Сюжеты

Россия не пускает, Туркменистан не забирает

Два гражданина Туркменистана застряли между странами. Мадина живет во Внукове неделю, Мырат — две

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Общество15 200

Виктория Микишакорреспондент «Новой»

15 200
 

В транзитной зоне аэропорта Внуково застряли два гражданина Туркменистана. Мадина Аширова здесь уже неделю. Мырат Италмазов — две недели. Их не пускают в Россию, потому что Россия с 18 марта закрыла въезд иностранцам. И они не могут улететь домой, потому что авиасообщение между Россией и Туркменистаном закрыто. Посольство Туркменистана не отвечает на звонки. Мадина и Мырат спят на жестких стульях, не могут сходить в душ и выйти на улицу. Сколько еще им жить между странами — никто не знает.

Мигранты спят на полу в аэропорту «Жуковский» в ожидании рейсов домой. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Мадина Аширова учится на третьем курсе Самарского университета по специальности «Международные отношения». Второй год она оплачивает свою учебу сама. Уезжает на полгода в Турцию, зарабатывает там деньги и возвращается. В этот раз она полетела в Анталию 14 марта с туристической компанией Anex Tour.

«Все началось после нашего прилета, — рассказывает Мадина. — Мы примерно неделю сидели на карантине. Компания Anex Tour сказала, что прекращает временно работу и отправляет нас обратно. Но если мы хотим, можем остаться, но они не берут ответственности. И я решила, что мне не надо оставаться в Турции. В России учеба очная, если бы я осталась и не работала, у меня были бы проблемы, я этого боялась».

«Одеяло дали, но тут очень холодно, ужасно дует кондиционер, мы спим на сиденьях.<...> Врачи приходили несколько раз. Я очень уставшая, просто сил нет», — рассказывает Мадина. Фото из личного архива

Мадина прилетела во Внуково 21 марта на самолете авиакомпании Azur Air. На паспортном контроле ее остановили пограничники, забрали паспорт и сказали, что на территорию России пустить не могут. Она иностранка, а Россия ограничила въезд иностранцам с полуночи 18 марта. «Меня никто не предупредил в аэропорту [Анталии], что такая ситуация на границе.

Туркмения меня не забирает, а Россия говорит, что я не нахожусь формально в Российской Федерации.

Я в течение двух или трех дней не могла дозвониться в посольство. Еле-еле дозвонилась, они мне сказали, что пока 200 человек не наберется, они не могут организовать рейс».

«Я иногда в истерике, конечно, потому что терпеть невозможно. Авиакомпания Azur Air меня кормит, горячее питание, курица, гречка, макароны, воду дают и кусок хлеба. Одеяло дали, но тут очень холодно, ужасно дует кондиционер, мы спим на сиденьях. Сиденья обычные железные, двигаешь, присоединяешь, берешь свою сумку, там вещи, это подушка, одеяло и все. Я не могу принять душ неделю. По всему телу аллергия, кожа очень сухая, задыхаюсь от нервов. Врачи приходили несколько раз. Я очень уставшая, просто сил нет».

В России Мадина по студенческой визе. Оплатить первый год учебы ей помогла семья. На второй и третий курс учебы Мадина заработала сама. «Я так летаю [в Турцию зарабатывать деньги], потому что у меня финансовые проблемы в семье, у меня папа не работает после инфаркта. Мама работает поваром у дедушки, у дедушки кафешка, и дедушка нам помогает».

В Анталии она работает по договору с компанией Anex Tour в торговых центрах, компания оплачивает визу, перелет, питание и жилье. Сейчас Мадина беспокоится о том, что пропускает учебу в университете и не может зарабатывать на оплату следующего семестра.

Этажом ниже в той же транзитной зоне живет еще один человек. Тоже гражданин Туркменистана, Мырат Италмазов, находится во Внукове уже две недели.

Не выпустили из транзитной зоны, и билет пропал. Так Мырат застрял между странами без денег. Фото из личного архива

Он учится в Пензенском госуниверситете на учителя физкультуры. Мырат работал в Турции в магазине, тоже зарабатывал деньги на учебу. 10 марта он прилетел в Россию по однократной туристической визе, чтобы получить справку в университете. 15 марта вылетел в Стамбул, чтобы вернуться на работу, но Турция уже закрыла границы для иностранцев, поэтому по прилету его отправили обратно в Москву.

Он увидел, что рейсы из Москвы в Туркменистан есть на 16 марта, и купил билет за 48 тысяч рублей. Но рейс был из Домодедово. Его не выпустили из транзитной зоны, и билет пропал. Так Мырат застрял между странами без денег.

Вот уже две недели авиакомпания «Победа» кормит его один раз в день. «Плохо себя чувствую, голова болит, тело болит. Сплю плохо», — говорит Мырат.

В субботу, 28 марта, после почти недели в транзитной зоне аэропорта Внуково домой улетел гражданин Киргизии Артур Гизатулин.

Несколько дней он проверял цены на билеты «Аэрофлота», вдруг — 145 тысяч.

Купить такой билет Гизатулин не мог. В субботу цена вдруг упала до 13 100. Старший оперативный дежурный погранпостов аэропортов Москвы разрешил перевезти Артура в Шереметьево. Уезжая из Внуково, Артур сказал: «У меня слезы счастья не останавливаются».

Исполнительный директор организации «Тонг Джахони», защищающей права мигрантов, Валентина Чупик пытается добиться, чтобы Мадину и Мырата тоже перевезли в аэропорт Шереметьево. Они не смогут оттуда улететь, но там есть хотя бы кровати с постельным бельем и душ. «Это депортационная тюрьма, там будет одна комната на восемь человек, три раза в день кормят, но не очень хорошей едой. Там есть как минимум два раза в неделю душ, но можно договориться, чтобы чуть чаще пускали. Окон нет, заняться там нечем, телевизора нет. Да, там не блестяще», — объясняет Валентина Чупик.

«[Чтобы перевезти Мадину и Мырата из Внуково в Шереметьево] нужен либо приказ, либо устное разрешение погранслужб. Сейчас начальник Погранпоста Внуково согласен их выпустить — при условии, если их согласны принять в Шереметьево. Для того чтобы это все устроить, я звонила старшему оперативному дежурному всех погранпостов аэропортов Москвы».

Пассажиры, сутками ожидающие вылета в свои страны, в аэропорту «Жуковский». Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Оперативный дежурный сообщил Чупик, что «данная процедура не предусмотрена. Их содержат в воздушном пункте пропуска, администрация данного пункта, пограничники не отвечают за граждан, которым въезд в Российскую Федерацию не разрешен». На вопрос, что же делать гражданам, которые не могут ни попасть в Россию, ни вернуться на родину, оперативный дежурный сказал: «Ждать решения по отправке по обратному маршруту».

— А если они умрут к тому времени?
— Если они умрут, то не полетят по обратному маршруту. А если полетят, то уже как груз.

Туркменистанские авиакомпании возобновят авиасообщение только с 1 мая, когда Россия откроет границу для иностранных граждан. В посольство Туркменистана в России Валентина Чупик дозвониться не смогла: «Там включен автоответчик, а потом факс включается. Обещает помочь член СПЧ Андрей Бабушкин».

А пока на разных этажах аэропорта Внуково Мадина и Мырат проводят дни в бесконечной ходьбе по пустым залам транзитной зоны. Сидят. Спят. Ждут.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera