Интервью

«У нас в Томске нет традиции фальсификаций»

Интервью Ксении Фадеевой и Андрея Фатеева, сотрудников штаба Навального, которые прошли в местную городскую думу

Этот материал вышел в № 101 от 16 сентября 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика10 492

Илья Азарспецкор «Новой газеты»

10 492
 

Главной сенсацией единого дня голосования 13 сентября стало разгромное поражение «Единой России» в Томске, где она вместо подавляющего большинства оказалась в меньшинстве, получив только 11 мандатов. Сотрудники штаба Навального в Томске Ксения Фадеева и Андрей Фатеев рассказали специальному корреспонденту «Новой газеты» Илье Азару, как им удалось не только пройти в гордуму, но и положить на лопатки «Единую Россию». А также объяснили, почему даже в Томске, где Навальный был отравлен, не прошел массовый митинг в его поддержку.

Андрей Фатеев и Ксения Фадеева с удостоверениями. Фото: штаб Навального в Томске

— Как вам удалось победить «Единую Россию»? Это стало для вас неожиданностью?

Фатеев: То, что столько мандатов у единороссов удастся отнять, — да. Даже по результатам видно, что это было неожиданно. Семь мандатов ушло оппозиционерам с отрывом меньше 50 голосов. Самый маленький отрыв был в 13 голосов. 

Во-первых, такое невозможно было предсказать, а во-вторых, это значит, что комиссии считали честно.

В каком-нибудь Татарстане, если бы привезли такие результаты, то докинули бы соточку и не заморачивались.

— А чем объясняете такую работу избиркомов?

Фадеева: Мы с движением «Голос» подготовили больше 150 наблюдателей. В сумме на три дня голосования. Наши округа были полностью закрыты хорошо подготовленными наблюдателями, которые до ночи сидели, пока не получили копии итоговых протоколов. 

Плюс у нас в принципе в Томске нет традиции фальсификаций и вбросов. Если по области еще, может, что и бывает, то в самом Томске — нет. А если учителя и другие члены комиссий не умеют этого делать, не так просто им сказать: «Так, вы никогда этого не делали, но раз эти нехорошие люди идут на выборы, пора вбрасывать». 

Фатеев: Во многих комиссиях есть члены избиркомов с решающим голосом от «Яблока» и просто независимые ребята, которые точно не будут ничем таким заниматься. А если ты не можешь организовать массовые фальсификации, то какой вообще в них смысл? 

— Вас ведь допустили на выборы, хотя во многих других регионах кандидатов снимали.

Фадеева: Да, причем до прошлых выборов в Гордуму Томска не допустили журналистку «ТВ-2» Викторию Мучник. Она собрала подписи, но ей комиссия по беспределу отказала, но в этот раз, насколько мы знаем, комиссии сказали администрации:

«Это ваши проблемы, и если вам нужно что-то делать с кандидатами от Навального и другими, то делайте, а мы своими руками не будем, чтобы потом не выслушивать, какие мы негодяи».

Фатеев: Они не нашли, чьими бы руками это сделать. Это же делает либо комиссия, либо почерковеды из МВД. Вот ко мне на заседание избиркома вызвали эксперта из МВД, но она пришла, села и говорит: «Ну и что делать, зачем меня позвали?»

Фадеева: То есть у них не было инструкции.

Фатеев: Да, она была абсолютно неангажированная и не заряженная заранее. Она сделала свою работу, вынесла экспертное мнение.

Фадеева: Я думаю, если бы хотели найти способ нас снять, то нашли бы, чьими руками. Не думаю, что это большая проблема. Просто, наверное, не хотели обострять. 

А во-вторых, не воспринимали всерьез ни нас, ни «умное голосование». Я думаю, у них было представление, что это всего два округа, и скорее всего, ни один из нас не пройдет, решили — пускай поучаствуют, зато у нас тут демократия. Но получилось то, что получилось. Я абсолютно уверена, что они не ожидали, ни что нас изберут, ни тем более что они катастрофически провалятся по городу в целом.

— А почему они этого не ожидали, если регулярно за Уралом где-то выстреливает оппозиция — то в Хабаровске, то в Иркутске, то в Новосибирске?

Фадеева:

Они плохо делают социологию.

Фатеев: Да, и тем более многие оппозиционно настроенные люди не любят об этом заявлять публично. Поэтому даже многие бюджетники, которых они согнали на досрочку, пришли с фигой в кармане и проголосовали не за тех, кто их гнал. Явка-то небольшая, то есть это не мы их перебили толпой своих сторонников. Просто даже на фоне низкой явки они не смогли людей заставить проголосовать за себя. У меня на одном участке спустили список из 25 «надомников», но из них согласились проголосовать два человека, а один из якобы подавших заявку вообще уже умер.

Фильм-расследование ФБК про Томск сыграл свою роль?

Ксения Фадеева

Фадеева: Конечно. Я уверена, что он сыграл огромную роль, потому что в «умном голосовании» прирост регистраций после него был нереальный.

Фатеев: Больше чем в полтора раза.

Фадеева: Нас начали узнавать на улицах. Когда мы на кубах стояли, люди подходили, в том числе женщины 50 лет, которых принято считать путинским электоратом. Одна женщина выскочила из машины, остановившейся на светофоре, и побежала в мою сторону.

Я еще подумала: «Божечки, что сейчас будет-то», а она начала говорить: «Вы же нам глаза открыли!»

Благодарила, рассказала, что по всем чатам домов, детских садов и школ разослала этот фильм. И реально такое ощущение, что в Томске чуть ли не все его посмотрели.

— При том, что сам по себе фильм — не то чтобы сенсация, а скорее ранее известные разрозненные факты, удачно собранные в одном месте?

Фатеев: Для тех, кто следит за повесткой, тех, кто в теме, — в фильме, может, немного суперновой фактуры. Разве что про Чаек.

Фадеева: Всегда говорят, что Навальный рассказывает о коррупции, а все знают, что чиновники воруют. Все знают, да, но не знают, кто конкретно и как конкретно. А тут еще такой эффект, потому что расследование не про далеких федеральных министров, а про схему, которая касается каждого томича, — за коммуналку платят все. 

Именно поэтому людей оно зацепило. Потому что они все видят по себе, как отвратительно работает коммунальное хозяйство. Каждый год они сидят по два-три месяца без горячей воды, а тарифы растут. И вот им красиво, ярко и наглядно показали, кто во всем виноват. И главное, дали ответ, что можно сразу сделать, как [бороться] легально и безопасно — просто прийти проголосовать против них.

Агитация за Фатеева на доме в Томске. Фото: штаб Навального в Томске

— Само отравление, произошедшее с Навальным в Томске, оказало влияние на голосование в городе?

Фадеева: Думаю, что оно сильнее мобилизовало именно наш электорат, разозлило наших сторонников. Оно было на слуху, все это обсуждали, и возможно, благодаря ему больше людей посмотрело фильм-расследование, услышав, что федерального политика отравили [после работы над ним].

Фатеев: Именно желание пойти на выборы проголосовать после отравления Навального вряд ли у кого-то возникло. Но очень много наших сторонников стали после этого приходить на кубы, клеить листовки.

Запрос на участие среди сторонников повысился, потому что произошедшее их разозлило.

— К «умному голосованию» предъявляют претензии за то, что в список нередко попадают странные люди, не близкие по убеждениям ни Навальному, ни его сторонникам. Вы вообще знаете тех, кого поддержал проект?

Фатеев: Нет, мы многих коммунистов, которых поддержали, вообще не знали. Мы делали анализ, мониторили соцсети, смотрели их предыдущие результаты и как они ведут текущую кампанию. Мы с ними знакомы лично не были, знали только тех самовыдвиженцев, кому помогали со сбором подписей.

— А насколько вы уверены в них?

Фадеева: Мы прекрасно понимаем, что многие будут принимать решения, которые нам не понравятся. Скорее всего, представители парламентских партий или партии «Новые люди» будут идти на компромисс или сотрудничать с администрацией. Может, будут голосовать как единороссы.

Но с этим ничего не сделаешь — это такая система, в которой нужно поддержать сильнейшего, а не приятнейшего. Мы уверены в самовыдвиженцах, надеемся, что все они люди порядочные и все будет нормально. 

Фатеев: Главное, что люди увидели, что «умное голосование» работает, что можно идти голосовать, что голоса честно подсчитают.

К выборам в следующем году сила «умного голосования» и эффект от него будут минимум в два раза выше, а то и больше. 

Фадеева: Эта победа была очень нужна.

Фатеев: Это ответ критикам, которые увидели список рекомендаций и сказали: «Блин, это вообще кто?» А ведь героя расследования депутата Кирилла Новожилова сместил парень 25 лет, коммунист Владимир Чолахян.

Там были и более именитые конкуренты из других партий, но он активно вел кампанию, ходил ножками, общался с людьми, заклеивал круг. Мы его поддержали, хотя его никто не знал, и вот пожалуйста: плюс 15 голосов он победил.

Фадеева: Партии сами понимают, что «умное голосование» сработало, и в преддверии выборов в областную думу и Госдуму 2021 года это очень важно.

— Вы пока ни с кем переговоры не вели?

Фадеева: Конечно, мы будем собираться и обсуждать какую-то коалицию. Сейчас стоит вопрос выборов спикера. Единороссов в новой думе — 11 человек, это меньшинство, но у нас есть информация, что они уже начинают звать к себе депутатов в администрацию области на переговоры, что замглавы по внутренней политике Ильиных нервничает, и понятно почему.

Фатеев: Потому что

у нас все шансы выбрать спикера не из «Единой России». Это наша цель, потому что выбрать оппозиционный парламент, в котором потом будет председателем единоросс, — это так себе история.

Фадеева: Некрасиво, да, поэтому будем со всеми общаться, договариваться.

Фатеев: У нас хороший шанс сделать нормальный конкурентный парламент с разными интересами.

— Вы будете на своих кандидатурах настаивать?

Фадеева: Возможно, выдвинемся, возможно, кого-то от КПРФ поддержим, а возможно, посмотрим, кто выйдет во второй тур, потому что туда скорее всего выйдут единоросс и кто-то из оппозиции. Но пока мы еще в процессе обсуждения.

Андрей Фатеев со своими сторонниками. Фото: штаб Навального в Томске

— Но на сторону «Единой России» еще никто не убежал?

Фадеева: Нет.

Фатеев: Выборы председателя тайные, поэтому мы и не узнаем, кто как проголосовал.

Фадеева: Но чтобы выбрать председателя, нужно 19 голосов, то есть «Единой России» нужно 8 человек уговорить проголосовать за себя. Посмотрим, но на самотек мы это не пустим. 

— Почему список «Новых людей», которые связаны с Кремлем, так много взял процентов?

Фадеева:

Людям надоели все! Я проголосовала за «Яблоко», потому что за кого еще. Но я понимаю, что от «Яблока» многие просто устали, а за кого еще голосовать, если ты не левых взглядов?

Фатеев: Я приставал к ребятам, которые делают экзит-поллы, и они отвечали, что многие голосовали в округе за меня и за список «Новых людей».

Фадеева: Они у нас в Томске набрали несколько ярких предпринимателей, в том числе человека, которого мы в первом округе поддержали. Люди, известные в Томске, молодые в том числе благотворители. А партия — это же люди в том числе. Многие приходили на участок проголосовать в округе по рекомендации «умного голосования», заодно с бюллетенями по партиям, к сожалению, выбирая «Новых людей».

— У вас в кампаниях местная повестка, кроме фильма, фигурировала? Что вообще не так в городе? С чем вы шли на выборы?

Фадеева: Мы говорили о бюджете, о том, что в нем много всего лишнего, что можно прямо сейчас выкинуть, и хуже никому не будет: всякие представительские расходы, траты на СМИ. В то же время не хватает денег на важные вещи — на квартиры для сирот или на коммунальную инфраструктуру. 

Фатеев: Еще открытость к избирателю, ведь у многих депутатов, которые баллотировались, ни страниц в соцсетях нет, ни внятных контактов с людьми. Все устали, что депутаты ничего не делают, а раз в пять лет приходят и начинают что-то обещать. 

Фадеева: В моем округе от «Единой России» шла директор школы и действующий депутат Богданова. Один человек мне сказал, что она с благоустройством помогла, но больше про нее никто не слышал. Мы шли с антиединороссовской повесткой, нигде не скрывали, конечно, что мы от Навального, и это хорошо работало.

Мы волонтеров инструктировали, чтобы они, отдавая листовки, говорили, что эти кандидаты против «Единой России», и люди реагировали отлично.

Это фундаментальные сдвиги, которые, может, так и не видны, но теперь это точно не только наш фейсбучный пузырь.

Фатеев: Результаты выборов показали, что власть можно менять, что рейтинга поддержки у них нет, что админресурс тоже размывается. Думаю, в следующем году люди с большими надеждами пойдут на выборы и будут активнее в них участвовать. 

Андрей Фатеев

Фатеев: Посмотрим, кто у нас будет губернатором в будущем году. Неясно, доверят ли ему после этих выборов проводить выборы в Госдуму.

— В целом «умное голосование» сработало не в очень большом числе регионов. Это о чем говорит?

Фатеев: Не было времени анализировать...

— Можете посмотреть страницы в соцсетях лидеров ФБК, где рассказывают только о Томске, Новосибирске и Тамбове.

Фадеева: Мы поняли еще по прошлому году, что «умное голосование» хорошо работает, когда есть яркие кандидаты, которые своей кампанией привлекают внимание к нему. Если нет своих кандидатов или хотя бы штаба Навального в городе, то только страниц соцсетей Навального, Волкова и Жданова мало.

Я на кубах все время объясняла людям про «умное голосование». Даже наши сторонники о нем далеко не все знали. Еще сработало сарафанное радио, мне звонили и спрашивали, за кого голосовать, а регистрировались в системе не все. 

Фатеев:

Многие хотят проголосовать, но не хотят тратить время, думают, что там сложно зарегистрироваться. Это обидно, потому что плюс 200 голосов — и еще бы три мандата ушло оппозиции.

— На прошлых выборах в гордуме только два человек были не из «Единой России», а теперь она в меньшинстве. Как такая перемена произошла за 5 лет? Вряд ли это просто эффект от «умного голосования».

Фадеева: В 15-м году из-за Крыма рейтинг власти везде был выше, а сейчас рейтинги упали.

Фатеев: Далеко не все кандидаты от системных оппозиционных партий даже в этом году вели активную кампанию. Ни у одной партии нет 27 человек на каждый округ, много номиналов. Ну а в 2015 году их еще больше было.

— Чем планируете заниматься в гордуме? Контролем за бюджетом?

Фатеев: У нас как минимум будет блокирующий пакет — 13 голосов, а бюджет квалифицированным большинством принимается. Вполне можно влиять на этот процесс. Будем работать в профильных комитетах.

Фадеева: К нам и сейчас постоянно ходили люди по своим вопросам, и понятно, что сейчас у нас гораздо больше будет приемов, чем один в месяц, как это положено. Будем общаться с людьми, доносить их желания до исполнительной власти, будем контролировать расходование бюджетных средств. Благоустройство то же, так как местных чиновников периодически посасывает Собянин, и они начинают перекладывать плитку на том же месте, где в прошлом году клали.

— Бюджет города маленький, все уходит в область, а оттуда в центр. Это беспокоит жителей?

Фадеева: Конечно, мы поэтому и работаем в штабе Навального, то есть по федеральной повестке, потому что понимаем, что система в целом неправильная, и у нас нет иллюзий, что мы изменим всю систему, работая коалицией депутатов в гордуме. Мы можем все равно делать многое на своем месте, но мы будем о своей федеральной повестке говорить.

Ксения Фадеева

— Отравление Навального могло быть связано с региональными выборами в целом?

Фадеева: Нет, это было связано в целом с «умным голосованием», с тем, что они понимают, что с рейтингами у них все не очень хорошо.

Фатеев: А надо скоро Госдуму выбирать.

Фадеева: Откуда брать популярность, как рейтинги наращивать, а тут Хабаровск, Беларусь, экономика подсела из-за коронавируса, а уже чуть ли не в апреле выборы в Госдуму. И самого яркого лидера оппозиции решили [убрать] сейчас.

— А разве это не глупо?

Фадеева: Почему? Они же хотели его убить, очевидно, а не просто припугнуть. 

Фатеев: Убить главного лидера, а остальных размыть новыми партиями, подавить и запугать. В итоге получить большинство.

— Хотели бы убить — убили?

Фадеева:

Они же криворукие. Я думаю, что идея была в том, что самолет летит 4 часа, и Навальный просто не должен был живым долететь, а потом никакие эксперты бы не сказали, что это был «Новичок».

Фатеев: Насчет профессионализма: у нас месяц назад от батареи отклеился и упал жучок, который был с внутренней стороны на двусторонний скотч прилеплен. 

— Вы с Навальным не обсуждали, когда он приезжал, что такое может с ним произойти?

Фадеева: Нет, он был суперпозитивно настроен.

Фатеев: Как раз была встреча с волонтерами в 8 вечера незадолго до отлета в Москву, и в том числе был традиционный вопрос о том, почему его до сих пор не посадили или не убили. 

Фадеева: Он, как обычно, отшутился.

Фатеева: Отшутился, а на следующий день уже не очень смешно было.

— А почему в Томске не было митингов по этому поводу?

Фадеева: Мы выходили на одиночные пикеты на следующий день, но, честно говоря, мы были оглушены этим [отравлением].

Фатеев: В первый день было непонятно что, на второй день пошли переговоры о том, что его повезут в Германию.

Фадеева: В субботу мы уже хотели выходить массово на улицы, но стало известно, что Навального выпускают из Омска. Если бы они еще день тянули, то мы уже были готовы на несоглас.

— Смысл несогласа только в том, чтобы выпустили в Германию?

Фадеева: Первоочередно — спасти жизнь человека, когда она висит на волоске. Да и как всерьез требовать от правоохранительных органов, чтобы они расследовали самих себя?

— Но у сторонних наблюдателей возникают же вопросы о том, почему такое событие не привело к массовым выступлениям и возмущению. У них складывается мнение, что на лидера оппозиции всем пофиг.

Фадеева: У нас же еще кампания шла, и мы понимали, что бросить все и устроить митинг — значит сесть на 10 суток и не иметь сейчас эффекта. Это было бы еще хуже. Долгосрочно оппозиционная дума в Томске и хороший результат «умного голосования» будут иметь больший эффект, чем митинг.

Андрей Фатеев и Ксения Фадеева

— Да и от ФБК не было инструкций проводить митинг...

— Да, они были заняты другим — спасением жизни Алексея прямо сейчас.

— Но вам не кажется, что это влияет на настроение оппозиции?

Фадеева: Люди выразили протест, придя на выборы. Это сработало так. Я понимаю, что это логичные вопросы, и когда Немцова убили, люди вышли на траурное шествие. Но непонятно, что надо было требовать, ведь Алексей, к счастью, выжил. Тогда массово созывать сторонников, чтобы что?

— Показать, что так делать нельзя, а иначе получается, можно отравить лидера оппозиции — и ничего не произойдет.

Фадеева: Может, просто отравление так ударило по всем штабам, что мы были в ауте два дня. Сложно мне сказать. Было состояние шока, опустошения и бесконечной тревоги.

Фатеев:

Главный вопрос был в том, чтобы Навальный выжил, а не в том, чтобы найти виновных. Поэтому основное требование было, чтобы его отпустили в Германию, где ему могли бы оказать квалифицированную помощь. 

Фадеева: Публично мы говорили о необходимости завести уголовное дело.

— Чем вы занимались до работы в штабе Навального?

Фадеева: Я еще в 18 лет вступила в «Солидарность», потом была координатором «Голоса», организовывала митинги в защиту «ТВ-2». Окончила ТГУ по специальности «антикризисное управление», но работала после института маркетологом в цветочной компании и в фирме, которая занималась развлекательными мероприятиями для детей. 

Фатеев: Я политикой до штаба не занимался, а когда он открылся, помогал как волонтер с агитацией. В какой-то момент была вакансия, мне предложили ее занять, и с 18-го года я работаю здесь. 

— У вас еще так фамилии похожи…

Фатеев: Это совпадение. Нас даже один раз задержали на забастовке избирателей, а с нами был сторонник, которого мы не знали. И вот он оказался Андреем Фадеевым!

Фадеева: Комбо!

Фатеев: Да, мой тезка и однофамилец Ксении.

Фадеева: Полицейские чуть с ума не сошли.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera