Колумнисты

Вирусное перемирие

Объединиться не получится, пока политзэки в тюрьмах

Этот материал вышел в № 33 от 30 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика5 192

Леонид ГозманПолитик, президент общественного движения «Союз правых сил»

5 1921
 

Постоянно слышны призывы оставить перед лицом общей беды споры и разногласия, сплотиться и именно таким образом, как уже много раз бывало в нашей истории, победить врага. Французы не выдержали единого фронта помещиков и крепостных — если бы, мол, тогда требовать освобождения крестьян, Наполеон бы и Петербург взял. Гитлер оказался бессилен перед сплоченным народом, куда, по-видимому, входили и забывшие о разногласиях заключенные и вертухаи. Вирус, а потом, может, и те, кто нам его занесли (мы же знаем, что не китайский он, нет, не китайский), тоже сдадутся, если мы сомкнем ряды вокруг Верховного главнокомандующего.

В принципе, это правильный посыл, но в нашей ситуации он не выглядит обоснованно. Более того, за ним слышится, мягко говоря, неискренность.

Кремль, конечно, не виноват в коронавирусе. Но даже эта угроза — не повод забывать о том, что представляет собой наш режим,

а за цифрами жертв пандемии не видеть погибших в Украине и в Сирии, разрушенное здравоохранение и в целом провалы по всем направлениям и жуткую несправедливость. Вирус пройдет — это не первая эпидемия в истории человечества, — а наша власть и дальше будет разрушать страну. Кроме того, к общим для всех стран причинам неадекватных реакций на вирус — растерянности, неподготовленности — у нас добавляется то, что связано именно с особенностями нашего режима: бесконтрольность власти, презрение к людям, закрытость системы.

Политическая работа в условиях карантинных мер неизбежно меняет свои формы. Но сама по себе — например, в виде агитации против поправок Путина или его самого — она никак не мешает проведению необходимых мероприятий и не снижает их эффективности. Выполнение распоряжений в условиях ЧС — это одно, отношение к власти — совершенно другое.

Кроме того, требование сплотиться и забыть разногласия выполнимо и морально обоснованно только тогда, когда пример соответствующего поведения показывает элита. Однако, судя по выступлению Путина, ни он сам, ни его приближенные не намерены ничем жертвовать ради соотечественников. Никто не передает под госпитали свои дворцы (во время Первой мировой войны госпиталь был организован даже в Зимнем, а императрица и великие княжны работали там сестрами милосердия). Никто не раздает бесплатно на улицах маски, как это сделал в Одессе — прямо из машины — какой-то украинский бизнесмен. Но они требуют жертв и сознательности от граждан и охотятся за их деньгами.

Прекращение огня — требование к обеим сторонам. А уж если у одной — авиация и тяжелая артиллерия (полиция, суды, тюрьмы), а у другой — лишь слово, то ясно, кто должен остановить боевые действия первым. Освободите всех, сидящих по политическим приговорам, сделайте первый шаг!

Лично я не могу «сплотиться», пока в тюрьме, например, Константин Котов, да и многие другие.

Во всем мире, кстати, от США до Судана, от Ирландии до Бахрейна освобождают заключенных, осужденных за ненасильственные преступления, разгружают тюрьмы, чтобы не допустить в условиях неизбежной скученности вспышки заболеваний. Россия, конечно, идет своим путем: говорят, даже традиционная амнистия ко Дню Победы будет отложена.

Собственно, наше сплочение им и не нужно. Все ограничительные меры реализуются обычными в такой ситуации для любой страны средствами принуждения — штрафами, патрулями, видеокамерами. Им нужно, чтобы мы замолчали.

Кажется, до них стало доходить, как к ним на самом деле относятся. Конечно, давно можно было понять, но они же живут в условиях ими же созданной информационной изоляции — по телевизору показывают то, что они сами велели показывать, изображающие народ офицеры ФСБ бестактных вопросов не задают, придворные социологи убедительно объясняют, что все, мол, хорошо, прекрасная маркиза. Но волна недовольства, которую они сами своими мудрыми решениями и своим поведением и вызвали, стала перехлестывать через красные зубцы.

Они отложили «голосование» 22 апреля не потому, что озаботились сохранением жизней (если даже этот мотив был, то он не был ведущим). А потому, что испугались протестного голосования — столь мощного, что его было бы не прикрыть никакими фальсификациями. Да, в Чечне и Дагестане поправки поддержало бы 120 процентов, но они не могли просто не обращать внимания на Москву и мегаполисы. Отмена процедуры 22 апреля — победа общества и граждан. Тех, кто без всякой координации друг с другом, безо всякого «объединения оппозиции» агитировали против этого фарса — писали, стояли в пикетах, да просто говорили с соседями, формируя у людей понимание того, что только абсолютно враждебная народу власть может устраивать все это в момент эпидемии.

Насколько они напуганы, видно по тому, что они не хотят совмещать этот плебисцит с единым днем голосования. Там-то будет какое-никакое, но наблюдение, а значит, пролетят они со своей Конституцией и со своим вечным Путиным, заодно и кандидатов ЕР утопят.

Конечно, коронавирус — это очень серьезно. И мы должны пережить, но не только вирус, а и весь тот мрак, который накрыл нашу страну в последние годы. Давайте будем осторожны и дисциплинированны, давайте беречь своих близких и самих себя. Но мы обязаны помнить, что задачи противостояния этому режиму и последующего восстановления страны никакая пандемия отменить не может.

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera