Сюжеты

Уроки жизни

Журналисту Давиду Френкелю полицейский сломал руку. Суд, опираясь на «свидетельства» учителей, еще и оштрафовал. Кто эти учителя?

Этот материал вышел в № 82 от 3 августа 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество23 939

Борис Вишневскийобозреватель, депутат ЗакСа Петербурга

23 93954
 

30 июня в Петербурге на избирательном участке № 2191 (наб. реки Фонтанки, дом 22), где проходило досрочное голосование по поправкам в Конституцию, произошло «чрезвычайное происшествие». Председатель участковой комиссии незаконно потребовала у полиции удалить с участка корреспондента издания «Медиазона» Давида Френкеля, тот уходить отказался — и тогда к нему применили силу. Полицейский Денис Дмитриев напал на журналиста, повалил его на пол, заломил руку — и сломал ее.

Видео: BAZA

Нападение видели присутствовавшие члены участковой избирательной комиссии от «Справедливой России» и «Зеленых» Дмитрий Попов и Екатерина Степанянц, а также член территориальной избирательной комиссии № 16 от «Яблока» Владимир Молодоженя. 

Видео «чрезвычайного происшествия» разошлось по интернету и вызвало общественное возмущение далеко за пределами Петербурга. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков призвал «тщательно расследовать» инцидент и заявил, что чинить препятствия работе журналистов недопустимо.

В больнице, куда отвезли Френкеля, ему сделали срочную операцию. Пользоваться правой рукой он пока не может — предстоит многомесячное восстановление.

Давид написал заявление в Следственный комитет о возбуждении уголовных дел по статьям о воспрепятствовании профессиональной деятельности журналиста (ст. 144 УК) и превышении должностных полномочий сотрудником полиции (ст. 286 УК). Я также направил обращение прокурору города с требованием возбудить уголовное дело по статьям 144 и 286.

Давид Френкель. Фото: соцсети

И вот 27 июля состоялся суд… Но не подумайте, что судили тех, кто незаконно удалял Френкеля с участка и сломал ему руку. Судили самого Френкеля — и оштрафовали на 500 рублей за неповиновение сотруднику полиции и на 2 тысячи рублей за вмешательство в работу избиркома. 

Осудили его, опираясь на показания свидетелей и «пострадавших», большинство которых — члены участковой избирательной комиссии № 2191 и наблюдатели от Общественной палаты. Они же — учителя и сотрудники гимназии № 190, в здании которой располагается избирательный участок.

Именно они подписал некий «акт», выдающий черное за белое, и предоставили суду письменные показания, которые трудно назвать иначе, как лживыми.

Город и страна должны знать своих «героев» — вот они:

  • председатель УИК № 2191 Валентина Ландышко — документовед гимназии;
  • члены УИК № 2191 Кристина Москалева — учитель немецкого языка, Алексей Дейчук — учитель истории, Наталья Хафизова — учитель физкультуры;
  • секретарь УИК № 2191 Юлия Смородина — секретарь гимназии;
  • наблюдатели Ирина Петрицкая — зав. библиотекой гимназии, Ольга Савичева — учитель русского языка и литературы, зам. директора гимназии по учебно-воспитательной работе.

Теперь — по пунктам.

На личном сайте учителя немецкого языка Кристины Москалевой значатся девизы «Jedem das Seine» («Каждому свое») и «Ordnung muss sein» («Порядок должен быть»).

Скриншот личного сайта Кристины Москалевой

Первый девиз, как известно, был написан на воротах концлагеря Бухенвальд. Второй — любимая пословица Пауля фон Гинденбурга, того самого рейхспрезидента Веймарской республики, который назначил Адольфа Гитлера рейхсканцлером. Сайт Москалевой более недоступен, но сохранился его скрин, который имеется у автора статьи.

Г-жа Москалева в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга не явилась, но представила туда свои письменные показания. В них она указала, что не присутствовала при падении Давида: «Как данный гражданин падал и какие повреждения он получил, я не знаю». Это не помешало ей уверенно сообщить:

«Законные требования сотрудников полиции он не выполнял» (откуда она это взяла, если не присутствовала?).

Еще она утверждает: «Все просьбы зарегистрироваться… Френкель проигнорировал и вел себя неадекватно».

Фото листа с письменными показаниями Кристины Москалевой

Показания Москалевой легко опровергаются и видеозаписью с избирательного участка, и письменными показаниями... другого «свидетеля» и фактического участника нападения — наблюдателя Общественной палаты Дмитрия Абрамова, бывшего муниципального депутата от «Единой России», дважды судимого (за побои и разбой), но регулярно скрывавшего свои судимости при выдвижении на выборы. В своих показаниях он написал, что «Френкель согласился продиктовать председателю свои данные, чтобы та записала их в журнал». Похоже, «свидетели» плохо согласовали свои «свидетельства»…

Теперь — учитель истории Алексей Дейчук, победитель национального проекта «Образование» в номинации «Лучший классный руководитель» (2015). В суд он тоже не пришел, но написал в показаниях, что «на законные требования сотрудников полиции Френкель не реагировал», а потом «стал отходить и, когда отходил вместе с сотрудниками полиции, начал падать, схватив одного из сотрудников, и начал кричать, что ему сломали руку». Для надежности «лучший классный руководитель» добавил, что «сотрудники полиции не крутили данному гр-ну руку и спец. средств не применяли».

Фото листа с письменными показаниями Алексея Дейчука

И это тоже легко опровергается. На видео прекрасно видно, как Френкеля валят на пол и как ему выкручивают руку. Более того, о применении к нему силы прямо написано в рапортах самих сотрудников полиции. И тут плохо согласовали…

Следующая — документовед Валентина Ландышко. Дала показания, что в качестве председателя УИК требовала от Френкеля зарегистрироваться, в ответ на что тот «осуществил вмешательство в осуществление избирательной комиссией… полномочий, установленных законодательством», якобы «создавшее помеху участию участников общероссийского голосования».

Фото листа с письменными показаниями Валентины Ландышко

Закон никакой «регистрации» журналистов не требует. У Френкеля имелась аккредитация от горизбиркома, которую он и предъявил председателю УИК. К тому же Давид предложил Ландышко осуществить регистрацию самостоятельно, раз уж ей это нужно, и отдал свои документы, после чего она отвела его к столу комиссии.

Какие «помехи» это создало для «участия участников»? Никаких.

На одном вранье г-жа Ландышко не остановилась и написала, что Френкель «при попытке доставления в территориальный отдел полиции хватался за стены, сопротивлялся, упирался ногами, отталкивал сотрудников полиции».

В суде все свои показания она подтвердила. А до того дала интервью смольнинскому телеканалу, где заявила, что Давида, мол, никто не толкал, он упал сам. Видимо, и руку себе тоже сам сломал…Опять же — все это легко опровергается видеосъемкой.

Теперь — Ирина Петрицкая, зав. библиотекой 190-й гимназии, победитель районного конкурса педагогического мастерства (2011/2012), обладатель нагрудного знака городской администрации «За гуманизацию школы Санкт-Петербурга» (2014), призер регионального конкурса школьных библиотек (2017). 

Петрицкая дала письменные показания (и лично подтвердила их в суде), что пришла в помещение УИК № 2191 в качестве «старшего наблюдателя от Общественной палаты» (что за неизвестный законодательству статус — «старший наблюдатель»?) и «увидела молодого человека с рыжими волосами, которого окружили неизвестные… люди» и который «начал вести себя неадекватно и выкрикивал какие-то лозунги», после чего «начал кричать, что ему заламывают руки и ломают их».

Какие «неизвестные люди» окружали Френкеля? Председатель и члены комиссии, работающие в одной с Петрицкой школе?

Она их не признала? А к чему деталь, что Давид «выкрикивал какие-то лозунги»? Для «пикантности»?

Далее — секретарь школы и секретарь УИК Юлия Смородина. Дала суду и письменно, и устно показания, что плохо слышит и «момент прихода Френкеля... не видела и не слышала». Тем не менее смогла увидеть и услышать, что Френкель «провоцировал окружающих на конфликт и на законные требования сотрудников полиции не реагировал, периодически что-то выкрикивая».

На самом деле единственное, что Давид «выкрикивал», — это то, что ему сломали руку. Что это действительно перелом, сразу же подтвердила врач приехавшей на избирательный участок скорой. Дополнительно Смородина зачем-то показала, что, когда врач сделала Френкелю укол и наложила шину, тот «пользовался мобильным телефоном и улыбался»…

Наконец, все перечисленные персонажи (кроме Москалевой) еще 30 июня составили некий «акт комиссии», который хочется привести едва ли не целиком:

«акт комиссии»
 

«…гражданин, ранее нам неизвестный, впоследствии оказавшийся гражданином Френкелем Д.А., отказался представиться наблюдателям, представился председателю УИК 2191, при этом отказался регистрироваться в журнале регистрации посещений и стал громко кричать о тайне персональных данных и нарушении прав и свобод. При этом на избирательном участке 2191 перекрыл избирателям доступ к столам регистрации, что является вмешательством в работу УИК 2191, парализовав работу УИК 2191, сделав невозможным голосование граждан. На просьбу успокоиться и отойти председателя УИК 2191 Ландышко В.Ю. гражданин Френкель продолжал препятствовать штатной работе. По заявлению председателя УИК 2191 Ландышко В.Ю. в полицию полицейские подошли к гражд. Френкелю и попросили выйти. Гр. Френкель начал резко падать, держа перед собой телефон, крича в него про свободу выборов, упал, закричал и начал говорить в трубку, что ему сломали руку. <…> Гражданин Френкель начал падать самостоятельно, никто его не толкал, оказывая неповиновение полиции. <…> Гражданина Френкеля увезли на скорой помощи, оказав первую помощь. Часть избирателей отказалась от голосования и покинула избирательный участок. Налицо спланированная акция, направленная на срыв голосования по поправкам в Конституцию РФ».

Примечательно, что этот акт кардинально расходится с процитированными выше письменными показаниями подписавших его «свидетелей» и «пострадавших». 

«Отказался представиться наблюдателям» — Френкель не только представился им сам, без всякой просьбы, но еще и не обязан был этого делать. 

«Отказался регистрироваться» — но выше приведены письменные показания, что Френкель диктовал свои данные.

«Стал громко кричать про тайну персональных данных» — на самом деле Френкель отказался диктовать свой домашний адрес вслух при Дмитрии Абрамове, который постоянно ему хамил, и попросил председателя Ландышко самостоятельно переписать адрес из паспорта, который ей отдал, что она и сделала. 

«Перекрыл избирателям доступ к столам» — видимо, речь о столе, на котором данные Френкеля вносили в «список присутствующих на участке». К этому столу Ландышко его сама же и отвела. А скрутили его в центре коридора — уже после того, как Давид забрал документы и от стола отошел. На видео прекрасно видно, что никаких столов возле него нет.

И самое чудовищное: «Френкель начал резко падать, держа перед собой телефон, крича в него про свободу выборов, упал, закричал и начал говорить в трубку, что ему сломали руку» — «подписанты» прекрасно видели, что Френкеля скрутили, и прекрасно слышали хруст ломающейся кости. Видели и слышали это все, кто решился досмотреть до конца страшное видео с участка 2191…

Как уже было сказано, при инциденте присутствовали члены избирательных комиссий Екатерина Степанянц, Дмитрий Попов и Владимир Молодоженя. Они даже упоминаются в «акте», обширные фрагменты из которого приведены выше. Но полиция не взяла с них показания и суду не представила. Почему?

Видимо потому, что эти показания никак не укладываются в концепцию «целенаправленной акции, направленной на срыв голосования».

На «закуску» еще один персонаж — Ольга Савичева, учитель русского языка и литературы, завуч гимназии. Она не только подписала фейковый «акт комиссии», но и дала публичное интервью, в котором цинично назвала Давида, кричавшего от боли, организатором «театральной постановки».

Еще дальше зашел неназванный чиновник Смольного, который в интервью телеграм-каналу «Ротонда» заявил, что «это была заготовленная провокация», а Давид «пришел на участок с уже сломанной ключицей, накачанный обезболивающим» и «на видео видно, что он все время держит руку в кармане — это потому, что ему больно». И в качестве вишенки на торте: Френкель «готовил эту провокацию на американские деньги вместе с Вишневским (это он обо мне. — Б. В.) два дня»...

Даже комментировать этот бред не хочется...

Что очень важно: результаты выборов и «общероссийских голосований» рисуют не Путин, не Памфилова, не Собянин и не Беглов. 

Их рисуют миллионы соучастников — членов избирательных комиссий. Большей частью — «бюджетников»: учителей, врачей, работников собесов и других госучреждений.

Именно они выполняют всю «грязную работу». Именно они потом в судах лгут и изворачиваются, отрицая очевидное. И при этом вовсе не считают совершаемое преступлениями: подумаешь, мелочь какая — сделать так, как приказало начальство!

Когда фальсификаторов припирают к стенке, они, как правило, отвечают: мы, мол, «люди маленькие», полностью зависим от начальства и вынуждены делать, что прикажут, а иначе останемся без работы. Уверен, что всем им заранее дают твердые гарантии безнаказанности. Недаром практически никогда не удается добиться возбуждения уголовных дел за фальсификации на выборах...

Задумаемся: чему могут научить детей учителя, которые крадут голоса их родителей? Будут ли соцработники заботиться о законных правах инвалидов или многодетных семей, если только что растоптали их избирательные права?

Несколько лет назад в питерском ЗакСе «Яблоко» предлагало запретить включать «бюджетников» в состав избиркомов. Логика предложения очевидна: будучи зависимы, «бюджетники» легко поддаются давлению.

Инициативу, естественно, провалили голосами единороссов и жириновцев: ведь мы покусились на основу нечестных выборов.

***

Последнее. Полвека назад в доме 22 по набережной реки Фонтанки, где сейчас находится 190-я гимназия и где находился избирательный участок № 2191, располагался клуб строителей. 

Именно там 13 марта 1964 года проходил суд над Иосифом Бродским. 

Совпадение — нарочно не придумаешь. 

Это называется «гений места». 

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera