Дата-исследование · Общество

Разгар сезона

Россия задыхается от рекордного количества лесных пожаров. Ждать ли повторения смога 2010 года? Исследование «Новой»

Этот материал вышел в № 45 от 27 апреля 2020
Читать номер
Этот материал вышел
в № 45 от 27 апреля 2020

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

К середине апреля 2019 года в России горело более 800 тысяч гектаров леса. Сейчас площадь пожаров уже превысила прошлогодние значения почти на полмиллиона гектаров. Специалисты считают, что может повториться ситуация 2010 года: тогда из-за сильных лесных пожаров и смога смертность в Москве резко выросла. При этом тушить пожары становится сложнее из-за режима самоизоляции, а дополнительных средств на предотвращение огня может не хватить — все они уходят на борьбу с коронавирусом и его последствиями.

Горим раньше и больше

По данным дистанционного мониторинга на 20 апреля, в России горело больше 1,3 миллиона гектаров леса — это примерно в пять раз больше площади Москвы. Леса разгораются быстрее, чем обычно: площадь действующих пожаров превышает медианные значения за предыдущие девять лет на несколько сотен тысяч гектаров. Больше всего пожаров зафиксировано в традиционно «горячих» регионах — Забайкальском крае, Новосибирской и Амурской областях.


Руководитель противопожарного отдела Greenpeace России Григорий Куксин говорит, что сейчас ситуация примерно на треть хуже, чем в прошлые годы. Он отмечает, что в этом году особенно важно избежать сильных пожаров: дым может прийти в города и усугубить последствия коронавирусной инфекции, которая поражает дыхательную систему. В этих условиях приходится прибегать даже к помощи животных.

«Мы стали от беспомощности переманивать бобров на свою сторону, чтобы они нам в нужном месте плотины строили.

Я на полном серьезе: специально связались с ведущим специалистом по этим животным. Пытаемся спровоцировать их строить плотины и удерживать воду там, где ее не хватает», — говорит Куксин.

Глава лесного отдела российского Greenpeace Алексей Ярошенко считает, что в этом году в России может повториться ситуация 2010 года, когда сильные пожары охватили центральные регионы России, а в городах установился смог:

«[У нас] была совершенно необычная, беспрецедентная зима, когда практически не было постоянного снежного покрова. В итоге и леса, и торфяники пришли к весне сухими. К чему это может привести, мы видим на примере Чернобыльской зоны — там сейчас реально катастрофические пожары, по интенсивности они уже сравнимы с тем, что у нас было в 2010 году. От Ленинградской области и дальше на юг и восток — Смоленская, Псковская, Калужская, Новгородская, Тверская области — эти и некоторые другие регионы попадают в зону очень высокого риска, где ситуация развивается [так же], как в 2010 году».

Лесные пожары в Якутии. Фото: Светлана Павлова / ТАСС

В «Авиалесоохране» тоже говорят о раннем начале пожароопасного сезона. По прогнозам ведомства, в этом году риск возникновения лесных пожаров превышает средние значения за много лет, в том числе в центральных регионах — Московской, Рязанской, Смоленской, Калужской, Тульской и других областях. При этом в ведомстве сообщили «Новой», что сейчас площадь лесных пожаров аналогична 2019 году и составляет около 350 тысяч гектаров. Такая информация поступила из региональных диспетчерских служб, однако данные системы дистанционного мониторинга превышают эти значения на миллион гектаров.

В Greenpeace и «Авиалесоохране» отмечают, что большинство пожаров в этом году — рукотворные. Члены добровольческих отрядов из Забайкалья и Бурятии тоже упоминают человеческий фактор: из-за режима нерабочих дней россияне стали раньше выезжать на дачи, приводить в порядок участки после зимы и поджигать сухую траву.

«У нас есть опасные погодные условия и есть люди, которые из-за коронавирусных ограничений массово оказались заперты на дачах или в деревнях и устроили преждевременные майские праздники. Обычно такой пик пожаров приходится на начало мая, сейчас — на конец марта — начало апреля и пока не останавливается», — объясняет Григорий Куксин.


Помимо этого, во многих регионах продолжаются профилактические выжигания, когда лесничества целенаправленно поджигают сухую траву и хворост в лесах, чтобы снизить пожарную опасность. Профвыжигания должны проводиться под контролем и по определенным правилам, однако сил и средств на это не хватает, поэтому они часто становятся причинами крупных пожаров — в 2020 году один из пожаров, произошедший из-за профвыжигания, уже распространился более чем на 240 тысяч гектаров.

Больше всего от профвыжиганий страдает Забайкалье. В этом году после нескольких крупных пожаров глава региона Александр Осипов запретил проводить профвыжигания. Помимо этого, в Забайкалье ввели вознаграждение за помощь в поимке поджигателей: те, кто сообщает о них в полицию или помогает их задержать, могут получить от 20 до 30 тысяч рублей.

Крупные пожары не попадают в статистику

В Greenpeace отмечают, что в 2010 году первые крупные пожары, с которых началось распространение огня в центральных регионах, были скрыты от оперативной статистики — службы не хотели портить аналогичные показатели предыдущего года. Часть пожаров до сих пор не попадает в итоговые отчеты: это может влиять на бюджеты, которые выделяются на борьбу с пожарами.

СПРАВКА

Ежедневные данные о лесных пожарах поступают в информационную систему дистанционного мониторинга Рослесхоза (ИСДМ-Рослесхоз). Там хранятся отчеты о числе и площадях пожаров с 2000 года, а также подробные карты их распространения по регионам и данные о тушении очагов за день.

В ИСДМ-Рослесхоз попадают не только природные, но и техногенные пожары — например сжигание остатков вырубленного леса или факелы от утилизации попутного нефтяного газа на месторождениях. Такие очаги мы не учитывали. Также мы не рассматривали пожары с отметкой «Не обнаружено» — ей помечены возгорания, которые сотрудники лесничества не выявили при выезде на место пожара.

Итоговая статистика по лесным пожарам публикуется раз в квартал в Единой межведомственной информационно-статистической системе (ЕМИСС). Туда попадает информация о пожарах, произошедших наземлях лесного фонда, а пожары на других категориях земель не учитываются. Из-за этого площади пожаров, указанные в ЕМИСС, в несколько раз меньше, чем на самом деле.


По данным ИСДМ-Рослесхоз, в 2019 году общая площадь, пройденная пожарами, составила более 16 миллионов гектаров, тогда как в ЕМИСС попало на шесть миллионов меньше. По оценке Greenpeace, примерно пять миллионов из них — это пожары на землях сельскохозяйственного назначения.

Алексей Ярошенко объясняет, что зачастую сельхозземли — это бывшие территории совхозов и колхозов, которые граничат с населенными пунктами, поэтому пожары на этой категории земель наиболее опасны для людей и жилых домов. Основная причина пожаров на сельхозземлях — поджоги: за выращивание леса на таких землях гражданину грозит штраф до 50 тысяч рублей, организации — до 700 тысяч рублей. Если лес не уничтожить за три года, землю могут изъять. Чтобы избежать этого, владельцы намеренно поджигают деревья.

«Львиная доля пожаров, которые возникают на землях сельхозназначения, — это умышленно устроенные пожары, чтобы уничтожить лес, потому что так требует законодательство. Это происходит тайком, потому что если поймают, то тоже будет штраф — не 50 тысяч, но 5.

За сохранение леса штраф в десять раз больше, чем за его уничтожение»,

— говорит Ярошенко.

Неучтенные пожары могут влиять на бюджеты, которые регионам выделяют на борьбу с пожарами: при их расчете учитывается площадь лесов и их пожароопасность. Ярошенко отмечает, что в последние два-три года в оперативную статистику стали попадать реальные масштабы возгораний, поэтому финансирование дальневосточных и сибирских регионов растет, но его все равно недостаточно для эффективной борьбы с пожарами.

Григорий Куксин из Greenpeace отмечает, что в этом году работа лесников и пожарных выше всяких похвал, однако их усилий для предотвращения сильных пожаров может не хватить из-за недостатка финансирования.

«Многое упирается в деньги. По сравнению с Московской областью, бюджеты на тушение в остальных регионах нищие. Это касается и техники, и оборудования, и зарплат. Сейчас иногда странно выглядит, когда госструктура просит нас приехать на пожар, потому что у нас более современное оборудование, — говорит Куксин. — У нас, например, есть беспилотники и тепловизоры, которых нет у лесников, потому что им денег на это не выделяют. И вот мы объединяемся: два добровольца с беспилотником и лесники с лопатами, как-то вместе справляемся».

Участники ежегодных учений по тушению природных пожаров в Приморском крае. Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

В «Авиалесоохране» рассказали «Новой», что в 2020 году было выделено 650 миллионов рублей на обновление парка лесопожарной техники в 81 регионе страны. На эти средства закупают тракторы, автомобили, седельные тягачи, пожарные автоцистерны, лесопатрульные комплексы и другое оборудование. В Минприроды сообщили, что регионы получили деньги на подготовку к пожарному сезону еще в декабре 2019 года — им было выделено почти 33 миллиарда рублей, шесть из которых пойдут на обеспечение пожарной безопасности.

Кажется, дополнительных денег на предотвращение пожаров и их последствий в этом году не выделят. Губернатор Забайкалья Александр Осипов — одного из самых пожароопасных регионов — заявил, что пострадавшие от пожаров не получат компенсаций из-за сложной финансовой ситуации в связи с коронавирусом. «В этом году из-за коронавируса и шока по нефтяным ценам кардинально снизились доходы бюджетов и России, и Забайкальского края. Поэтому по всем, кто сгорит, с учетом того, что никто почти не застрахован, не будет никаких денег!» — сказал чиновник.

В МЧС и Минприроды не ответили на вопрос «Новой» о том, будет ли в этом году выделено дополнительное финансирование на борьбу с пожарами.

Спецпропуска в лес

Из-за коронавируса трудности возникли не только с бюджетами, но и с тушением пожаров на местах. После катастрофы 2010 года по всей стране стали появляться добровольческие отряды, которые помогают госслужбам справляться с очагами, однако в связи с самоизоляцией они вынуждены выезжать на тушение маленькими группами по два-три человека, а некоторые и вовсе не могут попасть в лес из-за особого противопожарного режима.

Глава сообщества «Добровольные лесные пожарные Забайкалья» Анастасия Ивашкевич говорит, что в МЧС отказались оформлять им пропуска для прохода на лесные территории. Она предполагает, что это связано с активной деятельностью добровольцев в соцсетях: «Мне уже два раза звонили из пресс-службы МЧС и просили редактировать посты, потому что им не нравятся новости о свежих вырубках, которые мы замечаем на местах пожаров». В МЧС не ответили на вопрос «Новой» о том, почему добровольцам не выдают пропуска для выездов в лес на тушение.

Вертолет Ми-8 с водосливной системой во время тушения лесных пожаров в Богучанском районе Красноярского края. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Руководитель общественной инициативы «Пожар.ру» Анна Барне, которая занимается помощью людям во время пожаров и других стихийных бедствий, поясняет, что единый механизм по допуску добровольцев на места пожаров в условиях эпидемии еще не выработан, однако привлекать их к тушению критически важно.

«Сколько бы ни было профессионалов, добровольцы здесь совершенно необходимы. Мы не можем около каждого населенного пункта держать пожарную часть или машину — у нас очень большая страна. Мои друзья, которые выезжают на тушения, с опаской говорят, что пока не знают, как дальше будут делать свою работу. Я все-таки надеюсь, что для добровольческих групп будет сделано какое-то исключение, и в ближайшее время будет разработан механизм, при котором добровольцы в случае пожара смогут выезжать на тушения. Потому что если этого не сделать, то мы можем столкнуться с еще одной серьезной проблемой:

мало того, что люди будут задыхаться от коронавируса, они будут задыхаться еще и от дыма»,

— говорит Барне.

Работа государственных служб тушения тоже стала сложнее из-за коронавируса. По словам Григория Куксина, в этом году пожарным приходится чаще выезжать на тушения, потому что люди массово поджигают траву. Помимо этого, они вынуждены дезинфицировать технику из-за коронавируса. «Поэтому получается, что нагрузка на пожарных больше, а люди жгут как умалишенные», — объясняет он.

В «Авиалесоохране» отмечают, что, несмотря на пандемию, все отделения были переведены в режим повышенной готовности, а часть сотрудников уже отправилась тушить пожары в Забайкальский край и Амурскую область. В ведомстве сообщили, что карантин не повлиял на работу авиапожарных: им выдали маски, антисептики и другие средства защиты.

Что делать?

И «Авиалесоохрана», и Greenpeace, и добровольцы подчеркивают, что сильных пожаров в этом году пока еще можно избежать. Для этого важно объяснять в СМИ и соцсетях, что нельзя поджигать сухую траву. «Пока все в наших руках, кроме погоды. Это повод задуматься и перестать жечь траву — самое главное, что надо сделать сейчас. Тогда мы сможем вернуться к нормальному течению событий и к майским праздникам подойти, я надеюсь, с зеленой травой. Еще не безнадега», — говорит Григорий Куксин.

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Помимо этого, нужно изменить законодательные нормы, которые провоцируют собственников выжигать лес на землях сельхозназначения. В профильных ведомствах не ответили на вопрос «Новой» о том, планируется ли это сделать.

Наконец, важно уже сейчас заложить в бюджет дополнительные деньги на борьбу с пожарами. Алексей Ярошенко из Greenpeace поясняет, что обычно это происходит в разгар пожароопасного сезона — в июле или августе, а регионы получают эти деньги ближе к осени, когда пожары уже заканчиваются:

«Когда начинает интенсивно гореть, штатные деньги быстро исчерпываются. Надо уже сейчас выделять регионам довольно большие дополнительные средства на охрану лесов от пожаров, понимая, что год предстоит экстремальный, и деньги потребуются быстро и много. Ну и все зависит от людей, конечно: если люди будут более ответственно относиться к огню на природных территориях, уровень пожарной опасности будет гораздо ниже».

Делаем честную журналистику вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
#россельхознадзор #катастрофа #природа #лесные пожары
Реклама

Топ 6

1.
Сюжеты

Пациент ни жив ни мертв Что такое постковидный синдром и как живут с ним переболевшие коронавирусом люди в России

views

168131

2.
Колонка

Час фиг на транспорте QR-коды в метро и автобусах: в Татарстане острую проблему подали тупым концом вперед

views

141159

3.
Комментарий

Войны не будет. Потому что ее можно проиграть Почему Россия не будет воевать, а все передвижения войск на границе с Украиной — принуждение США к переговорам. Объясняет Юлия Латынина

views

99148

4.
Сюжеты

Следствие в ауте Петербургские следователи отказались возбуждать уголовное дело по факту возможного публичного унижения достоинства детей с расстройствами аутического спектра

views

94093

5.
ПАПКА ОТЦА НАРОДОВ

«А кто отвечает за побеги?» Сталинская резолюция, перевернувшая мир спецпереселенцев

views

80156

6.
Новости

Что произошло за ночь 18 ноября. Коротко

views

78101

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera