Колумнисты

Жертвенный хайтек

Зачем американское государство устроило публичную порку руководителям крупнейших IT компаний

Цукерберг на слушаниях в Конгрессе. Фото: Reuters

Экономика16 771

Сергей Голубицкийжурналист, автор проектов minoa.biz и vcollege.biz

16 7711
 
«Нельзя унижать тех, кто главенствовал и кому воздавали почести.
Нельзя отнимать у царя царство и превращать в нищего подававшего милостыню. Унижает тот, кто низок сам, —   говорил мне отец. —  И никогда не позволяй слугам судить хозяина».
А. де Сент-Экзюпери

Конец июля подарил нам незабываемое зрелище, достойное книги рекордов Гиннесса: руководителей четырех крупнейших IT-монополий, среди которых первый (Безос) и четвертый (Цукерберг) из богатейших жителей планеты, вызвали на ковер в Конгресс США и в течение пяти с половиной часов отчитывали как малых детей на потеху миллионам зрителей. 

Показательно, что пресса, встроенная в западный истеблишмент, смаковала не содержательный аспект спектакля, а лишь беспомощность людей, чье состояние измеряется десятками миллиардов долларов, а влияние в мире бизнеса безгранично (по крайней мере, так казалось до недавнего времени). Вот, к примеру, нарезка, поданная британским рупором левых либералов The Guardian.

стенограмма слушаний

по материалам The Guardian
 

Конгрессмен-демократ Дэвид Сисиллини (с наступательно-возмущенно-иронической интонацией): — Мистер Пичаи (гендиректор Google — С.Г.), вы знаете, как Google ответил на просьбу компании Yelp прекратить воровать их обзоры? Я вам подскажу: наше расследование демонстрирует, что Google пригрозил полностью удалить ссылки на Yelp из всех поисковых запросов.

Сундар Пичаи (тихим извиняющимся, почти дрожащим голосом): — Конгрессмен, когда я управляю компанией, я полностью сосредоточен на том, чтобы дать пользователям то, что они хотят получить, мы ведем себя в соответствии с самыми высокими стандартами.

(Предполагается, что в этом месте зрители начнут ухахатываться, глядя на то, как Сундар Пичаи, даром, что индус, то ли перестал понимать по-английски, то ли с перепугу решил прикинуться фалалеем).

Конгресмен-республиканец Грег Стьюб (занудно, видимо, ради галочки в партзачете): — Почему письма моей избирательной кампании в почтовой программе Gmail на компьютере моих родителей автоматически перенаправлялись в папку со спамом? И почему подобная практика распространяется только на республиканцев?

Сундар Пичаи (нервно суча ручками): — В Gmail мы сосредоточены на наших пользователях, а пользователи выразили желание, чтобы мы отделяли их личную переписку, письма, которые приходят от членов семьи и друзей. Все, что мы сделали, так это ввели закладки, первой идет почта от друзей и членов семьи, вторая закладка — другие сообщения и так далее.

(А-ха-ха-ха-ха! Ну точно на инглише не шпрехает!)

Конгрессмен-республиканец Джим Сенсенбреннер (лениво растягивая слова): — Сообщалось, что аккаунт Дональда Трампа был отключен за то, что он что-то написал об эффективности гидроксихлорохина.

Марк Цукерберг (с серьезным, но испуганным лицом): — Утверждение, что есть доказанное лекарство от ковида, когда на самом деле такого не существует, может привести к тому, что кто-то захочет что-то принять, и это отрицательно скажется на его здоровье. Вот поэтому мы и отключили Трампа.

Джеймс Сенсенбреннер (с триумфом): — Вам не кажется, что подобное решение должен принимать кто-то другой? Кто-то, кто скажет: «был размещен такой-то пост, однако факты не подтверждаются и вот доказательства…»

Марк Цукерберг (более уверенно): — Мы не хотим становиться носителями истины в последней инстанции. Я считаю, что для нас было бы неправильно занимать такую позицию.

В нарезке The Guardian есть примеры поразительной дислексии, сразившей в одночасье и Тима Кука из Apple, и Джеффа Безоса из Amazon. Можно не сомневаться, что гигантская телеаудитория не скоро забудет пургу, которую в унисон несли богатейшие люди планеты в прямом эфире антимонопольного ситкома.

Предлагаю, однако, читателям отвлечься от эстетической неприглядности аутодафе, учиненного американскими конгрессменами, и задуматься над главным:

«Что же нам показали на самом деле и почему — именно сейчас?».

Безос на слушаниях по видеосвязи. Фото: EPA

Первое (и, как водится, ошибочное), что приходит в голову: законодатели решили, наконец, прислушаться к президенту, давно призывавшему к крестовому походу на IT-монополии. Тем более, что Трамп не преминул подлить масла в огонь, разразившись твитом прямо в разгар слушаний 29 июля:

«Если Конгресс не восстановит справедливость в деле Большого Теха (Big Tech), что следовало сделать много лет назад, я сделаю это собственным исполнительным указом. В Вашингтоне годами ведутся ОДНИ РАЗГОВОРЫ и НИКАКИХ ДЕЙСТВИЙ, люди нашей Страны сыты по горло».

Во вступительном слове председательствовавший на собрании Дэвид Сисиллини выдвинул список претензий к IT-монополиям: создание неравных условий для ведения бизнеса, хищническое ценообразование, навязывание дополнительных продуктов и услуг, непропорциональная концентрация влияния: «У них просто too much power, слишком много власти», — подвел риторическую черту конгрессмен с таким видом, что пора, мол, и честь знать.

20 лет назад Дмитрий Галковский, впечатлившись, видимо, творчеством Айн Рэнд, описал в «Святочном рассказе №2» финал вымышленного успешного бизнеса, созданного в Америке с нуля русским эмигрантом Николаем Кисточкиным.

святочный рассказ №2

Дмитрий Галковский
 

«К началу 50-х годов “Ник Кистов Компани” достигла размеров особых, и к хозяину пришли хорошо одетые люди из госдепа. Люди сказали, что с восхищением следят за экономическим ростом фирмы. Однако в настоящее время масштаб производства достиг общегосударственных размеров, так что какая-либо несогласованность и упущения перестают быть внутреннем делом и начинают сказываться на общем экономическом состоянии Соединенных Штатов. Поэтому было бы целесообразно назначить специальный попечительский совет и составить его президиум из представителей гуманистических организаций. При этом за мистером Кистовым сохранялось бы 8 процентов прибыли и должность пожизненного Почетного президента компании. Почетный президент имел бы право принимать участие в ежегодном собрании акционеров и зачитывать специально согласованное девятиминутное приветствие. Ник американские реалии знал хорошо, подобного разговора ждал и, для приличия вздохнув, согласился. Через год, после испытательного срока, ему увеличили отчисления до 9,4 процента и позволили назначить на должность генерального директора мужа старшей дочери — Уилки Резника».

Может показаться, что сегодня мы наблюдаем, как сбываются пророчества Айн Рэнд и enfant terrible русской публицистики: IT-кабанчик набрал должный вес, и настал час Х для правильного перераспределения акцентов в отношениях между американским государством и бизнесом.

Тим Кук. Фото: EPA

Сюжетное сходство «Расправившего плечи Атланта» и «Святочного рассказа» с крестовым походом американских властей против IT-монополий, однако, лишь визуально. Говорить о перераспределении собственности, расчленении, тем более, экспроприации Google, Apple, Facebook и Amazon не приходится хотя бы потому, что

подобный сценарий выдает не американские реалии, а советский жизненный опыт, который беженка Алиса Розенбаум упорно имплантировала в головы своих новых соотечественников под псевдонимом Айн Рэнд.

Антагонизм власти и капитала, описанный в «Святочном рассказе», отражает, помимо советской эмпирики, еще и переживания гражданского противостояния 90-х годов на постсоветском пространстве, но только не отношения в современном обществе.

Не только, кстати, в обществе американском. Полагаю, если бы Галковский писал свой рассказ сегодня, опираясь на опыт эволюции самой российской власти, он бы согласился, что невозможно отбирать то, что и так принадлежит тебе самому. Если даже в России после 20 лет развития крупный капитал и власть не то, что не отделимы друг от друга, но давно синонимичны,

то что говорить о Соединенных Штатах с их 300-летней историей термоядерного синтеза денег и политического влияния?

Разница между странами не качественная, а количественная: за 300 лет в Америке сколотили так много великих состояний, что естественное стремление разношерстных деловых групп к контролю само по себе создает предпосылки для жесткой конкуренции.

Другой важный вопрос: почему американская власть устроила охоту на IT ведьм именно сейчас? Сами конгрессмены выбор момента объяснили повышенной зависимостью граждан от цифровых монополий по вине короновируса. Телами народ сидит по домам, душою же переселился в компьютерное зазеркалье.

В своей вступительной речи на антимонопольном слушании конгрессмен Сисиллини нарисовал апокалиптическую картину:

  • рыночная капитализация Amazon — триллион долларов;
  • Facebook монополизировал социальные сети;
  • Google захватил 90% всех поисковых запросов;
  • Apple — страшно подумать! — продает не только смартфоны, но и программы с услугами;
  • Mom & pop stores (лавки наших родителей, то есть, традиционный бизнес) перед лицом жесточайшего кризиса;
  • IT-монополисты удушают креатив и инновации;
  • Концентрация экономической власти ведет к концентрации власти политической.

Конгрессмен-демократ Джейми Раскин: — Один мой знакомый говорит, что платит 20% налога дяде Сэму и 30% Apple. Разве это справедливо?

Тим Кук: — Люди зарабатывают деньги. Много людей.

(Таки явно что-то инопланетное укусило руководителей Большого Теха, коли все их ответы как на подбор производят впечатление ментального расстройства).

Такие вот краски, тональность и акценты донесли до своих читателей и зрителей СМИ, встроенные в истеблишмент и справа, и слева. Пользуясь, очевидно, тем, что мало кто пожелает пять часов к ряду смотреть видеоэфир, тем более — изучать стенограмму.

А вот стоило бы изучить, наверное. Потому как за кадром мейнстрима осталось много любопытных нюансов.

Тим Кук, например, упорно пытался привлечь внимание законодателей к тому обстоятельству, что 84 % всех приложений в AppStore абсолютно бесплатны для пользователей, а размер комиссии для программистов Apple не меняла с 2008 года.

Джефф Безос выразил недоумение по поводу самого факта судилища над компанией, которая только за последние 10 лет инвестировала в Соединенные Штаты 270 миллиардов долларов и создала сотни тысяч рабочих мест.

Оправдания эти, к сожалению, были лишены смысла. Ибо, как говорили древние, alea iacta est (жребий брошен). Интонация уже первого законодателя не оставила сомнений:

решение приняли до того, как началось антимонопольное слушание.

Кстати, о древних. У евреев в давние времена сложилась замечательная традиция. Год напролет народ кутил, торговал, интриговал, прелюбодействовал и воровал. Затем все сходились на праздник Йом-Киппур, торжественно выбирали себе «саир лаазазэль», козла отпущения, делегировали безропотной животине оптом все накопившиеся за год грехи и выпроваживали в пустыню. Жрецы омывали руки и одежду и … жизнь неслась дальше, уже в новом отчетном периоде!

Антимонопольные слушания 29 июля 2020 года как бы намекнули о возрождении полезного обряда: жрецы-законодатели выбрали себе четверку видных IT-предпринимателей и учинили им прилюдную порку.

Почему выбрали именно этих козлов, а не других? Наверное, потому что IT — так уж исторически сложилось — это и в самом деле епархия сэлфмейдменов. Здесь нет «les vieux riches» (старых денег), которые копились столетиями, а затем без шума перетекли из Старого света в Новый. Здесь нет воинственного криминалитета, сколотившего (вернее, выколотившего) состояния в Roaring Twenties, лихие 20-е.

Ни с первыми, ни со вторыми политическая власть Америки предпочитает не связываться. Не потому, что это чревато непредвиденными обстоятельствами, а потому что обе эти элитные бизнес-группы собственноручно самих политиков и разместили на властных синекурах. Это их собственная власть и есть.

Они — это власть. Власть — это они. Плотная копуляция без водоразделов и субординаций.

Когда в Америке случаются неприятности с крупным банком, который, к примеру, проворовывается на пару сотен миллиардов долларов, или засвечивается на отмывании денег наркокартелей, этот банк мигом объявляют «системообразующим» и — боже упаси! — не топят или там расформировывают, а, напротив, обеспечивают неограниченной денежной поддержкой и невиданными налоговыми льготами.

Другое дело IT. Сын портового рабочего Тим Кук. Приемыш кубинского эмигранта Джефф Безос. Внук беженцев из штетелей Восточной Европы Марк Цукерберг. Сын электрика из южноиндийского захолустья Сундарараджан Пичаи.

Что в таких может быть напряжного?

Всей-то амуниции — пара очков с толстыми линзами да нетрадиционная ориентация. Идеальные «саир лаазазэль».

Последний и, на мой взгляд, самый важный вопрос: почему экзекуцию устроили именно сейчас? Причин, полагаю, две. Первая лежит на поверхности — это коронавирус, который косит население Америки почище напалма: за последние сутки заболела 71 тысяча. Скончались уже 156 тысяч. По прогнозам, к середине осени будет более 800 тысяч смертей. В такой ситуации отмена выборов — более чем вероятный сценарий, со всеми вытекающими потрясениями.

Есть, однако, и другая, несравненно более весомая причина, предопределившая срочную мобилизацию козлов отпущения — это экономическая катастрофа. Та самая экономическая катастрофа, которая целиком рукотворна, ибо родилась не из невиданного с 30-х годов прошлого века снижения ВВП, а из-за «спасительных мер», предпринятых самим правительством.

Снижение темпов развития экономики и объемов производства худо-бедно преодолеваются и восстанавливаются со временем.

Дополнительную эмиссию, длящуюся нон-стоп с марта по сей день, преодолеть невозможно. Никак.

Брент Джонсон создал теорию «долларового милкшейка», согласно которой номинированные в долларах кредиты третьих стран позволят Америке пережить любое бешенство денежного печатного станка.

Не позволят. Только за последние два месяца в США было напечатано и вброшено в оборот пустых, ничем не подкрепленных долларовых бумажек больше, чем за два последних века!

У пузырей такого масштаба шансов на мирную развязку не может быть в принципе.

Вопрос о том, что рванет, сомнений не вызывает ни у кого. Расходятся лишь в сроках: к президентским выборам, к концу года, к началу следующего.

В подобных обстоятельствах, согласитесь, иметь про запас четверку хорошо откормленных и заблаговременно подготовленных к ритуалу «саир лаазазэль» — самое милое дело! Будет куда канализировать недоумение населения. Особенно с учетом того, что это население вооружено до зубов, вплоть до последнего захолустного хаусхолда.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera