Расследования

Воскрешенные Росстатом

Число смертей от коронавируса в регионах занижено в 2–20 раз: исследование «Новой»

COVID-похороны. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Этот материал вышел в № 63 от 19 июня 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество44 649

44 6494
 

На выходных Росстат с двухнедельной задержкой опубликовал сведения о числе умерших в апреле 2020 года по регионам России. Из этих данных следует, что общая смертность по стране не выросла, а в некоторых областях и вовсе оказалась на десятки процентов ниже средних значений. Кроме того, в ряде регионов число умерших с диагностированным коронавирусом «обнулилось» — там Росстат не зафиксировал ни одной смерти с инфекцией, хотя оперштаб о них сообщал. «Новая» разбиралась, как в отчетах «воскресают» умершие с COVID-19 и почему официальная смертность падает, несмотря на пандемию.

На Кавказе не умирают

Как уже рассказывала «Новая», реальные масштабы эпидемии лучше всего отражает «избыточная» смертность — то, насколько общее количество смертей от всех причин было выше среднего. Данные Росстата показывают, что в апреле число умерших превысило средние значения за 14 лет лишь в трех регионах, а в остальных упало или оказалось на уровне ожидаемого.

Глава Международной лаборатории исследования населения и здоровья Высшей школы экономики (ВШЭ) Евгений Андреев считает, что в апреле пандемия была явно заметна в Москве, однако в других регионах только начиналась.

«В большинстве регионов эпидемия еще не вошла в критическую фазу и не повлияла на смертность в апреле. Грипп у нас бывает каждый год, слабее или сильнее, и дает некое превышение смертности. Грипп в апреле — достаточно частое явление, так что мы можем не видеть апрельского превышения [в связи с эпидемией коронавируса], потому что оно сравнимо с превышением от гриппа», — говорит он.

Некоторые эксперты предполагают, что смертность снизилась из-за режима самоизоляции: от внешних причин — например, ДТП или убийств — погибло меньше людей, чем обычно. По данным ГИБДД, число умерших в ДТП действительно уменьшилось: в апреле 2020 года жертвами аварий стали 798 человек, тогда как в апреле 2019-го — чуть больше тысячи, однако 200 смертей вряд ли могли бы существенно сказаться на снижении смертности в большинстве регионов. Точно оценить, сколько человек умерло из-за аварий, убийств, пожаров и других внешних причин, пока нельзя: Росстат не опубликовал оперативную сводку по основным причинам смертности за апрель.

Ни более поздняя волна эпидемии, ни влияние карантина не объясняют, почему в некоторых регионах снижение смертности оказалось рекордным. В Дагестане, который стал одним из эпицентров эпидемии, за апрель было зафиксировано 583 умерших — это почти на 60% ниже средних значений, хотя в середине мая министр здравоохранения республики Джамалудин Гаджиибрагимов заявил, что только от внебольничной пневмонии умерло более 600 местных жителей. В Адыгее, Тыве и Ингушетии смертность упала на 20–30%.

По словам опрошенных «Новой» экспертов, Росстат обрабатывает данные, предоставленные региональными загсами. Из-за режима самоизоляции люди стали реже обращаться в загсы за свидетельством о смерти, поэтому часть умерших просто не попадает в статистику. Особенно ярко эта проблема выражена в мусульманских регионах и республиках Северного Кавказа:

достаточно серьезная эпидемия в Дагестане, в Ингушетии, в Карачаево-Черкесии, но серьезного прироста смертности не наблюдается.

Об этом же говорит и Росстат. «В связи с распространением новой коронавирусной инфекции и принятых карантинных мер жители ряда субъектов Российской Федерации не в полной мере обеспечили регистрацию фактов рождения и (или) смерти в системе ЕГР ЗАГС», — указано в примечании к данным за апрель.

Сколько именно смертей не попало в апрельскую статистику, неизвестно. Это связано с так называемым лагом регистрации: смерть не может быть зарегистрирована мгновенно — между датой смерти и датой ее фиксации в загсе проходит какое-то время, оно может составлять от нескольких дней до нескольких недель.

Оперативное обнуление

Помимо общего количества смертей, Росстат опубликовал подробные данные о числе умерших с диагностированным коронавирусом за апрель. Оно превысило данные оперативного штаба более чем в два раза: по данным Росстата, в апреле было зафиксировано 2712 умерших с COVID-19, а оперштаб сообщал о 1162 погибших.

В большинстве регионов число смертей с коронавирусом было скорректировано в большую сторону. В среднем оперативные данные отстают от данных Росстата в полтора-два раза, однако есть и более сильные различия: например, в Москве число умерших с COVID-19 после пересчета выросло в два с половиной раза, в Петербурге — более чем в 10 раз: с 29 до 323 человек. В Московской, Смоленской и Тверской областях этот показатель увеличился в четыре раза.

Несмотря на это, почти в каждом третьем регионе число умерших с ковидом сократилось или вовсе «обнулилось». Например, по данным оперштаба Ингушетии на 30 апреля, в республике было зафиксировано 20 смертей с COVID-19, тогда как Росстат отчитался об 11 погибших. Оперштаб Орловской области сообщал о пяти умерших за апрель, однако ни одна из этих смертей в данные Росстата не попала.

Всего «воскресли» 80 человек в 25 регионах.

Скорее всего, эта аномалия тоже объясняется недоучетом смертей в загсах. Большинство умерших пациентов с коронавирусом, о которых отчитывается оперштаб, скончались в больницах, однако если родственники умершего не получили в загсе свидетельство о смерти, то в статистику загса, а затем и в статистику Росстата эта смерть не попадет. Вероятно, из-за этого Росстат и отложил публикацию по смертности за апрель: понадобилось время, чтобы собрать хотя бы часть данных о незарегистрированных смертях.

Евгений Андреев отмечает, что такая неразбериха может быть связана с так называемой телефонной отчетностью, которая возникает в экстренных ситуациях: разные инстанции должны обмениваться между собой данными, однако четкой инструкции о том, как это делать, нет.

«Кто должен сказать, сколько человек умерло? Врач, установивший факт смерти и подозревающий коронавирус, или загс, который выдал свидетельство о смерти, или патологоанатом, который произвел вскрытие? У них вполне могут быть разные цифры. Как все это организовано, мы не знаем. При таких неопределенных правилах сбора могут быть ошибки во все стороны», — говорит Андреев.

Май идет на рекорд

Даже с учетом всех «невидимых» смертей общая смертность по России в апреле либо осталась на уровне средних значений, либо незначительно выросла. При этом в мае число умерших окажется намного выше: только в Москве прошлый месяц стал рекордным по уровню смертности за последние 15 лет.

Некоторые региональные загсы уже опубликовали сведения о числе зарегистрированных смертей за май. «Новой» удалось собрать данные по 29 субъектам. Цифры показывают, что прирост смертности наблюдается как минимум в шести регионах — это уже больше, чем в апреле. Наиболее значительный прирост показали Москва (57%), Ингушетия (47%) и Санкт-Петербург (23%). Помимо этого, число умерших превысило средние значения в Краснодарском крае и Пензенской области.

Департамент здравоохранения Москвы выложил подробный отчет о числе умерших с коронавирусом за май, из которого следует, что более 90% «избыточных» смертей — это смерти с COVID-19. Если предположить, что в других регионах большая часть сверхсмертности тоже объясняется коронавирусом, то оперативная статистика отстает от реальных данных еще сильнее. Например, в Краснодарском крае число умерших от коронавируса может быть занижено более чем в 20 раз, в Пензенской области — в восемь раз.

Впрочем, в большинстве субъектов рост смертности может быть связан с тем, что в мае была зарегистрирована часть смертей, которые случились в апреле, но не попали в статистику за прошлый месяц. Например, в Ингушетии и Краснодарском крае часть смертей «переехала» с апреля, когда в регионах была зафиксирована рекордно низкая смертность, — либо загсы работали с перебоями, либо люди туда просто не ходили.

Если посмотреть на общее число умерших за два месяца, то в целом по 29 регионам прироста смертности почти не видно, за исключением Москвы и Петербурга: рост количества смертей в мае компенсируется резким его снижением в апреле. Однако это не значит, что эпидемии нет, — скорее всего, часть смертей остались незарегистрированными.

Неполнота данных пока что не позволяет делать выводы в целом по стране, считают опрошенные «Новой» демографы. Достоверно оценить влияние эпидемии на смертность мы сможем только через год, когда Росстат опубликует окончательные данные. Оперативные ежемесячные сводки отражают лишь число зарегистрированных смертей, которое может отличаться от фактического.

«Понимаете, это даже не число умерших в апреле, это число смертей, зарегистрированных в апреле. Смерть, зарегистрированная в апреле, могла случиться и в марте, а смерть, произошедшая в апреле, может быть зарегистрирована в мае. Тут возможны самые разные коррективы», — говорит Евгений Андреев.

Не исключено, что реальных масштабов эпидемии мы так и не узнаем.

Свидетельство о смерти из загса — необязательный документ для организации похорон, а после них родственники умершего могут и не обратиться за его получением. В таком случае эта смерть не попадет ни в статистику загса, ни в статистику Росстата.

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera