Сюжеты

Переворотная точка

К годовщине ГКЧП: что мы пережили

Этот материал вышел в № 89 от 19 августа 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество8 584

Павел Гутионтовобозреватель

8 5841
 
Баррикады у Белого дома в Москве. Фото: РИА Новости

Моря разноречивых документов выходят из берегов, переполняются полки библиотек, перегреваются компьютеры, воспоминания участников, раз за разом вспоминающих все новые и новые подробности, напрочь перечеркивают все предыдущие воспоминания тех же авторов. А живых еще свидетелей — все меньше и меньше, да и им верят все меньше и меньше. Заслуженно, к сожалению.

Былые герои производятся в трусы и предатели, а предатели и трусы — в герои и спасители Отечества. Члены Госкомитета по чрезвычайному положению окончательно занимают место пламенных патриотов, а не жалких преступников, не способных (к счастью!) выполнить задуманное.

После путча генеральный прокурор России, проводивший обыск янаевского кабинета, был поражен именно отсутствием, как он заявил, каких бы то ни было следов каких бы то ни было государственных занятий.

А кто из них вообще был обременен подлинными государственными занятиями и достойными размышлениями о них?

Изобилие бестолковщины, пропитывающей все, что касается путча, озадачивает.

Назначенный военным комендантом Москвы генерал Калинин, хотя решение это было принято еще в первой половине дня, объявил об этом лишь в программе «Время», в 21.20. Нарушения режима, предупредил, будут наказываться арестом до трех суток. Удивительно, что об этой мере ГКЧП раньше объявил в Лондоне британский премьер.

Мне позвонила Алла Назимова.

— Виктор прибежал из Белого дома переодеть рубашку… А тут комендантский час…

— Алла, постарайся никуда его не отпускать. Его же просто пристрелят…

Шейнис, к счастью, меня не послушал. Вместе с Аллой они ушли к Белому дому. Добрались нормально. И утром депутат Шейнис вместе с Олегом Румянцевым сумел остановить вползающую в Москву Витебскую дивизию, убедил командира.

Депутат Виктор Шейнис. Фото: РИА Новости

…Первое после начала путча заседание ГКЧП было назначено у Янаева в 10.00. Не все собрались к его началу: Павлов появился только около 14.30. Согласно протоколу кремлевской комендатуры,

он покинул Кремль только под утро — в 4.40, как утверждают свидетели, — пьяным, личному охраннику Василию Мысову его пришлось «нести на себе в машину, а потом выгружать на даче».

…Члены ГКЧП обсудили предложение Прокофьева (первого секретаря МГК КПСС) сместить городское правительство во главе с Поповым и Лужковым и назначить временную администрацию во главе с Борисом Никольским, проверенным партийным функционером, замом председателя правительства. Но Янаеву не пришлось подписывать соответствующий уже подготовленный приказ: Никольский от предложения отказался.

Кстати, этот самый Никольский за два года до этого, будучи вторым секретарем ЦК компартии Грузии (московским комиссаром), настоял на силовой акции в центре Тбилиси. За пролившуюся там кровь так и не ответил.

…Член ГКЧП Тизяков предложил, а участники совещания его поддержали, направить в союзные республики, края и области телеграммы, предписывающие создать у себя в течении 24 часов структуры, аналогичные ГКЧП. Зам союзного премьера Догужиев, заменивший «заболевшего» Павлова, осторожно предупредил, что на местах эту директиву могут проигнорировать. Тизяков ответил: «Пусть только попробуют!..»

Многие попробовали, и у них получилось.

Вообще, Догужиев угодил в крайне неприятную ситуацию:

путчисты, вследствие отсутствия у них профессиональных знаний и навыков, принимали абсурдные постановления или предъявляли бессмысленные требования.

Так, от правительства потребовали в кратчайшее время «обеспечить снижение цен и улучшить ситуацию с продовольственным снабжением» (не хватало, значит, только такого ценного указания), причем Янаев в первую очередь выступал за снижение цен на товары для детей… Кроме того, над Догужиевым был поставлен этот самый Тизяков, которому поручили контролировать деятельность кабинета министров СССР.

…Между министром обороны Язовым и министром внутренних дел Пуго началась перепалка, когда речь зашла о том, почему до сих пор продолжает вещание «Эхо Москвы». Язов утверждал, что, когда военные хотели отключить его, кто-то из сотрудников милиции помешал им это сделать. «А вы проверили, как это было? Ваши вечно все путают». Язов на это возразил: «Нет, это с вашими вечно общий язык не найдешь…»

Читайте также

ГКЧП-24

А люди в погонах занимались своими делами.

Первый зампред КГБ Гений Агеев присвоил операции по захвату Белого дома наименование «Гром» и наметил ее на четыре утра… Лебедь сделал доклад об обстановке.

«Я стал докладывать, что у здания Верховного совета находится до 100 тысяч человек… Любые силовые действия приведут к грандиозному кровопролитию… Дальше мне докладывать не дали. Меня оборвал Валентин Иванович (Варенников). «Генерал, вы обязаны быть оптимистом. А вы приносите сюда пессимизм и неуверенность…»

Большой митинг в Москве, август 1991 года. Фото: РИА Новости

Ачалов (замминистра обороны), закончив совещание, поручил Лебедю, командиру «Альфы» Карпухину и заместителю командующего Московским округом Головневу «разведать подступы к Белому дому и разработать план штурма».

«План я набросал за пять минут… — вспоминает Лебедь. — Владислав Алексеевич (Ачалов), великолепный Владислав Алексеевич, который всегда любил точность, четкость и культуру, весьма рассеянно взглянув на мои каракули, оживился, заявил: «Нормально! Я позвоню сейчас Громову. Поезжай, согласуй план с ним».

(Кстати о «великолепном» Ачалове. В январе 1991 года он был награжден орденом – за руководство «никем не санкционированной» вильнюсской операцией, повлекшей человеческие жертвы. После ГКЧП лег в госпиталь и потому в тюрьме не оказался. Затем стал руководителем «аналитического центра» при былом своем противнике Хасбулатове, а осенью 1993-го указом Руцкого стал Министром обороны в правительстве Белого дома, в каковом качестве получил «на обслуживание» 20 бутылок водки и назначил своим представителем телерепортера Невзорова. В начале двухтысячных был военным советником Саддама Хуссейна, но не преуспел в советах. Умер в 2011-м).

Далее из воспоминаний Лебедя следует, что большинство армейских руководителей и их подчиненных отрицательно относились к применению силы. Однако это не значит, что они отказались бы выполнять соответствующий приказ. «Генерал Громов в течение одной-двух минут рассматривал план… По рассказам генералов и офицеров я знал, что это очень грамотный, скрупулезный и предельно скрытный человек. Все проводимые им в Афганистане операции планировались очень тщательно… Вот такой человек признает нормальным наскоро сляпанный тупым карандашом план и отдает распоряжение Дубиняку (начштаба внутренних войск) согласовать действия! Дубиняк смотрит на карту и говорит: «Все ясно, к установленному времени мы будем на месте»… Я спрашиваю: «А таблица позывных должностных лиц, а сигналы управления, а сигналы взаимодействия?» Ответ Дубиняка был странным: «Под рукой нет. Ну ничего… Мы вам сообщим…»

Видно, не очень-то хотелось. Хотя, если бы отдали приказ, — его бы выполнили, в том числе и те, кто сейчас утверждает, что выполнять полученные приказы отказались. Таких не было.

…На ночном совещании в КГБ проведения военной операции требовали Бакланов и Шенин. После того как Ачалов доложил, что

в случае штурма Белого дома неизбежно большое кровопролитие, и высказался (зная, что его поддержит Язов) против этой акции, Бакланов гневно спросил: «Что, струсили?»

Вообще, складывается впечатление, что самыми смелыми и решительными в составе ГКЧП были именно штатские: Шенин (секретарь ЦК КПСС), Прокофьев, Тизяков… И если б не недостаток волевых качеств у того же фронтовика Язова, тремя жертвами путч бы, конечно, не обошелся. Спасибо Язову.

Путч завершился через три дня. После дикой, бессмысленной смерти троих Язов принимает решение вывести войска из города. Попытку уговорить маршала его отменить предприняли Крючков, Бакланов, Шенин, Тизяков и Прокофьев. Был бурный разговор. В заключение Язов сказал: «Умели напакостничать, надо уметь и отвечать»…

…И гекачеписты полетели в Форос. С повинной.

Во время суда над участниками путча. Фото: РИА Новости

То есть, не путч, а балаган? Цирк на льду?

Листаю толстую стопку листков — неправленую стенограмму заседания Президиума Верховного совета СССР, созванного, несмотря на отчаянное противодействие его председателя Лукьянова, 21 августа. Сам Лукьянов уже улетел каяться перед Горбачевым, в Форос. Поэтому председательствует Лаптев.

цитата

Выступление академика Юрия Рыжова
 

— …У нас есть орган, который мы с легкостью небывалой наделили недавно новым законом, новыми полномочиями, который неподконтролен практически никому. Я имею в виду Комитет государственной безопасности.

Самая главная опасность была не со стороны армии, самая главная опасность исходила от КГБ.

Два полка Витебской дивизии КГБ, подошли по Минскому шоссе к кольцевой автодороге, им оставалось несколько десятков минут до Белого дома, становилось ясным, что сейчас начнется кровавая баня… Бурбулис позвонил Крючкову, сказал: «Вы можете штурмовать здание российского правительства, законного, сопротивление наше ничтожно, потому что располагаемые нами и вами боевые средства, конечно, несоразмеримы. И будет новая кровь». По некотором размышлении Крючков перезвонил и милостиво сказал: «Можете спать спокойно».

Если так много зависит от милости одного лица, пусть даже наделенного очень высоким рангом в нашей иерархии, но которое не контролируется законодательными органами страны, это трагедия для страны. Мы переживали ее многие десятилетия, мы управляли народом с помощью страха перед этим органом. И если мы в результате нашей законодательной, законотворческой, депутатской, парламентской деятельности раз и навсегда не поставим пределы этому, то, я думаю, мы не решим своей главной задачи и никогда не обретем то лицо, которое мы так легко, как сказал Иван Дмитриевич, растеряли с лета 1989 года…

Совершенно ясно, что путч был задуман и осуществлен умами и руками «пламенных чекистов».

Без них и Союзный договор, как и намечалось, был бы подписан 20 августа. И Горбачев бы из отпуска вернулся нормально. И маршалу Язову не пришлось бы мерять шагами камеру, повторяя: «Старый дурак!.. Какой же дурак!..»

Советский министр иностранных дел А. Бессмертных после звонка председателя КГБ прервал отпуск и немедленно вылетел в Москву. При этом ему даже не сказали, зачем его вызывают. Но безусловное подчинение руководителю службы безопасности распространялось даже на таких людей, как он.

18 августа вице-президент Янаев был в гостях. Его нашли по телефону в машине, офицер поднялся в квартиру и сообщил, чтобы тот немедленно связался с Кремлем. Янаев сказал, что перезвонит позднее. Офицер настаивал: «Владимир Александрович (Крючков) ждет у телефона. Все собрались и ждут вас». Вице-президент незамедлительно покинул квартиру, из машины позвонил Крючкову, тот попросил прийти в кабинет Павлова. О чем будет там разговор, Янаев не знал.

Вот как у них все было устроено!

Вице-президент СССР Геннадий Янаев. Фото: РИА Новости

Ближайший помощник Ю. Андропова Крючков начинал при нем служебную карьеру еще в Венгрии — в 1956 году. По заслуживающим доверия сведениям, фантастически организованный и работоспособный человек (в августе 1991-го обыскивавших служебный кабинет шефа тайной полиции поразила колоссальная личная картотека Крючкова, которую тот вел на протяжении десятилетий). Несколько лет руководил внешней разведкой (на взгляд осведомленного, но небеспристрастного Олега Калугина, — малопродуктивно). В первые годы перестройки тщательно создавал себе имидж прогрессиста, от какового имиджа, впрочем, быстро избавился, как только занял кресло председателя КГБ.

К лету 1991-го Владимиp Александpович откpыто начал давить на пpезидента, стаpательно подталкивая его к введению чpезвычайного положения. А буквально накануне путча строго предупредил, что «в ближайшее время появится целая плеяда талантливых людей, которые будут знать, что делать». Они, как известно, и появились, ужаснув планету самим внешним видом. Но вследствие вопиющей неспособности этих «знающих и талантливых» путч все-таки провалился.

Баррикады в Петербурге. Фото: РИА Новости

Вообще, есть версия, будто непосредственным толчком к попытке переворота стал записанный сотрудниками Крючкова секретный разговор в Ново-Огареве Горбачева, Ельцина и Назарбаева, в ходе которого те твердо договорились сразу после возвращения президента СССР из отпуска сместить премьера Павлова (на его место был намечен Назарбаев) и всех силовых министров; косвенным подтверждением ее может служить и та необъяснимая вроде бы спешка, с которой рванули к державному рулю деятели «Государственного комитета по чрезвычайному положению». Сознаю, что нежелание идти на пенсию выглядит менее привлекательно, нежели сердечная боль за судьбу Родины, но тут уж, как говорится, ничего не попишешь, совпадение интересов личных и общественных слишком многозначительное.

Оказавшись в тюрьме, Крючков поначалу писал покаянные письма Горбачеву, Ельцину, Бакатину.

цитата

Из покаянных писем бывшего председателя КГБ СССР Владимира Крючкова
 

«Уважаемый Вадим Викторович!.. Обращаюсь к Вам как к Председателю Комитета госбезопасности СССР и через Вас, если сочтете возможным довести до сведения, к коллективу КГБ со словами глубокого раскаивания...

Какими бы намерениями ни руководствовались организаторы государственного переворота, они совершили преступление... Осознаю, что своими преступными действиями нанес огромный ущерб своей Отчизне...»

Потом воспрял духом, заявил, что полагает грядущий процесс «боем за (опять же) Отчизну, за те идеалы, в которые я верил и предавать не собираюсь». Умер в 2007 году на восемьдесят четвертом году жизни.

После победы над путчистами в КГБ была создана Комиссия, которая провела служебное расследование. Рискну процитировать выдержки из итогового «Заключения». Простите за обилие канцеляризмов и недостаточную живость слога.

Документ

Из итогового Заключения комиссии по расследованию событий 1991 года (путча)
 

«…Из материалов расследования усматривается, что еще в декабре 1990 года Крючков В.А. поручил бывшему заместителю начальника ПГУ КГБ СССР Жижину В.И. и помощнику бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР Грушко В.Ф. Егорову А.Г. осуществить проработку возможных первичных мер по стабилизации обстановки в стране на случай введения чрезвычайного положения. Указанные материалы были подготовлены, однако, по словам исполнителей, до начала августа 1991 года не использовались.

С 5 по 17 августа Крючков В.А. неоднократно проводил встречи с некоторыми членами будущего ГКЧП на секретном объекте ПГУ КГБ СССР под кодовым названием «АБЦ». В тот же период времени Жижин В.И. и Егоров А.Г. по указанию Крючкова провели корректировку декабрьских документов по введению в стране чрезвычайного положения. Они же с участием бывшего в то время командующим Воздушно-десантными войсками генерал-лейтенантом Грачевым П.С. подготовили для Крючкова В.А. данные о возможной реакции населения страны на введение в конституционной форме режима чрезвычайного положения. Содержание указанных документов в дальнейшем нашло отражение в официальных указах, обращениях и распоряжениях ГКЧП. 17 августа Жижин В.И. участвовал в подготовке тезисов выступления Крючкова В.А. по телевидению в случае введения чрезвычайного положения.

Владимир Крюков после суда по делу ГКЧП в Москве. Фото: РИА Новости

Полученные в ходе расследования материалы свидетельствуют о том, что

участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ СССР существенную роль

в осуществлении следующих задач:

— устранения от власти Президента СССР путем его изоляции;

— блокирования вероятных попыток Президента РСФСР оказать сопротивление деятельности ГКЧП;

— установления постоянного контроля за местонахождением руководителей органов власти РСФСР, Москвы, известных своими демократическими взглядами народных депутатов СССР, РСФСР и Моссовета, крупных общественных деятелей с целью их последующего задержания;

— осуществления совместно с частями Советской Армии и подразделениями МВД штурма здания Верховного Совета РСФСР с последующим интернированием захваченных в нем лиц, включая руководство России.

Для этих задач бывший председатель КГБ СССР Крючков В.А., используя свое служебное положение, привлек отдельные, в том числе специальные, силы и средства подразделений центрального аппарата и войск КГБ СССР.

Первый заместитель председателя КГБ СССР генерал-полковник Грушко Ф.В.

…Наряду с Крючковым В.А. отдавал наиболее важные распоряжения по использованию возможностей Комитета госбезопасности СССР для реализации замыслов заговорщиков. Непосредственно отдал указание о подготовке мероприятий по изоляции Президента РСФСР, задействованию спецподразделений ПГУ КГБ СССР, усилении режимных мер на Гостелерадио СССР, одобрил список ряда государственных и общественных деятелей, подлежащих интернированию.

Первый заместитель председателя КГБ СССР генерал-полковник Агеев Г.Е.

Непосредственно руководил мероприятиями по изоляции Президента СССР путем отключения средств связи на объекте «Заря» в Форосе и переподчинения 79 погранотряда и 5 отдельной бригады пограничных сторожевых кораблей начальнику Службы охраны КГБ СССР Плеханову Ю.С. и его заместителю Генералову В.В.

По его прямому указанию осуществлялась подготовка к задержанию и изоляции Президента РСФСР и других руководителей Российской Федерации,

блокированию в контакте с подразделениями Советской Армии и МВД СССР здания Верховного Совета РСФСР, его последующего штурма, разоружению находящихся в нем лиц и их интернирование.

Отдал распоряжение по формированию и направлению в Латвию, Литву и Эстонию групп оперативных работников для обеспечения режима чрезвычайного положения.

15 августа лично осуществил инструктаж вызванного из отпуска начальника 12 Отдела КГБ СССР генерал-майора Калгина Е.И. и начальника УПС КГБ СССР генерал-лейтенанта Беды А.Г.

по организации слухового контроля в отношении ряда руководителей СССР и РСФСР, обслуживаемых совершенно секретной, секретной и городской телефонной связью по местам их работы и жительства…

…В ходе служебного расследования в ряде подразделений центрального аппарата КГБ СССР вскрыты факты грубейших нарушений нормативных актов КГБ СССР, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность, использование оперативно-технических средств и службы наружного наблюдения в отношении народных депутатов и должностных лиц РСФСР. Это подтверждается имеющимися в распоряжении Прокуратуры РСФСР документами.

В связи с неискренним поведением руководителей этих подразделений и уничтожением большинства связанных с нарушением документальных материалов полное исследование всех обстоятельств возможно только путем оперативно-розыскных мероприятий, что выходит за рамки служебного расследования»...

***

…Вот что бывает, когда у спецслужб появляется возможность самим определять себе стратегические задачи, когда их безнаказанность и бесконтрольность могут сравниться только с их же всемогуществом.

Владимир Александрович Крючков после освобождения и работы экспертом у «политолога» Кургиняна стал советником Путина в бытность того шефом ФСБ. В 2000-м был приглашен в Кремль на инаугурацию президента. 

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera