политически похоронили свои же лояльные журналисты.

В белгородских элитах после отставки Савченко в первые дни ощущалась крайняя нестабильность. Ждали спецборт ФСБ, и, по данным «Новой», все выходные после отставки Савченко он стоял в аэропорту Белгорода, однако затем улетел пустым. Встречи Дениса Буцаева с бизнесом элиты сильно не успокоили.

«В коридорах администрации отчетливо пахнет валокордином», —

формулирует общее настроение собеседник «Новой». Далеко не все верят в то, что Буцаев удержится надолго, но в качестве сменщиков ему называются в основном местные политики (Юрий Галдун или Ольга Павлова). Чужаков в регионе боятся как огня: среди возможных кандидатов в будущие губернаторы собеседники «Новой» называли даже главу управления «К» ФСБ Ивана Ткачева — возможно, предполагая таким образом «ответочку» за унижение человека от «конторы» на последних думских выборах. Но, кажется, бояться нечего: по данным РБК, Ткачеву предлагают куда более статусное место руководителя контрразведки.

Впрочем, у Буцаева есть шанс зацепиться в Белгороде на более долгий срок, даже несмотря на возможное недовольство Кремля. Нужно только научиться заручиться поддержкой облдумы, которая теперь стала ключевым политическим игроком, взращенным Савченко, и которую политолог Владимир Слатинов называет «советом директоров» из-за большого количества людей из бизнеса в ее составе — в том числе лояльных и «кошелькам» Савченко, и московским холдингам. В последний раз Денис Буцаев был там на церемонии утверждения своей кандидатуры в качестве врио.

Спикер Ольга Павлова предложила вместе исполнять «наказы избирателей». Возражений со стороны Буцаева не последовало.

Наказы как минимум одного конкретного избирателя, даже несмотря на его отъезд в Москву, в Белгороде еще никто не отменял.

Соборная площадь. Фото: Светлана Виданова / «Новая»

P.S.

«Новая» обратилась к Евгению Савченко с просьбой об интервью. На момент публикации материала ответа от члена комитета по бюджету и финансовым рынкам в Совете Федерации не поступило. По данным помощника Савченко, сейчас бывший губернатор уехал к себе на родину в связи с мерами безопасности из-за коронавируса. Судя по всему, это действительно так: в начале октября Савченко вместе с городом похоронил своего сверстника и соратника — директора мединститута и бывшего депутата Владимира Куликовского (всего с начала октября в регионе умерло семеро врачей: шестеро от коронавируса, а одна из медиков покончила с собой). На похоронах Савченко выступил с трогательной речью. Денис Буцаев не сказал ничего.

Белгород — Москва

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera