Репортажи

«Спасайте детей и животных! “Утриш” уже не спасти!»

Пожар испепелил в заповеднике 82 гектара реликтовых лесов, уничтожил уникальную экокоммуну

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Общество12 787

Мария Сотсковакорреспондент-стажер

12 7872
 

В государственном природном заповеднике «Утриш» полыхнуло днем 24 августа. Склоны некогда зеленых гор теперь покрыты пеплом, а МЧС пытается найти виноватых. О том, как горел заповедник, — в репортаже корреспондента «Новой газеты» Марии Сотсковой.

На «Утриш» мы с фотокором Виталием Кавтарадзе попали как обычные туристы. Здесь, на небольшом пятачке земли, окруженном заповедником, спрятались так называемые Лагуны, а на деле большой нудистский лагерь. «Голые хиппи» облюбовали «Утриш» много десятилетий назад, еще при советской власти, некоторые практически жили в этом субтропическом раю, другие приезжали на сезон или так, на неделю. «Доброе Утро» или же «Добрый Утриш» вместо приветствия звучало здесь в любое время суток. Нельзя сказать, что вольная коммуна не привлекала к себе внимания властей и администрации заповедника, но как-то все эти годы неурядицы удавалось сглаживать. И на «Утрише» спокойно существовали люди, море и покрытые реликтовыми лесами горы.

Все изменилось 24 августа 2020 года: практически все жители «Утриша» отдыхали на пляже, когда около 12 дня в районе четвертой, самой дальней, лагуны кто-то закричал:

«Пожар! Стройтесь в цепочки!»

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Высоко над горой Кобылой (больше 500 метров над уровнем моря) поднимался столб сизо-бурого дыма.

монолог

Виталий Кавтарадзе
 

«Мы купались в районе “синего каната”, когда услышали крики “пожар”. Я посмотрел вверх и увидел столб дыма. Вначале мы думали, что кто-то неудачно разжег горелку, и сейчас мы мигом все потушим, но оказалось, пожар очень далеко и высоко. Я побежал к палатке, накинул куртку, надел брюки, а когда вернулся, в цепочке уже стояли сотни людей, все передавали воду на гору. Когда я поднялся на гору, стало ясно, что очаг не один. Я тушил деревья с южной стороны склона Кобылы, мы даже контролировали огонь какое-то время».

Практически сразу появились сотни пластиковых бутылок, люди кидали их с обрыва к воде, а другие тут же набирали и передавали по цепочке.

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Ближе к обеду в небе начали кружить вертолеты, но они были без воды и, казалось, совершенно безучастны к беде. Все это время огонь бушевал на склонах, но не подходил близко к палаточному лагерю, казалось даже, что нам удастся сдержать стихию. 

Беда пришла снизу. Видимо, упавший уголь поджег лес прямо около лагеря. Примерно в это же время наверху, где работала первая добровольная бригада, на южном склоне горы Кобыла, прогремел взрыв.

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

«Сначала мы подумали, что взорвался походный газовый баллон, но в этом районе никто не ставит палатки. Из места, где это произошло, повалил нетипичный черный дым, и одновременно начался огненный шторм, перешедший в верховой пожар.

Мы поняли, что тушить уже бессмысленно, и почти скатились вниз по отвесной осыпи»,

— вспоминает Виталий Кавтарадзе.

После этого цепочка начала перестраиваться. Ближе к лагерю кто-то пытался еще тушить наступающее пламя, кто-то плакал, кто-то искал детей. А кто-то пытался собирать пожитки. 

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Лесной пожар двигался по «Утришу» очень быстро. Пламя гудело как взлетающий самолет. Но сотрудников МЧС еще не было рядом. Измотанные люди пытались отбиться от огня, который подбирался к палаткам. Пламя выло, деревья стонали и падали, а по сухой траве змеями расползался огонь. Пепел летел в сторону моря, закрывая солнце. Резкие тени лишь добавляли нереальности происходящему, как в компьютерной игре.

Не сдаваться!

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

К четырем часам дня огонь приблизился к «Лотосу» — огромному можжевельнику с расколотым на четыре части стволом. Говорят, ему не меньше пятисот лет. Вокруг собрались самые отчаянные с наполненными водой бутылками, чтобы защищать «Лотос» до конца. Но ветер изменил направление, пламя ушло в другую сторону, священное дерево уцелело.

В это же время появились первые спасатели. Они раскатали два рукава на несколько десятков метров. Некоторые бойцы отправились наверх тушить то, что совсем недавно было лесом за третьей лагуной.

На пляже в это время сидели сотни погорельцев.

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Вертолет спасателей появился около пяти часов вечера. Официально МЧС заявляет о двух вертолетах, но мы видели только один. Всего было совершено около 8 заходов на пожар в районе второй лагуны.

«Эх, сюда бы Бе-200», — вздохнул молодой панк с обгоревшими бровями.

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Практически одновременно со спасателями на «Утриш» прибыли полицейские. Они первым делом предположили, что это умышленный поджог.

Спасатели вместе с техникой начали покидать «Утриш» к восьми часам вечера. О массовой эвакуации людей речи не было. Во-первых, никому, кроме нескольких раненых, спасатели не предложили помощь, во-вторых, утришане не собирались сдаваться. С закатом стало прохладнее и показалось, что еще есть силы.

«Нас не слышат»

Дарья Дуброво была одной из немногих эвакуированных. Она сильно поранила ногу, пытаясь взбежать по отвесному склону с двумя пятилитровыми бутылями в руках. Мы встретились с ней уже в Анапе, где девушке оказали медицинскую помощь.

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

монолог

Дарья Дуброво
 

«Меня со скалы спустил друг, он же передал меня спасателям. Они сказали, что надо ждать катер, скоро приехал «Левентик» — местный катер, который часто возил нас на лагуны. Я попыталась поговорить со спасателями и рассказать, что это не похоже на случайный пожар из-за окурка или костра. Но меня никто и слушать не стал. Уже на Большом Утрише меня встретили местный фельдшер с медсестрой и оказали первую помощь.

Скорая из Анапы приехала только через 30–40 минут.

Мне сказали, что скорая будет только тогда, когда будет вызов из этого района, а меня заберут «заодно», пока я ждала свою карету, поили меня водой и подкармливали мороженым. Даже дали телефон, чтобы я связалась с родными и друзьями на лагунах».

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Ночью на «Утрише» стало совсем плохо. Подул сильный ветер и вновь разогнал пламя. Теперь полыхало и дымило всюду. Горы над всеми четырьмя лагунами зажглись тысячами факелов. Кто-то из самых отважных и отчаянных утришан еще пытался тушить пожар. Большинство наблюдали зарево с берега. По пляжу между временными стоянками ходила женщина в длинном платье. Ее неприкаянный вид на фоне красного зарева в горах вызывал тревогу.

— Вы кого-то ищете? — спросили женщину.

— Нет, я просто не знаю, что делать…

— Возьмите котенка. Он местный, без мамы остался, пропадет, — девушка пыталась пристроить маленького рыжего котенка в добрые руки. На стоянках всегда было много кошек и собак, которые искали и неизменно находили приют и еду у отдыхавших, а теперь оказались на грани жизни и смерти.

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

Дышать стало совсем тяжело. На пляж вернулись даже самые отчаянные добровольные пожарные. Закопченные и уставшие, они падали в море, чтобы хоть как-то смыть с себя усталость этого дня. Ближе к полуночи люди начали покидать временный лагерь на пляжах третьей и четвертой лагуны — боялись угореть, если огонь все же дойдет до моря.

Некоторым повезло: от третьей лагуны ходил старенький катер «Утришонок», его капитан Александр Сайфулин перевозил людей с багажом за символические 300 рублей. «Утришонок» — один из самых старых и медленных катеров на лагунах, жестяная кастрюля. Его старый капитан был единственным владельцем разрешения на ночные перевозки.

В поселке Большой Утриш наш рейс встретил одинокий человек в форме МЧС. Он помог катеру причалить и покинул пляж. На следующий день мы с удивлением обнаружили в сюжете Первого канала нашу «высадку» с комментариями о том, что спасатели организовали экстренную эвакуацию отдыхавших. При этом, по словам самого Александра Сайфулина, никакого официального запроса на эвакуацию от МЧС или местных властей ему не поступало.

Фото: Виталий Кавтарадзе, Мария Сотскова, для «Новой»

«Меня попросил замдиректора заповедника Олег Николаевич Козырев помочь вывезти живущих в глэмпинге на первой лагуне. С них я даже денег не брал. Тогда же посыпались звонки с остальных лагун, но уж там я брал копеечку», — сказал «Новой» Сайфулин.

Его слова подтверждает капитан другого катера — «Левентика» — Николай.

«Сначала я возил со второй и третьей лагун добровольцев к пожару, чтобы помочь нарастить цепочку. Потом уже в Большом Утрише сотрудники МЧС попросили меня отвезти помповый насос и людей. Я согласился и денег за это не просил и не получал. Я сжег бензина на семнадцать тысяч рублей».

Спасатели перемещались на катерах местных жителей. А когда самые напуганные утришане хотели эвакуироваться вместе с отъезжавшими эмчеэсовцами, они им сказали, что лодки предназначены для перевозки оборудования и личного состава МЧС.

Некоторые утришане до конца оставались в заповеднике и продолжали тушить новые очаги.

Пожары на «Утрише» бывали и раньше. Но всегда отдыхающие справлялись с ними меньше чем за час. К тому же все знали, что огонь можно разводить только у самого моря на каменистом пляже, еду готовили на безопасных газовых горелках, а окурки не бросали в лесу. Но какое это теперь имеет значение? 

«Я не знаю, как нам быть. “Утриш” был для нас вторым домом, а теперь его нет. Если это все-таки поджог, то виновные должны сесть в тюрьму»,— сквозь слезы выдавливала из себя моя соседка по катеру во время эвакуации. Ее подруга крепко обнимала девушку за плечи: «“Утриш” там, где мы, помнишь?» 

Утриш

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera