Интервью

«Мстительность Лукашенко известна. Но если на улицы выйдет 300 тысяч…»

Николай Козлов, глава «Объединенной гражданской партии», доверенное лицо Светланы Тихановской — «Новой газете»

Фото: «Новая газета»

Политика34 961

34 961
 

Николай Козлов — известный белорусский политик, лидер «Объединенной гражданской партии» (ОГП), доверенное лицо основного оппозиционного кандидата в президенты Светланы Тихановской, а кроме того, — человек, долгое время служивший в армии и милиции. Судя по утечкам из избиркомов, президент Лукашенко, которому оппозиция дала обидное прозвище «Саша 3%», должен «получить», по «данным ЦИК», не менее 70%. А Тихановская, собирающая рекордные за всю историю страны митинги, — в районе 5-7%. С большой долей вероятности можно предсказать, что узнав этот результат, люди выйдут на улицы. Но сколько их будет? И на что будет готов пойти Лукашенко? «Новая газета» поговорила с Николаем Козловым о том, какого развития событий ждут в штабе Тихановской уже 9-10 августа, после объявления итогов голосования.

Видео: «Новая газета»


— Есть две очень разных версии, которые мне удалось уже несколько раз услышать во время разговоров с различными оппозиционно настроенными гражданами в Минске (включая политиков): первая — на улицы выйдет чуть ли не 300 тысяч (минимум), вторая — ожидания «перегреты», и людей будет в лучшем случае 25-30 тысяч. Это связано, в том числе с тем, что власть якобы успешно запугала многих «провокациями» — вплоть до терактов. Вы считаете, что людей будет сколько?

Все идет к тому, что их будет очень много. Люди в ярости. Эта избирательная кампания особенно цинична со стороны власти по отношению к гражданам Беларуси. И весь этот предвыборный период Лукашенко делал упор не на избирателя, не на честные выборы, а исключительно на силовиков. Репрессии начались еще до начала избирательной кампании и продолжаются до сих пор (в минуты нашего разговора люди в штатском схватили на улице и увезли в изолятор Марию Мороз, начальницу штаба Тихановской. Это было сделано на глазах самой Тихановской — Прим. Ред.)

Скорее всего, мы увидим репрессии завтра и послезавтра. Но я все равно уверен, что люди не смогут смириться с такой циничной подлой подтасовкой их волеизъявления.

— До чего все может дойти?

— Трудно предсказывать, но то, что со стороны власти все будет очень брутально — в этом нет никаких сомнений. Лукашенко перед выборами объезжал бригаду воздушно-десантных войск, бригаду специальных операций… Он больше не рассчитывает на людей, он рассчитывает только на силовой аппарат.

— Что может угрожать Тихановской, у которой муж сейчас фактически в заложниках у Лукашенко?

—  Прежде всего, я хочу сказать, что это очень мужественная женщина, которая после задержания мужа достойно заняла его место, стала основным оппонентом Лукашенко и пользуется громадной поддержкой граждан Беларуси. Мы это видим по митингам. (…) Кличка «Саша 3%» родилась не для того, чтобы просто так поиздеваться. Это результат интернет-опросов. Наверное, на избирательных участках, при честном подсчете он набрал бы больше, до 20%, но не принципиально. И в любом случае он, безусловно, проигрывает Тихановской. На интернет-платформе «Голос», — это такая своего рода альтернативная избирательная комиссия — предлагающей людям отправлять фотографии их бюллетеней после голосования, зарегистрировалось более миллиона человек — при том, что избирателей в Беларуси 6.8 млн. Это беспрецедентно для Беларуси.

Что касается опасности для Светланы — перед ней стоял выбор, и она в последний момент все-таки решила бороться дальше. Что касается Лукашенко, то его мстительность уже давно и широко известна. Он всегда захватывает заложников — не было еще, наверное, ни одних выборов, когда бы он не захватывал заложников среди оппозиции и не пытался затем их продать подороже на Запад. Это естественный для него ход вещей.

— Завтра вы наверняка узнаете данные, которые будете иметь право назвать сфальсифицированными. Но что дальше? Любой призыв к людям выходить на площадь считается в Беларуси незаконным...

— Репрессии во время этой кампании настолько абсурдные и массовые, что уже и звать никого не надо. Мы видим, что возмущение людей дошло до точки кипения.

И, собственно говоря, это уже процесс практически неуправляемый. Поэтому то, что люди выйдут, не зависит ни от желания Лукашенко, ни от желания Тихановской, ни от чьего бы то ни было. Людям надоели издевательства, которым их и страну подвергает Лукашенко. Все эти двадцать шесть лет.

— В провинциальных городах тоже выйдут?

— Я думаю, что да. Провинции сейчас особенно тяжело. Сейчас для Лукашенко такой идеальный шторм: экономика и так была в упадке, добавился экономический кризис в связи с коронавирусом. И уже не очень хорошие отношения с Россией. Если раньше Москва всегда давала ему кредиты — по сути, содержала этот режим, то теперь этого нет. (Я хочу обратить внимание россиян на то, что помогали все эти годы не Беларуси, а помогали Лукашенко удержаться у власти. И белорусы мало чего от этого имели. По той простой причине, что деньги доставались диктатору очень легко, его роль сводилась к тому, чтобы просто распределять эти средства между теми, кого он считает важными, а экономика в это время деградировала).

И, наконец, коронавирус заставил многих людей остаться дома, темп жизни немножко остановился, люди стали больше сидеть в Интернете, общаться, стали понимать, в какой стране мы живем, кто нами управляет, что мы можем ожидать от этой власти. И большая часть уже поняла, что Лукашенко — это тупик и Лукашенко должен уйти. И это касается всех слоев населения. Это и рабочие, это интеллигенция, и малый, средний и крупный бизнес. Все страдают от того, что вынуждены жить так, как кажется правильным Лукашенко, а не так как можно было бы в нормальной стране.

Устали от ручного управления, осуществляемого при отсутствии профессионализма. По воле человека, который просто руководствуется какими-то своими «хотелками».

— Вы упомянули, что главное, что ему оставалось делать в экономике — это перераспределять деньги. Известно, что он много перераспределяет силовикам, которые в Беларуси являются такой привилегированной кастой. Сколько силовиков, спецслужбистов в стране?*

— У нас непозволительно много представителей спецслужб. Раздутый штат МВД. Но полных данных нет: они закрыты. По данным примерно восьмилетней давности было 1400 сотрудников МВД на 100 тысяч населения. Сейчас, может быть, немного меньше, но все равно их чрезмерно.

У нас страна не воюет. У нас очень тихие, спокойные, законопослушные граждане. Поэтому, безусловно, силовиков слишком много.

Кроме того, служба безопасности президента — безумно большая для одного человека, просто безумно. Его охраняет бригада. Совершенно не надо руководителю такой маленькой мирной страны иметь такую службу безопасности.

— Есть страх того, что соседняя большая страна может в случае каких-то волнений воспользоваться ситуацией и вторгнуться в Беларусь, как было сделано с Украиной в 2014 году? И что Беларусь сможет поделать в такой ситуации?

— Конечно, мы всегда имеем в виду эту опасность с учетом истории: Молдова, Грузия, Украина… Но мы просто не считаем Лукашенко гарантом суверенитета и независимости. Ведь это именно он создавал союзное государство, он (в 2019 году) начал подписывать дорожные карты (их 31) по «углубленной интеграции» (содержание этих карт не раскрываетсяПрим. Ред.), после чего значительная часть нашего суверенитета может перейти к России. И это недопустимо, когда один человек решает судьбу целой страны. Потому что все это проводится тихо, в кулуарах, и они (с ПутинымРед.) тихой сапой определяют условия, торгуются. А этот договор несет нам угрозу. К сожалению, несмотря на то, что нас (с Россией) связывают и родственные связи, и мы все — по крайней мере, старшее поколение — считаем, что мы родом из Советского Союза, (…) мы теперь суверенное независимое государство, и мы хотим таковым остаться.

Поэтому, мы, конечно, опасаемся агрессии — учитывая, к сожалению, такой достаточно агрессивный характер путинской России — но, если понадобится, беларусы будут с оружием в руках отстаивать свою независимость — для меня это очевидно.

— Лукашенко, как вы отметили, пугает избирателей разными способами: регулярно в последнее время разыгрывает карту российской угрозы, и одновременно — натовской, и чуть ли не с Украины ему уже угрожают, как он говорил на днях… А во время послания Национальному собранию 4 августа он зачем-то упомянул одиозного деятеля Виктора Шеймана, бывшего главу своей администрации, который, вместе с еще несколькими людьми «в 90-е (…) с пистолетами ходили, ездили, уничтожая подонков". Для чего он об этом вспомнил перед выборами, как вы считаете? Зачем это ему понадобилось?

Мне кажется,

вы зря думаете, что у него всегда что-то продумано. Нет, у него что-то помимо воли выскакивает. Как только он отрывается от бумажки, мы можем услышать правду.

И в данном случае у меня нет сомнений, что так все и было — что несколько человек, как он говорит, бегали с пистолетами и убивали людей. И не только криминальных авторитетов. У вас за спиной — фотографии политиков, бизнесменов, журналиста Завадского — которые были убиты в 90-е.

Кабинет Николая Козлова в офисе ОГП. Фото убитых оппозиционеров и оператора Завадского. Фото: «Новая газета»

Шейман — фигура, которая обязательно должна предстать перед судом. На мой взгляд, это один из идеологов этих внесудебных расправ. Это мое личное такое суждение, основанное на анализе данных. Многие годы мы не слышали и забыли о существовании Шеймана.

И вот к этим выборам его зачем-то достали откуда-то из норы, посадили за стол и сказали: вы, товарищ Шейман, будете отвечать за безопасность на этой президентской кампании. Теперь он будет с пистолетом или с пулеметом бегать, видимо. Это к вопросу о том, как далеко сейчас готов зайти Лукашенко.

Я порядка двадцати лет работал в уголовном розыске по особо важным делам. Я вам скажу, что я к нынешней власти отношусь как к банде. Я просто вижу, насколько попирается закон, что практически невозможно найти справедливости. На мой взгляд, это такая организованная преступная группа. Это мой профессиональный взгляд, если что, я говорю это не для какого-то усиления образа.

(…) Сейчас в Беларуси стыдно признаваться в том, что они являются сторонниками Лукашенко даже тем немногим, кто остался в их числе. И для него это очень болезненно.

А мне очень грустно и тревожно, что человек с такими амбициями и при таком отсутствии авторитета имеет возможность управлять силовыми структурами. И уже сейчас понятно, что он будет держаться до конца.

— Как часто бывает в таких случаях, все зависит от того на чью сторону перейдут силовики?

— Да. Силовики станут смотреть, сколько белорусов выйдет — это будет иметь очень важное значение. У нас не такая большая страна, и если на улицы выйдет 300-400 тысяч людей, каждый спецназовец будет понимать, что где-то среди этих людей — их родственники, может быть, даже дети, и соседи, и друзья...

* Товарищей, которые ведут на улицах Беларуси слежку, в народе называют «тихари».

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera