Комментарии

Особо тяжкие инвестиции

Как Россия стала лидером по силовому давлению на бизнес

Экономика13 006

Давид Киреевспециально для «Новой газеты»

13 0061
 

Задержания и аресты представителей бизнеса в последние годы стали привычной частью информационного поля. Если 15 лет назад преследование Михаила Ходорковского и ликвидация ЮКОСа воспринимались как что-то выходящее за рамки, то уголовные дела против американского финансиста Майкла Калви или бизнесмена Давида Якобашвили уже считаются нормальной практикой. На этом фоне недавние обыски в «Российской венчурной компании» вызывают скорее апатию, а отличить заказ от закона почти не представляется возможным. Все смешалось и превратилось в криминальную хронику.

Гендиректор «Российской венчурной компании» Александр Повалко. Фото: РИА Новости

Все чаще возникает ощущение дежавю: как будто мы снова в 90-х, но вместо киллеров и рейдерских захватов теперь уголовные преследования. Стоит ли говорить, что такая «охота» на бизнес уничтожает на корню деловой климат в стране, доверие и частную инициативу, а также формирует негативный образ предпринимателя в обществе. Такая политика делает практически невозможным привлечение иностранных инвестиций и стимулирует бегство капитала за границу.

В последнее время эксперты все больше говорят о необходимости декриминализации экономических преступлений, амнистии и улучшения имиджа предпринимателя в обществе. Впрочем, подобные инициативы способны лишь в лучшем случае временно сбить температуру у больного. Главная причина сегодняшних бед бизнеса и недоверие к собственному государству — это произвол силовых ведомств, а также слабость и несамостоятельность судебной системы.

СССР на стероидах

Начиная с 2014 года наблюдается стабильный рост общего числа осужденных по экономическим статьям, а 2018 год вовсе стал рекордным: российские суды вынесли приговоры в отношении 7,7 тысячи человек — на 20% больше, чем в 2017 году. Россия также вошла в пятерку мировых лидеров по количеству дел в отношении бизнеса.

Подобная ситуация не внушает оптимизма российским бизнесменам. Согласно прошлогодним данным центра социального проектирования «Платформа» и ВЦИОМ,

  • 71% предпринимателей считают условия ведения бизнеса в России неблагоприятными,
  • 59% сообщили, что ситуация за последний год ухудшились,
  • 51% — что в будущем станет только хуже.

Последствия нынешней пандемии могут еще больше добавить пессимизма. С учетом того, что треть, а возможно и больше, всего сегмента МСП может не пережить нынешний кризис, а восстановление в итоге затянется на три года, то можно предположить, что успех в бизнесе будет напрямую зависеть от уровня связей с государственными структурами, а количество монополий — лишь возрастать. Если пофантазировать, то можно представить, что

российский рынок в недалекой перспективе будет походить на позднюю версию СССР на стероидах, когда в каждом отдельном сегменте есть единый монополист, подконтрольный государству.

В подобном отношении к бизнесу нет ничего удивительного. В марте этого года в интервью ТАСС Владимир Путин заявил, что у него есть основания воспринимать бизнесменов как «жуликов по определению». Подобные утверждения хоть и не отражают позицию большинства россиян, все-таки считающих, что деятельность бизнеса идет на пользу стране, но подчеркивают негласный консенсус нынешний политической элиты и силового блока, воспринимающих крупных бизнесменов как недобросовестных конкурентов государства.

Фрагмент большого интервью Путина


Сегмент же МСП видится как нечто само собой разумеющиеся и подобно когда-то репрессированным в Сибирь, способным приспособиться и выжить в любых условиях под чутким руководством надзирателей.

Незавидна и роль иностранных инвестиций. Все внешнее так или иначе сводится к вопросам безопасности и возможного воздействия на позиции государства, а начиная с 2014 года — и вовсе подрывающего работу местных производителей на фоне политики импортозамещения.

В результате в падающем интересе иностранных инвесторов к российским активам не видится ничего плохого. Считается, что внутри страны достаточно средств и резервов, чтобы добиться необходимого уровня ликвидности, а основная проблема — это отсутствие патриотизма среди предпринимателей, многие из которых, как подразумевается, разбогатели незаконными способами и не отличаются высокой степенью социальной ответственности.

Заброшенная бензоколонка

Аресты бизнесменов и рост числа экономических преступлений не сулят ничего хорошего. Во многом они отражают общие проблемы в защите прав на частную собственность и возможности отстаивать свою позицию в независимом суде. Однако если посмотреть на ситуацию в контексте нынешней российский экономической модели, то аресты оказывают незначительное воздействие на общую конъюнктуру.

Большая часть доходов страны приходит от экспорта природной ренты, а государство сохраняет за собой незыблемое право перераспределения денежных потоков и мало заинтересовано в возможном «размытии» своего доминирующего положения из-за возможной чрезмерной активности бизнеса. Пока что достаточные объемы средств от продажи ренты позволяют поддерживать существенную часть населения в прямой зависимости от состояния бюджета, а руководству страны удается сохранять за собой политический статус-кво благодаря даже относительно положительным экономическим показателям.

Подобная система на удивление стабильна даже в условиях отсутствия какой-либо защиты прав инвесторов.

Сохраняющийся мировой спрос на такие ресурсы, как нефть и газ, продлится еще несколько десятилетий, и статус крупнейшего игрока на рынке позволит российской экономике сохранять устойчивость даже в условиях ареста крупных иностранных инвесторов, которые могли бы в одночасье подорвать экономическую стабильность многих других стран с более диверсифицированным и продвинутым рынком. Впрочем, дальше подобной стабильности ситуация, скорее всего, не продвинется.

Мало кто из экономистов ожидает каких-либо существенных структурных реформ в ближайшие годы. В результате сырьевая модель так или иначе сохранится в этом десятилетии, а если и претерпит, то лишь косметические изменения. Наиболее ожидаемым результатом может стать длительная стагнация, которая, впрочем, никак не изменит нынешний формат взаимодействия между обществом и государством.

Приток иностранных инвестиций и сокращения числа экономических преступлений могли бы помочь хоть как-то разбавить ситуацию. Очевидно, что в условиях повсеместного роста влияния технологий и изменения бизнес-моделей в мире застой в экономике фактически означает второе «потерянное десятилетие», последствия которого придется расхлебывать на себе всем следующим поколениям наших граждан.

Впрочем, нынешний статус-кво, кажется, в одинаковой степени устраивает и государство, и общество, поэтому истории с Калви, Якобашвили и РВК наверняка повторятся вновь в ближайшем будущем.

Делаем честную журналистику
вместе с вами

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera