Сюжеты

«За свой счет»

Туристов в Крыму будут отправлять в платные обсерваторы на две недели. Летний отдых под угрозой?

Балаклава. Фото: РИА Новости

Общество14 594

Надежда ИсаеваСпециально для «Новой»

14 5946
 

В минувшее воскресенье глава Крыма Сергей Аксенов заявил об обязательной платной обсервации для людей, прибывающих на полуостров «без уважительной причины»: «Мы договорились, что граждане других субъектов, которые едут бесцельно, по каким-то своим личным вопросам, не касающимся работы органов власти республики, должны помещаться в обсерваторы за свой счет». И подписал соответствующий указ № 171-У. В документе говорится, что проходить платную обсервацию должны будут не только туристы, но и командированные, чьи поездки в Крым не связаны с делами государственной службы. При этом предупреждать руководство Крыма о командировках нужно как минимум за семь дней.

Крым в введении платной обсервации — не первопроходец. В начале апреля Севастополь перекрыл границы города блокпостами и создал обсерватор в пансионате «Изумруд». Причем сначала обсерватор предназначался для жителей только Москвы, Санкт-Петербурга и их областей, затем в него стали направлять и приезжих из остальных регионов, а сегодня в «Изумруд» привозят и самих севастопольцев, возвращающихся домой из-за пределов Крымского полуострова.

Отсидеть в платном обсерваторе нужно 14 дней. Стоимость — порядка 25 тысяч рублей.

Обсерватор после его открытия посещал губернатор Севастополя Михаил Развожаев. Местная пресса тогда отчиталась, что в учреждении есть все необходимое: практически стерильная чистота, хорошее питание, а также прекрасные условия с видом на море.

Как выяснилось, правдой оказался только живописный вид.

Руководитель благотворительного фонда «Сердце Севастополя» Анастасия Макеева в середине апреля летала в Москву по срочным делам. Возвращаться домой ей пришлось через обсерватор. Активистка поделилась впечатлениями с «Новой газетой».

По словам Анастасии, в обсерваторе она оказалась 13 апреля в 4 утра. Первым делом люди в противочумных костюмах отобрали у нее верхнюю одежду и обувь. «Так положено по протоколу», — заявили они, но сам протокол показывать не стали.

Анастасия Макеева. Фото: facebook

Макееву привели в одноместный номер, оставили «располагаться поудобней» и закрыли дверь на ключ. Вид из окна выходил на море и крымские горы. Так повезло не всем: части постояльцев пришлось две недели наблюдать технические помещения.

В номере была комната с двумя односпальными кроватями, небольшой коридор и душ. Через несколько дней после заселения произошла какая-то поломка, горячая вода стала заканчиваться молниеносно и становилась еле теплой. Из-за этого Макеева, по ее словам, заработала легкий отит.

«Мобильный интернет в «Изумруде» почти не ловит, Wi-Fi как-то на три дня пропадал, — вспоминает Анастасия. — По телевизору относительно нормальный сигнал только у НТВ».

Неприятным сюрпризом стало полное отсутствие средств личной гигиены: ни мыла, ни зубной пасты и щетки, ни шампуня и геля для душа, ни гигенических прокладок. Все бы ничего, эти мелочи можно заказать доставкой через интернет,

но оказалось, что в обсерваторе передачки запрещены. Как и доставка.

Чтобы выбить право на средства гигиены и фрукты, Анастасии пришлось поскандалить.

Постельное белье и матрас были новые, одеяло «немного тонкое» для апреля, но в номере был кондиционер с функцией обогревателя. Приятный бонус — балкон, на который по протоколу выходить запрещается (изолятор же), но если хочется — то можно. Все выходили туда курить. Но и здесь оказались подводные камни: за время, проведенное в обсерваторе, постельное белье не менялось ни разу, как и два полотенца. Стиральной машинки в номере не было, поэтому стирать приходилось руками, в ведре для мытья полов. Мыть номер, к слову, постояльцы обсерватора должны самостоятельно. Сотрудники, по словам Анастасии, сделали это только однажды — и то из-за внештатной ситуации. В обсерваторе три раза в день меряют температуру тела. В один из дней у Макеевой забыли забрать градусник. Девушка позвонила сотрудникам.

— Вы не хотите забрать у меня градусник и узнать температуру? — спросила она у дежурного.

— А зачем? Потом заберем.

— А вдруг у меня температура 38,2? — пошутила Макеева.

Через несколько часов, когда она уже спала, в дверь постучали. «Вставай, едем в инфекционку», — раздалось из-за двери. Девушка с трудом убедила, что у нее нормальная температура — 36,2 и, пытаясь отдать медикам градусник через дверь, нечаянно его разбила.

Ртуть убирали нетривиальным способом: помыли полы с хлоркой. Анастасию из этой комнаты никуда не переселили. Но и в инфекционную больницу ее все-таки не повезли.

Фото: РИА Новости

Меню обсерватора, по словам девушки, также оставляло желать лучшего. Основными блюдами были гречка и перловая каша. За завтраком иногда баловали овсянкой на воде, ломтиком сыра, который клали на кусок хлеба, намазанный спредом, и чаем. Один раз даже был рис! На обед давали овощной суп без мяса и зажарки с кусками разваренной моркови и огромными кусками лука. Были в меню еще и паровые котлеты, которые наполовину состояли из лука и чего-то еще, не имевшего отношения к мясу. Еду приносили в пластиковой посуде. Иногда забывали положить ложку, и суп приходилось есть как получится, рассказывает Макеева. Ко всему этому изобилию почему-то не полагалось ни соли, ни сахара.

— Я бездомных кормила лучше, — говорит Анастасия. — И я готовила из самых простых продуктов, что люди привозили. Когда у нас был кризис, мы на горячие обеды бездомным из гречки десять разных блюд готовили, и было вкусно. Интересно, сколько денег они на это тратят? Мы одной нашей подопечной девочке без ОМС в роддом заказывали приличное трехразовое питание за 350 рублей в день. Здесь меня спасал доширак и разводное пюре, которые привозили друзья. Еще после моей публикации в соцсети, неравнодушные возили клубнику ящиками, ее персонал относил двум семьям с маленькими детьми.

Были и положительные эмоции, рассказывает она. «Мы с соседями выходили на балкон и скидывали эти ужасные обеды стае котов. Они моментально сметали все».

В обсерваторе Макеева провела 10 дней, вышла из него 23 апреля. Тест на СOVID-19 ей сделали на восьмой день пребывания. Результата Анастасия не знает до сих пор.

***

В Крыму платные обсерваторы ввели с 24 мая, до этого они спонсировались из республиканского бюджета.

Как сообщила «Новой Газете» вице-премьер Крыма по социальным вопросам Елена Романовская, каждый санаторий будет устанавливать плату самостоятельно.

Ялта. Фото: РИА Новости

Многодетная семья Морозовых приехала в Крым к родственникам на поезде из Санкт-Петербурга 6 мая, еще до введения платной обсервации. На вокзале Симферополя их встретили сотрудники линейного отдела полиции и передали семью в обсерватор «Здравница» в Евпатории.

Как рассказала «Новой газете» мать пятерых детей Марина Морозова, их заселили в двухкомнатный номер. Условия оказались комфортными: Wi-Fi, душ, все необходимое. Запрета на передачи в Евпатории, в отличие от Севастополя, нет: родственники привезли семье бытовые мелочи. Кормили хорошо, плотно.

«Мы даже просили столько не накладывать, потому что дети все равно все не съедали», — говорит Марина.

За проживание семья не платит, так как приехала до введения платной обсервации.

На десятый день пребывания в изоляторе медики взяли у Морозовых анализ на COVID-19. Проблемы начались, когда пришли результаты. У Марины обнаружили коронавирус. Хотя никаких симтомов у нее нет, и она предполагает, что результаты могли быть ошибочными. У остальных членов семьи тест на COVID-19 отрицательный. Женщину хотели разлучить с грудным ребенком, но благодаря вмешательству региональной прессы и главы минздрава Крыма Игоря Чемоданова, грудничка удалось оставить с мамой.

Марина с малышом отправилась в инфекционную больницу, а муж с детьми остался в обсерваторе. К настоящему моменту семья находится на обсервации уже 24 дня. Пара просила выпустить их из обсерватора после истечения 14-дневной изоляции, так как наличие вируса у них не потвердилось. Морозовы даже поясняли, что их родственники специально подготовили им трехкомнатный дом со своим двором. Семья была готова соблюдать самоизоляцию и информировать в любой момент о нахождении дома, пока не закончится карантин. Тем более что такой подход практикуют, например, в Москве. Они предлагали даже оплатить автобус, который их отвезет домой, и его дезинфекцию, но получили отказ.

— Младший ребенок спрашивает: «Мы что в тюрьме? Когда нас выпустят?» И как ему это объяснить? Конечно, кормят плотно, условия относительно комфортные, но все это кажется мелочами: ведь для семьи важно, чтобы все было хорошо, в том числе и психическое здоровье детей. Просто 24 дня — это слишком, — считает Морозова. — Все, кто бы нас ни встречал в Крыму — и на вокзале, и в обсерваторе, — спрашивали: «Чего вы сюда приехали?» И что, каждому объяснять? Мы брали билеты до введения ограничений, а на горячей линии нам подтвердили, что можно жить в своем доме.

Как долго семья будет находиться в обсерваторе, пока неясно. Ни сотрудники обсерватора, ни Роспотребнадзор ответа на этот вопрос не дают. Выйти самостоятельно нельзя.

Для отдыха в Крыму теперь нужно не только скопить денег, но и пройти дополнительное испытание за свой счет. Отдохнут только самые богатые с крепкими нервами.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera