Комментарии

Чьими будут активы

Гибель миллиардера Босова: огонь, вода, алюминий и коронавирус

Этот материал вышел в № 48 от 13 мая 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество32 086

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

32 0862
 
Фото: РИА Новости

Дмитрий Босов — миллиардер, авантюрист, угольный король, сосед Путина, осколок лихих 90-х, которого водили на расстрел и который чудом избежал выстрела из гранатомета в 1995-м, отец четверых детей, муж трех жен, решала, способный урегулировать проблемы одним звонком, и холерик, постоянно создававший этим проблемы себе сам, — 6 мая был найден с пулей в голове на личном хоккейном катке. Он лежал на диванчике, а рядом лежал «Глок».

Босов был спонсор «Ночной хоккейной лиги» и сам отличный хоккеист.

Все последнее время Босов демонстративно ходил по участку вооруженный, с кобурой напоказ, рассказывал жене, где лежит пистолет (не тот, из которого был сделан выстрел), составлял завещание.

Относительно его смерти есть две версии. Одной придерживаются многие знакомые, другую, видимо, будет отстаивать семья.

  • Согласно первой, деятельного холерика Босова погубили безделье, самоизоляция и большое количество лекарств, которые он принимал, опасаясь коронавируса.
  • Согласно второй, его смерть чрезвычайно подозрительна, а пистолет, завещание и пр. показывают, что Босов опасался за свою жизнь и был поставлен перед неким неразрешимым выбором.

Босов никогда не сидел на месте: все время куда-то летал, спешил. Тут он сидел на месте два месяца; самоизолировался. «Он всегда был неравнодушен к бактериям — мыл руки и прочее, а тут коронавирус превратился для него прямо-таки в апокалипсис», — говорит один из его знакомых. Босов читал все на эту тему и не только ел превентивно самые разные лекарства — от хлорокина до ремдесивира, — но предлагал их множеству знакомых. Как и многие другие олигархи, он учредил фонд, который возил в Россию самолетами СИЗ и аппаратуру. Босов распустил прислугу, делал тесты, сдавал кровь, отгородился от внешнего мира и сидел фактически в бункере, хотя бы и с личным хоккейным полем.

Следует заметить, что одним из побочных эффектов приема хлорокина/плаквенила как раз могут быть раздражительность, психоз и суицидальный синдром, а также гипогликемия (низкий уровень сахара в крови). Если при гипогликемии бухать, крыша может уехать мгновенно. Смесь лекарств, безделья и, возможно, спиртного, оказалась роковой. «Если бы «Глок» дал осечку, он бы и не вспомнил, что собирался стреляться», — уверен человек из его круга общения.

Большая часть его знакомых утверждают, что проблем у Босова особых не было.

Основа его нынешнего состояния, «Сибантрацит», один из крупнейших производителей коксующихся углей, чувствовал себя по нынешним временам прекрасно. Металлургические заводы в России работают сейчас на 70–80% мощности (ну разве что поставки стали для автомобильной промышленности упали); Китай закупает арматуру в огромных количествах; кокс, в отличие от бурого угля, идет на ура.

Конфликтов у Босова тоже неразрешимых не было; возможно, это и было проблемой, потому что Босов привык к адреналину и авантюрам.

Родом Босов был из 90-х, из российского дикого алюминия. Один раз в Красноярске его потащили из гостиницы на расстрел, другой раз, в 1995-м, киллер Владимир Татаренков ждал в засаде с гранатометом Олега Дерипаску, который ехал из Красноярска на собрание акционеров Ачинского глиноземного комбината. Ехали тогда на пяти джипах: Дерипаска, Владимир Лисин и Босов в машине с Лисиным. Отчего покушение не состоялось, есть разные сведения. Быков впоследствии объяснял, что он случайно узнал о покушении и, симпатизируя Лисину, отговорил Татаренкова.

Закончил Босов Бауманку, где он изучал электронику и лазерную технику; интеллект у него был блестящий, собеседник был гениальный. Он великолепно играл в хоккей. Трудно сказать, что он любил больше — хоккей как спорт или спонсируемую им знаменитую «Ночную хоккейную лигу» как средство политического влияния, но, во всяком случае, хоккей с его силовыми приемами отчасти возмещал недостаток адреналина, к которому Босов привык в 90-е.

Впрочем, массу поводов для адреналина он создавал себе сам, — когда, например, поссорился с Сечиным.

Года четыре назад Босов решил продать свои угольные активы и переговоры вел с Худайнатовым. Как всегда, стороны не сошлись в цене, на Босова начали давить, но Босов — с «Ночной хоккейной лигой» — нашел себе влиятельных заступников, товарищей по хоккею. По слухам, это были министр обороны Шойгу и могущественный личный охранник Путина, а ныне губернатор Тульской области Алексей Дюмин.

Так или иначе, Босов нашел людей, которые лично донесли всю историю до ушей первого, а первый, по слухам, сказал Игорю Ивановичу: «Ты что творишь?» Игорь Иванович, опять же по слухам, очень обиделся и сказал: «Чтобы больше никогда этого человека со мной рядом не было».

Тем не менее и с Сечиным они помирились: согласитесь, не каждый человек в России может похвастаться, что с ним помирился Сечин. «Это первый человек, который не пострадал от Сечина в такой ситуации», — заметили мне.

Жертвой этого замирения отчасти, увы, стала газета «Ведомости».

Босов — личный друг Демьяна Кудрявцева — дал в свое время тому деньги на покупку «Ведомостей», и когда Сечин и Босов рассорились, о влиянии Сечина на «Ведомости» (на что он, по-видимому, надеялся) не могло быть и речи. Уже за это одно — за дополнительные несколько лет жизни «Ведомостей» — должны мы быть Босову благодарны.

Если Босов действительно лез на стенку от изоляции, то одной из первых жертв его раздражения, похоже, стал его давний миноритарный партнер Александр Исаев, бывший совладелец «Востокугля». «Ссорились они неоднократно, — говорит один из друзей Босова, — но публично — впервые. Саша — реальный профессионал, потомственный угольщик, который знает хорошо весь процесс, Дима всегда ревновал его к процессу. Там была такая ревность нерациональная — «как ты это знаешь лучше меня, это мой бизнес».

6 апреля Босов снял Исаева со всех постов, а на сайте компании на его фотографии появилась жирная красная печать: «Уволен». Для недогадливых в пресс-релизе добавили: «за вопиющие злоупотребления и хищения».

Как мы уже сказали, семья, по-видимому, ни в какое самоубийство не верит, походы Босова с пистолетом вокруг участка относит на счет реальной, а не воображаемой опасности и настаивает, что перед смертью Босов не пил.

Так или иначе, смерть столь влиятельного и неординарного миллиардера, входящего в «Ночную хоккейную лигу», — это слишком серьезная история, чтобы влет принять ту или иную версию. Опять же посмотрим, кому достанутся его активы. По этому о многом можно будет судить.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera