Сюжеты

Крылом к крылу

Как русские и американцы воевали в одних небесах против немецких самолетов

Этот материал вышел в № 56 от 1 июня 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество14 789

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

14 7898
 

 Штаб Восточного авиационного командования США

Особая памятка
 

Помни:

1. Место, где ты был, раньше было оккупировано врагом.

2. Русские убрали все бомбы и мины, сброшенные немцами 21 июня 1944 г., и, убирая их, понесли большие жертвы. Бомбы были предназначены для американских самолетов и личного состава.

3. Русские проделали большую физическую работу для нас, создавая нам хорошие условия жизни. Они разгружали вагоны, помогали рыть ямы, снабжали нас водой, помогали питанием и т.д. Ни одна другая нация не сделала для нас столько, сколько сделали для нас русские. Вы должны быть честными и правдивыми в своих высказываниях о России. Критиковать общее по одному индивидууму нельзя. Помни, что своими высказываниями можешь испортить результаты многомесячных работ и усилий всего нашего командования. Придерживайся фактов.

Первому секретарю Полтавского обкома партии

от Ричарда Кришнера, лейтенанта ВВС США
 

Уважаемый Господин/Товарищ Первый секретарь!

Я, Ричард Кришнер, лейтенант ВВС США, второй пилот В-17s, за боевые заслуги в сражениях с нашим общим врагом имею «Крест летных заслуг» и медаль «Пурпурное сердце».

Находясь в Полтаве в составе Восьмой воздушной дивизии США, я полюбил гражданку СССР Оксану Журко, 16 лет, проживающую по адресу Лавчанский тупик, 9, и прошу Вас, Господин/Товарищ Первый секретарь, разрешить нам жениться по законам СССР.

В связи с моим отлетом в ближайшие дни прошу дать Ваше разрешение Полтавскому ЗАГС зарегистрировать наш брак сегодня, 25 июня 1944 года.

С благодарностью и уважением,

Смерть фашистам

Ричард Кришнер

25.06.1944 г.

г. Полтава, 169-я АБОН

Олег Безверхний, военный историк из Полтавы

Первый из приведенных фрагментов — архивный документ. Олег Безверхний, военный историк из Полтавы, сказал мне, что знает этот текст наизусть и видел оригинал собственными глазами, когда в 2009-м исследовал тему в США, в NARA, Национальной администрации записей и архивов. Второй — из исторического романа уроженца Полтавы Эдуарда Тополя «Летающий джаз». Книга вышла в 2014 году и тоже рассказывала об операции «Фрэнтик».

Что легче вообразить — американскую военную базу в глубине территории СССР или визу «Не возражаю» на таком вот заявлении? Хотя в Союзе просьба влюбленного американского летчика могла бы попасть только в совершенно секретную папку «Дело» изменницы Родины гражданки Журко, что давно уничтожена так же, как захлопнутая в ней человеческая единица.

Ну а материалы, которые касались сверхсекретной операции «Фрэнтик» (англ. — frantic, то есть «неистовый», «бешеный», иногда добавляли «Joe», имея в виду Иосифа Сталина), Безверхний получил в Вашингтоне и в Чикаго.

— Денег на поездку не было. И я договорился с нашими фермерами, которые собирались за комбайнами «Джон Дир», что поработаю переводчиком на переговорах. Два месяца совершенствовал сельскохозяйственный английский: разборка-сборка техники, покупка замороженной спермы свиней… Получил свободный день за счет работодателей, и приятель из Иллинойса, он в аграрном колледже преподает, повез на своем стареньком микроавтобусе по нужным «точкам». Начальная волна «деклассифита», то есть рассекречиваний по «Фрэнтику», в США прошла в 50-х годах, основная — в середине 70-х. Но все разбросано между 30 учреждениями Национального архива по территории 50 штатов. Фотографии, кинопленки — здесь; отчеты, рапорты — там. И многоступенчатая система компьютерного поиска — допуска.

Олегу Безверхнему дали «зеленую улицу» после слов «Я из Полтавы».

Он всегда находил какие-то варианты попасть в США, чтобы продолжить исследование темы в Нацархиве. 

Бесчисленное количество бобин 35-миллиметровки находились в контейнерах, погруженные в специальное масло: иначе ветхий фотослой осыплется. Олег Виленович выбрал две пленки. Дома местный банкир подарил на святое дело 300 долларов. Хватило заплатить за расконсервацию, оцифровку и консервацию снова. К первому фильму-хронике сделал дубляж на украинском, ленту показали по местному телевидению несколько раз. Вторую — «сырой» ролик съемок лета 1944 года: «янки» гуляют по центру города, раздают детям жвачки, заигрывают с девушками, общаются с советскими офицерами и техниками, — вместе с другими фото и документами передал после грандиозной выставки, посвященной 65-летию Победы, в полтавский музей дальней и стратегической авиации и в областной госархив.

Безверхний продолжает рассказ:

— Из фотографов и кинооператоров состояли специальные подразделения. Они принадлежали к войскам связи. Фиксировали с апреля 44-го вплоть до 8‒10 мая 45-го. Пока Полтаву не покинул последний американец.

По другим данным, это случилось в декабре 1945 года.

«Где-то в России»

А началось все в конце 1943-го, в Москве, когда после конференции министров зарубежных дел США, Великобритании и СССР приняли беспрецедентное решение: предоставить американцам по их предложению некую территорию на освобожденной части Союза. О том же говорили и на Тегеранской конференции. Цель: сквозные бомбардировки промышленных районов Германии и ее сателлитов, чтобы в точке N, равноудаленной от Англии и Италии, пополнять запасы топлива, боекомплекты и осуществлять срочный ремонт. Между строк: без точки N продолжение поставок по ленд-лизу и открытие второго фронта невозможно. Ярость Сталина — условия диктовать?! — смягчило знание:

СМЕРШ уже имеет опыт, не даст союзникам разложить страну изнутри.

Украинская Полтава подошла идеально. Разбитое воронками от взрывов летное поле отвергли — нужен не ремонт, а строительство нового аэродрома. Для вспомогательных выбрали соседние Миргород и Пирятин. Запчасти к самолетам, джипы, материалы — одних стальных плит для покрытия взлетно-посадочных полос 12 000 тонн! — доставляли из Штатов конвоями по морю до Мурманска, дальше посуху, литерными поездами. Конкурс на 1400 рабочих мест, включая грузчиков, выиграли местные женщины разного возраста. Дети, старики или инвалиды, вернувшиеся с войны, так вкалывать не могли, а других рук город не имел.

«Летное поле кишело женщинами», — написал в мемуарах руководитель военной миссии США в СССР генерал-майор Джон Дин.

За месяц, до середины мая, все было готово. 2 июня передовую группу, 64 тяжелых бомбардировщика В-17, что вылетели рано утром с итальянского аэродрома и уже отбомбились по железнодорожному узлу Дебрецена, встречал личный состав новообразованной 169-й авиабазы особого назначения во главе с генерал-майором Александром Перминовым.

Кинопленка запечатлела, как американский боевой генерал Айра Эйкер прикрепляет к «парадке» красавца Перминова медаль «Легион заслуженных» — за невероятный темп и качество подготовки объекта.

Решением советского правительства число постоянно пребывающих на базе американских военных не могло превышать 1270 человек. Техобслуживанием самолетов, охраной, организацией быта и остальным занималась «принимающая сторона». Ни до, ни после Полтава не видывала такого: Американский клуб с библиотекой, молельной комнатой, кинозалом, где фильмы чередовались с концертами самодеятельности, танцпол и лаковая барная стойка: кока-кола, виски, сигары.

Операторам разрешали снимать везде: история!

Репортеров даже брали на борт «летающих крепостей». Хотя наземных, спонтанных или постановочных, фото больше в разы.

Команды союзников играют в волейбол.

Бойцы вместе листают журнал Yank с Ритой Хейворт на обложке.

Осматривают машину после полета.

Идут по улице в окружении неотступной толпы пацанов.

Повторюсь: копии снимков с указанием Poltava, Russia, иногда с именами авторов вроде «15-я воздушная армия США, 8-я боевая камера, сержант Р. Тири», вернулись на место съемки, в Украину, благодаря Олегу Безверхнему, вместе с той самой архивной лентой «Операция «Титаник». Фильм выпустили в прокат по ходу сверхсекретного «Фрэнтика», для маскировки сменив название. При обилии прессы на базе (советская была представлена «Правдой», «Известиями», «Красной звездой», «Радянською Україною», информационными агентствами, список неполный) эта мера предосторожности выглядела не слишком-то надежной. Впрочем, маскировочная фигура речи «Где-то в России», что звучала в фильме, рассчитанном на американскую аудиторию, имела подтекст: не подумайте, что мы вдруг прониклись симпатией к коммунистам и государству СССР,

но люди, населяющие эту громадную страну, реально круты, с ними стоит иметь дело!

Челночные рейды обходились почти без боевых потерь. Только 6 июня, после бомбардировки румынского Галаца, из полета не вернулись лейтенанты Мамфорд и МакДоналд: «крепость» сбил фашистский истребитель. А 11 июня, после атаки с воздуха на аэродром Фоскани, над оккупированной территорией упал самолет, на борту которого находился лейтенант МакКей. Он работал «боевой камерой» и вез из Полтавы клад: 500 снимков, где авиабаза с разных ракурсов была как на ладони…

Разгром

Командующему ВВС Красной Армии генерал-лейтенанту Новикову А.А.

Рапорт
 

В ночь с 21 на 22 июня и с 22 на 23 июня 1944 г. 169-я АБОН подверглась налету 150 бомбардировщиков вражеской авиации. В результате понесены следующие потери:

Миргород. Поскольку 22 июня американцы успели убрать с аэродрома все свои самолеты, кроме одного, немцы разбомбили пустой аэродром. Наши потери: одна «Аэрокобра», учебно-тренировочные истребители — 2. Повреждено «Аэрокобр» — 12. Американцев раненых и убитых нет. Наших убито — 0 чел., ранено 27 чел. Горючего сгорело 370 т. Аэродром засыпан мелкими бомбами-зажигалками.

Пирятин. Уничтожено бензина — 30 т, ранено 6 чел., американцев раненых и убитых нет.

Полтава: уничтожено — американские «летающие крепости» — 44, американские военно-транспортные С-47 — 2, американский истребитель Р-38 «Лайтинг» — 1. Повреждено: «летающие крепости» — 25. Наши потери: Як-9 — 15, Як-7 — 6, У-2 — 3, истребитель «Харрикейн» — 1. Сгорело бензина — 360 т, уничтожено около 20 тысяч бомб, предназначенных врагу. Американцев убито — 3, ранено — 15. Наших убито — 31, ранено — 88. Также во время налета погибло три корреспондента центральных газет.

Организовать тушение горящих самолетов сразу после бомбежки было невозможно: немцы засыпали аэродром бомбами замедленного действия и кассетными минами SD-2B Schmetterling («Бабочка»). В настоящее время аэродром Полтава очищается от зажигательных и неразорвавшихся бомб. Бетонная полоса пригодна к посадке. Металлические полосы аэродромов Миргород и Пирятин ремонтируются.

Командование 169-й АБОН

23.06.1944 г.»

Существуют документальные свидетельства: в первую очередь бомбардировщики «Люфтваффе» расправились с прожекторами на кромке аэродрома. Следом — с «ослепшими» расчетами ПВО: зенитки стреляли в ночное ревущее небо наугад. А потом, подвесив на парашютах свои осветительные ракеты, стали добивать машины… В жилые корпуса для летного состава и палаточный городок не попала ни одна бомба. Жертв оказалось бы меньше, если б советские бойцы и техники оставались в убежище вместе с американцами, а не выполняли приказ снять с горящих самолетов хотя бы пулеметы.

Выяснение между руководством сторон — кто виноват больше? где были истребители Красной Армии? — закончилось ощутимым, пусть и недолгим, похолоданием отношений. Потом челночные рейды возобновили, хоть окончательно от трагедии база так и не оправилась. К осени необходимость во «Фрэнтике» практически отпала: Красная Армия уже продвинулась на Запад. Но в сентябре с бомбардировщиков еще сбросили контейнеры с оружием, чтобы помочь Варшавскому восстанию.

А на ноябрьские праздники «янки» прошли колонной под звездно-полосатым флагом по главной улице Полтавы, от места дислокации до здания горкома партии…

«Обращения с Украины не регистрируем»

И этот флаг, и плакат Кукрыниксов «Назначили народы-братья над вражьим городом свидание, при каждом их рукопожатье трещит фашистская Германия» сейчас в экспозиции Полтавского музея авиации и космонавтики, а памятных знаков и мемориалов, связанных с операцией «Фрэнтик», в городе несколько. Все появились после обретения Украиной государственной независимости. Хотя полной ясности — где именно лежат останки всех погибших при бомбежке 169-й авиабазы — нет до сих пор. В 2007 году оказалось: неизвестны даже фамилии пятерых зенитчиц. Расчет, который, как утверждали старожилы-очевидцы похорон, в ночь на 22 июня 1944 года «разорвало на шматки».

Секретная часть отбыла из города вслед за американцами, секреты увезла в Москву.

— Наших воинов и техников похоронили в селе Рыбцы. Девчонок — на хуторе, прямо возле аэродрома. В 60-х колхоз укрупняли, прах перенесли в село Жуки, в братскую могилу. Предположительно... — рассказал директор музея Андрей Пушкарев. Тогда, в 2007-м, он работал в Полтавском музее дальней и стратегической авиации. — Я составил соответствующее письмо для Подольска (в Центральный архив Министерства обороны РФ. — О. М.). Но знакомые, которые там служили, извинились: «Товарищ полковник, такое дело, что мы обращения с Украины даже не регистрируем». Пришлось немножко по-другому действовать.

Настойчивость Пушкарева дала результат. В перечне на стеле, что у заросшего кустарником бывшего секретного аэродрома, значатся Надя Бурмасова, Шура Володина, Маша Демкина, Шура Лихачева, Тая Хлиханова. Ниже выбито: «Військові кореспонденти газети «Правда» — майор Петр Лидов, старший лейтенант Сергей Струнников и военкор «Известий» Александр Кузнецов.

— Бомбами накрыло. Видно, выбежали из укрытия, пытались снимать налет…

Их похоронили в историческом центре, близ памятника Славы, что посвящен Полтавской битве. Позже прах перенесли. Именем Лидова названа одна из полтавских улиц. По словам Пушкарева, советские журналисты точно так же, как их американские коллеги, были внештатными сотрудниками «органов», имели звания. Потому спецслужбы вряд ли сообщат архивные подробности:

— Открыть детали — станет понятна методология. Ничего же не изменилось, только усовершенствовалось. Информационные войны ведутся по особым правилам.

Андрей Николаевич рассказал, что из множества снимков Полтавы с воздуха, которые попали в музей из Национального архива США, он сложил любопытства ради шестиметровую карту.

— Кадры легко «сшиваются», перекрывают город с пригородами. Разведка работала, «боевые камеры». НКВДшники перлюстрировали не только почту советского персонала базы, американцев тоже. Они же в большинстве своем не профессиональные летчики, а мобилизованные клерки, учителя, инженеры, музыканты, простые люди, часть добровольцами пошла. Обучение, несколько вылетов в дальней авиации и дембель! И вот пишет такой домой:

«Здешние люди вызывают уважение. Они так же, как мы, тяжелым трудом зарабатывают себе на жизнь, не то что грязные, вороватые итальянцы».

— Военные США, чьи фамилии на стеле, лежат в братской могиле?

— Американцы свое кладбище сделали. Мини-Арлингтон с государственным флагом на шесте.

Архив Управления СБУ в Полтавской области дает ссылку на справку СМЕРШа о наземном обеспечении боевой деятельности американских ВВС: «1 июня 1944 года. Госпиталь для американцев подготовлен в районном центре Полтавской области — Новые Санжары».

Госпиталь располагался в здании, которое сейчас занимает медицинский центр Нацгвардии Украины. Жаль, новейшая коронавирусная история мазнула место дурной славой. Целебный источник минеральной воды, целебный воздух, первоклассные врачи, хирургическое оборудование, доставленное из Штатов. Во времена «Фрэнтика» здесь спасали раненых, и не только граждан США. Но хоронили на специально отведенном участке исключительно американцев — по всем канонам, с воинскими почестями.

После войны тут процветал санаторий Минобороны. В одном из помещений устроили экспозицию богатств, которые союзники оставили в благодарность коллегам: скальпели разные. Краеведы утверждают, что генерал-майор Перминов, командир секретной 169-й авиабазы, несколько раз приезжал отдыхать в Новые Санжары. Тянуло его на Полтавщину.

Доктор исторических наук, профессор Владимир Сергийчук опубликовал в свое время «Акты», начинающиеся с оборота «Во исполнение директивы начальника Генерального штаба Советской армии», — представительная комиссия в присутствии дипломатов и родственников погибших провела «эксгумацию останков путем вскрытия могил» пяти американских военнослужащих перед отправкой их на родину. Так в 1950 году старший лейтенант Раймонд Эстл, старший лейтенант Пауль Хиббард, рядовой Ричард Кершнер, офицер авиации Джозеф Лукасек и сержант Дональд Симпсон в последний раз поднялись в небо на самолете.

Не союзники

На кадрах кинопленки и на архивных фото, которые Олег Безверхний привез из США в Полтаву, очень много детских лиц. Пожалуй, даже больше, чем лиц полтавских девушек, чья красота кружила головы летчикам так, что ни одной фигуре высшего пилотажа не сравниться. «Органы» едва успевали принимать меры.

«Все мы были молоды, — благодушно делился впоследствии в своих опубликованных воспоминаниях некий Щепанков, начальник оперативного отдела базы. — Американец взял любимую на борт бомбардировщика, но кто-то доложил в контрразведку, и ни девушку из инженерного батальона, ни этого летчика больше никто не видел». Существуют мемуары иного рода, не исключаю, надиктованные в кабинете СМЕРШевца, чтобы показать вышестоящему начальству — «советские вольнонаемные гражданки не торгуют принципами. Американцы часто хотели угостить нас шоколадными конфетами, но мы не брали, боялись, что отравленные». А вот запретить мальчишкам, совсем мелким оборвышам, босоте, безотцовщине военной, преследовать на улицах дядек в форме, но не фрицев, что говорят по-непонятному, но всегда раздают жвачки, «органы» не могли.

Были и другие дети. К ним американские летчики подходили сами. Тут же возникали репортеры, выстраивали композицию.

О самом известном снимке такого рода я расспросила, кажется, всех знакомых украинских историков, и безуспешно. «Боевая камера» сделала пометку на полях фото: группа в составе сержанта Вайншенкера, техника-сержанта Топпса и т.п. и «сын полка» 169-й авиабазы, помощник авиационного техника, 10 лет. Фамилия не указана. Наверное, оказалась слишком трудной для воспроизведения. На груди ребенка, на левой стороне гимнастерки хорошо видна медаль «За отвагу», самая почетная у фронтовиков.

— Раньше бы, — отвечали мне. — Теоретически, конечно, остается шанс, что человек жив и себя узнает, или родственники увидят. Если знают эту часть его биографии, конечно. А практически…

Вариант обращения в Подольск даже не обсуждался. Там украинцам не союзники.

Все тише, и тише, и тише

В сентябре 1994-го в Полтаве отмечали полвека операции «Фрэнтик». С подачи президента Кучмы мероприятие взмыло на международный уровень.

На известном аэродроме, куда пятьдесят лет не ступала нога иностранца, готовились встречать до недавних пор «стратегического вероятного противника» — из состава бомбардировочного авиакрыла с базы Дайсс, штат Техас, и с базы Барксдейл, штат Луизиана. Сотрудники посольства США, представители МИДа и минобороны Украины делали вид, что не нервничают. Главкомы ВВС стран СНГ и сводный отряд генералов завидовали молча.

Американцы, по воспоминаниям участников встречи, заходили на посадку почти «по-афгански», эффектно. Так называемый nose art самолетов не отступал от традиций, которые потрясли воображение советских бойцов и техников времен «Фрэнтика»: полногрудая дива, оскаленная пасть хищника.

Ну и с трапа сошла тройка ветеранов военной экспедиции «где-то в России» — Джо Стюарт, Чарли Бичама и Ли Кул, в окружении франтоватых летчиков нового поколения.

В верхнем ряду, по центру: Военный историк Олег Безверхний (справа) с ветераном Фрэнтика Алдоном Йелсеном и его супругой. С будущей женой Алдон познакомился в 1944-м, в Полтаве, она была медсестрой в госпитале. Снимок сделан летом 2009 го года возле Чикаго.

Впрочем, опять же по свидетельствам участников, авиабаза дальней и стратегической авиации в Полтаве произвела на гостей сильное впечатление, а после трех дней плотного общения и примерно ста тысяч зрителей, аплодировавших совместному авиашоу, стороны стали понимать друг друга без переводчиков.

В 2006 году, в соответствии с обязательствами Украины об отказе от ядерных и стратегических вооружений, часть полтавских тяжелых бомбардировщиков пустили под гидрорезаки, а остальные превратились в музейные экспонаты. Даты «Фрэнтика» отмечали еще несколько раз, все скромней и тише.

В российском документальном фильме «Сквозной удар. Авиабаза особого назначения» показали оригинал армейского журнала из Национального архива США:

«Ричард Кришнер, рядовой Первого класса, покончил жизнь самоубийством на аэродроме «Полтава».

«Не позволили жениться на любимой девушке», — подтвердила в камеру, беспомощно улыбнувшись, очень-очень пожилая бывшая связистка.

В 2016-м, на территории нынешней Одесской области, поисковая группа «Эвакуация-200» (они вывозят из зоны боевых действий на Донбассе тела погибших украинских воинов) наконец нашла место падения самолета лейтенанта Джона Мамфорда и останки летчика. Экспертиза заключила: ошибки нет, это он. Дома, во Флориде, Мамфорда, национального героя, похоронили с почестями.

В 2018-м алтайские краеведы после долгих поисков прояснили финал биографии своего земляка, генерал-майора Перминова, которого «не знает» «Википедия». Александр Романович не подвергался репрессиям. Он умер в Москве в 1969 году, покоится на Новодевичьем. В 2007-м, в соответствии с приказом министра обороны РФ «О рассекречивании архивных документов Красной Армии и Военно-Морского флота за период Великой Отечественной войны 1941‒1945 гг.», обнародовали перечень наград генерала: орден Ленина, три ордена Красного Знамени, два ордена Красной Звезды, орден Кутузова II степени, медали «За победу над Германией», «За победу над Японией».

Американская медаль «Легион заслуженных» в этом списке не значится.

Киев

Блок фотографий из Национального архива США любезно предоставлены редакции О.В. Безверхним

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera