Комментарии

OneWeb — отделение первой ступени

Банкротство компании-разработчика не означает крах проекта широкополосного спутникового интернета

Экономика4 287

Валерий ШиряевНовая газета

4 287
 

27 марта компания OneWeb, последние пять лет развивавшая одноименный проект спутниковой широкополосной связи нового поколения, разместила на своем сайте заявление о банкротстве в суд Нью-Йорка. «Новая газета» неоднократно писала об этом проекте и его злоключениях в нашей стране. Событие затрагивает Россию, точнее Роскосмос, напрямую. Договоры, заключенные банкротом, в том числе на запуски спутников связи нашими носителями «Союз», могут быть признаны утратившими силу. Это более 40 млн. долларов за каждый из оставшихся 18 запусков. В совокупности, с сопутствующими услугами — под миллиард долларов — сумма существенная.

Масштабная модель спутника Airbus OneWeb. Фото: Reuters

Опрошенные «Новой» эксперты сошлись в главном — проект широкополосной глобальной спутниковой связи с малым временем отклика и скоростями до 400 Мб/сек без сомнения будет продолжен и в каком-то виде доведен до результата. Потенциальные кандидаты на покупку не маленького наследия OneWeb (74 готовых к работе спутника на орбитах, 22 наземные станции, пункты управления, завод во Флориде) скорее появятся среди глобальных игроков IT-рынка. Наиболее вероятно, что это будут американские инвесторы.

Впрочем, Генеральный директор ООО «КосмоКурс» Павел Пушкин не исключил и российского участия в судьбе несостоятельного предприятия: «OneWeb заказал не только наши носители. Калининградскому ОКБ «Факел» оплачена партия в 600 плазменных двигателей управления для спутников. Контакты весьма живые. Лично я не поддерживаю возможную покупку компании, у которой производство и все управление за границей, но признаю:

если цена глобального проекта будет по-настоящему дешевой, соблазн для многих менеджеров в России будет немалый».

Признаки финансового коллапса были видны задолго до подачи заявления. Как заметил популяризатор космонавтики, основатель проекта «Открытый космос» Виталий Егоров, отраслевым журналистам было известно о судебных тяжбах между участниками проекта и попытках найти финансирование на текущие расходы. Среди причин банкротства наши собеседники назвали неверную оценку темпов развития рынка услуг спутникового интернета и отсутствие у инвесторов понимания важнейших деталей ситуации. Финансовая нестабильность на пике пандемии коронавируса, о которой говорится в заявлении компании как о причине, могла стать последней каплей, но не более.

Заканчивается эра радужных надежд, когда считалось, что на каждую машину Tesla установят персональное устройство спутниковой связи, и это величайший тайный план Илона Маска. Как визионер он может об этом мечтать. Как бизнесмен — обязан начать с банального недорогого коллективного спутникового терминала для пустынных областей с низким покрытием сотовой связи.

Потребители об этом даже не мечтают

Новым инвесторам проекта OneWeb нужно правильно понять рынок
 

Вся история банкротства OneWeb — про разрыв между высокими мечтами инноваторов и привычками потребителей. Для того, чтобы у каждой Tesla отросла индивидуальная спутниковая антенна, должна измениться вся планета. Об этом рассказал «Новой» член-корреспондент Российской академии космонавтики Андрей Ионин.

карточка эксперта

Андрей Ионин — член-корреспондент Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского, в прошлом главный аналитик НП ГЛОНАСС, главный аналитик Ассоциации «Цифровой транспорт и логистика», с 2009 по 2012 гг  заместитель директора Службы стратегического планирования ОАО «Навигационно-информационные системы», кандидат технических наук.

— OneWeb — проект огромный, вложено уже более 3 млрд долларов. И проект с большими перспективами. Банкротство наступило из-за неправильно выбранного стратегического инвестора — японского Софтбанка. Но это не означает, что такой проект не будет востребован.

Космический интернет нового уровня — необходимое условие цифровой экономики на Земле. То есть OneWeb — актив не токсичный, его можно покупать. На каких условиях его купят после банкротства, может сказать лишь человек, хорошо знающий американское законодательство в этой области, ведь заявление подано в суд Нью-Йорка.

Маломощные по нынешним временам аналоги этой системы, например Iridium, в прошлом тоже прошли этот путь. Правда, Iridium обанкротился уже после того, как была запущена вся группировка. На тот момент инвесторы потратили на него более пяти миллиардов долларов, а после банкротства продали малоизвестной фирме безо всякого конкурса за 50 млн долларов.

Видимо, по чистой случайности, на следующий день после покупки новый хозяин заключил долгосрочный контракт на услуги космической связи с Пентагоном и Лэнгли. Прошла через эту процедуру и GlobalStar — главный конкурент Iridium.

На их примере мы видим, что после банкротства спутниковые группировки продолжают существование, активно развиваются, продают услуги космического интернета на рынке связи.

Кто бы ни купил OneWeb, подрядчика по производству спутников менять не станут. И контракты на запуски нашими «Союзами» остаются на этом этапе вполне привлекательными своей дешевизной и надежностью. Вероятность, что создание группировки в будущем закончат, не меняя подрядчиков в этой части, высока.

Распределение запусков между стартовыми площадками может измениться. Сейчас это Байконур и Куру (космодром во Французской Гвиане, где построена стартовая площадка для «Союзов» — Ред.), но будущий инвестор, возможно, захочет оставить только Куру. Из имеющихся на рынке подрядчиков вряд ли выберут индийцев или китайцев. Falcon Илона Маска и тяжелее, и, как ни странно, дороже, а главное — он основной конкурент проекта OneWeb. Но насколько большим будет сдвиг по срокам, сказать сейчас не сможет никто.

Визит президента Франции Эмманюэля Макрона на космодром Куру. Фото: Reuters

Если бы Россия вошла в свое время в число инвесторов (такие переговоры шли, и обсуждались различные варианты) свои деньги она бы потеряла. Теперь ситуация стала для нас более определенной. Маск разворачивает свою систему Starlink, инвестором у него выступает Google. Никаких проблем для них пока не видно.

Starlink — чисто американская система, а OneWeb позиционировал себя как международный проект. С очень большой долей вероятности он перейдет теперь к американским же инвесторам.

Это будут лидеры сферы IT. Таким образом, обе глобальные спутниковые группировки последнего поколения будут американскими «без вкраплений». Для будущих российских пользователей это не самый лучший вариант, учитывая нынешнюю обстановку.

Является ли банкротство OneWeb ушатом холодной воды для перегретого космического рынка? Нет сомнений, что некий инвестиционный пузырь в этой сфере действительно образовался. И в определенном смысле вырос он на фигуре Илона Маска.

Таких «технологических» пузырей мы видели немало. По целому ряду направлений, если читать американские отчеты, в ближайшем будущем просто блестящие перспективы. Вплоть до добычи в космосе полезных ископаемых.

Многие проекты с отдаленными перспективами там представлялись как предприятия завтрашнего дня.

Потребностей в таких возможностях, какие сулят OneWeb или Starlink, сейчас на рынке нет, они будут нарастать постепенно. На первом этапе вполне может хватить на всех полторы-две сотни аппаратов. Но главной задачей на первом этапе считали привлечение инвесторов. И все заявления о свойствах будущих группировок (а из них произросли все публикации СМИ)  преследовали эту специфическую цель.

В том числе инвесторам рассказывали сказки. Например, говорили, что система будет работать индивидуально, буквально смартфоны будут принимать и отправлять сигналы на спутник. Эксперты указывали, что с OneWeb в прямую конкуренцию вступят дешевые наземные системы, но тогда не эти голоса делали погоду.

Инвесторов сознательно вводили в искушение, говорили, что есть семь миллиардов готовых потребителей, которые только и ждут спутникового широкополосного интернета. Но в последние полгода неожиданно появились вменяемые, спокойные интервью Маска и директора OneWeb, которые рассказали, что речь не идет о персональной космической связи: расчет строится на терминалы для коллективных пользователей, как дополнение к наземной связи. То есть перспективы вовсе не так велики, как миру пытались рассказать инвестиционные банки и разработчики.

Они торопились, пытались повести рынок за собой, за своими мечтами, а он оказался очень инертным — потребителя не переделаешь. По моим оценкам, потребность США в таких системах как Starlink и OneWeb резко возрастет года через два-три, России — через пять. Пока достаточно существующих услуг Iridium и Globalstar.

Нам надо правильно выучить этот урок. Чиновники Роскосмоса могут сейчас с радостью доложить наверх, что были правы — частный бизнес никогда не сможет вытянуть такие проекты. Только государственные компании могут получать на это деньги и ресурсы.

На самом деле банкротство OneWeb — результат неправильного выбора инвестора. Его следовало выбирать среди тех, для кого эта услуга является ключевой. Наши компании из этой сферы «Яндекс», Mail.ru или Сбербанк не являются глобальными, в отличие от Facebook или Alibaba Group. Их подвигать на такие проекты — как на малыша пытаться надеть мужские брюки. Поэтому наши частные инвесторы должны найти правильных партнеров. И, скорее всего, это будут не американские компании.

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera