Сюжеты

Погибли при исполнении долга

Медики составляют список памяти коллег, умерших фактически на работе — в списке уже 100 имен. Минздрав молчит

Фото: Замир Усманов / ТАСС

Общество179 256

Мария ЕфимоваКорреспондент

179 2565
 

Две недели назад в интернете появился «Список памяти», в который включили российских и белорусских врачей, медсестер, санитаров и других медработников, погибших во время пандемии коронавируса.

К 5 мая в списке уже более 100 фамилий. В том числе анестезиолог-реаниматолог Сергей Белошицкий, работавший с инфицированными коронавирусом пациентами и заразившийся на работе; рентгенолог Владимир Фиошин из Ульяновской области; медсестра Наталья Хечумова из Гатчины.

В Петербурге напротив здания комитета по здравоохранению еще 28 апреля появилась народная стена памяти медикам, умершим во время пандемии. Сначала на ней были девять имен, позже список пополнился. Над некоторыми именами есть фотографии, над другими — изображения ангелов, символа бескорыстного служения, чистоты и заступничества. «Это не про политику. Это про погибших медиков. Сюда в память о них можно принести цветы, можно просто заказать доставку цветов», — написала в фейсбуке автор мемориала Ирина Маслова.

В списке умерших есть и медики из других стран: мануальный терапевт Чжан Цзюньфэн, умерший в Ростове-на-Дону, и зубной техник Жан-Луи Кавалли, работавший в Европейском медицинском центре. Впрочем, о некоторых людях из списка информации в интернете нет.

«Нам просто присылают данные те, кто знает о своих коллегах, о своих знакомых. Целенаправленно мы каждую фамилию не перепроверяем», — рассказал «Новой газете» врач-кардиолог и один из создателей списка Алексей Эрлих. 

Он отметил, что это «неверифицированный список статистических данных». «Можно вести об этом долгие часовые дискуссии: это смерть от коронавируса или это смерть не от коронавируса», — рассказывает Эрлих. Того, кого включили в список, он характеризует так: «Человек, который умер в связи с коронавирусной инфекцией». О смерти медработника обычно сообщают родственники или коллеги, чаще — последние, отмечает врач.

«Мы (медики — Ред.) и раньше, до всяких пандемий довольно многие вещи решали по принципу самоорганизации. Это — память людей, потому что все-таки это наши коллеги, и из этого списка двух людей я знал лично, — рассказал «Новой» нейрохирург Алексей Кащеев. Профессор Капитанов, например. Это известный отоневролог и отонейрохирург из института Бурденко. Мы с ним на одном этаже сидели и даже в одном тренажерном зале занимались».

По мнению Кащеева, создание такого списка поможет семьям умерших медработников получить выплаты от государства.

«Важно подчеркнуть тот момент, что не все из этих людей работали с коронавирусом. Они просто продолжали работать в условиях коронавируса. Врачи, которые работают не в ковидной системе, но в этих условиях, подвергаются не меньшему, а зачастую и большему риску. Это мое личное мнение, но мне кажется, что государство должно рассмотреть какие-то выплаты их семьям, потому что это люди, которые, выражаясь по-военному, погибли при исполнении воинского долга», — говорит Кащеев. 

Главный внештатный эпидемиолог Минздрава Николай Брико 29 апреля упомянул «Список памяти» и тогда отметил, что в нем больше 70 фамилий. «У нас в стране во многих регионах зафиксированы сейчас множественные очаги заболевания коронавирусом, прежде всего, в медицинских организациях», — сказал он.

В ряде случаев власти действительно сообщали о смерти медиков с COVID-19. Так, например, городской комитет по здравоохранению Санкт-Петербурга рассказал о смерти четырех медсестер. При этом власти заявили, что «у них либо были другие тяжелые болезни, которые привели к смерти, либо они заразились не при исполнении трудовых обязанностей».

Существует ли официальный список медработников, скончавшихся от коронавируса, — неясно. В Минздраве на запрос «Новой газеты» с вопросами о том, ведется ли статистика заразившихся коронавирусом и умерших медработников с COVID-19, не ответили.

От редакции
 

Силовые структуры, ФСИН и Минобороны тоже долго скрывали данные о количестве заболевших и погибших, но под давлением общественного мнения были вынуждены их раскрыть. Так что, на сегодняшний день самым секретным ведомством оказался Минздрав.

Список погибших медработников должен быть немедленно опубликован. Министерство должно взять на себя ответственность за постоянный мониторинг положения дел в регионах. 

Вещь очевидная. Но чиновникам придется разъяснить.
Это нужно для того, чтобы выплатить семьям компенсации.
Это нужно для того, чтобы какой-нибудь клерк не попытался эти деньги украсть или ответить родственникам погибших врачей: «Мы никого туда не посылали».

Но самое главное — это нужно для того, чтобы память о врачах, медсестрах, санитарках, фельдшерах сохранилась не только у их друзей и родственников.

Как-то мы привыкли к могилам неизвестных солдат — может, хватит?


А в это время
 

Скорая медицинская помощь. «Новая газета» в рамках «Синдиката-100» и вместе с волонтерами начинает следить, обеспечены ли врачи средствами индивидуальной защиты. Подробности — здесь.

Этот материал вышел благодаря поддержке соучастников

Соучастники – это читатели, которые помогают нам заниматься независимой журналистикой в России.

Вы считаете, что материалы на такие важные темы должны появляться чаще? Тогда поддержите нас ежемесячными взносами (если еще этого не делаете). Мы работаем только на вас и хотим зависеть только от вас – наших читателей.

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera