Комментарии

«Чувствую ответственность перед всеми, кого пытали»

Виктор Филинков призвал требовать прекращения пыток в России

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Этот материал вышел в № 30 от 23 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество7 032

Татьяна Лиханова«Новая в Петербурге»

7 032
 

«Скоро увидимся» — так заканчивается последнее письмо Виктора Филинкова. Мы только в суде и видим его, и так уже третий год. На 23 марта было назначено продолжение судебного процесса — но Верховный суд с оглядкой на коронавирус сначала постановил ограничить доступ в суды лиц, не являющихся участниками судебных процессов, и рассматривать только категории дел «безотлагательного характера». А в пятницу, 20 марта, пресс-служба петербургских судов сообщила о приостановке заседаний по делу «Сети» (признана террористической в РФ и запрещена) до 21 апреля. Арест Виктору Филинкову и Юлиану Бояршинову еще в феврале продлили до 11 июня.

Не знаю, в курсе ли Витя последних новостей. Последние письма от него мариновали почти месяц. Что очень злит, когда знаешь, как эти письма пишутся.

У Вити дикие, не отступающие головные боли с утра до ночи, очень болит спина, из-за чего длинные письма пишутся в несколько подходов к холодному железному столу.

Иногда пытается строчить лежа — но «лежа вообще-то тоже больно, если на пузе, поэтому я немного бочком». 

Осенью 2018-го на этапе в ярославской тюрьме (возили на очную ставку в Пензу) Виктор, оставаясь в сознании, вдруг упал и на время потерял способность двигаться. Сокамерники позвали врача, отнесли на руках в медсанчасть, где ему вкололи какой-то неназванный препарат, после чего способность двигаться вернулась.

В ноябре прошлого года, когда пожелтел во время голодовки, госпитализировали в тюремную больницу им. Гааза, где диагностировали дискинезию желчевыводящих путей. В научных журналах специалисты называют ее «следствием и одним из клинических проявлений общего невроза, соматоформных расстройств, которые проявляются тревогой, депрессией, раздражительностью, нарушением сна».

Спать он не может уже давно. Тревожность и панические атаки стали накрывать очень жестко — Витя говорит, хуже, чем сразу после пыток было.

Почти полгода адвокат не мог добиться оказания адекватной врачебной помощи. Недавно только вывезли наконец на МРТ — но результат пока не сообщают.

В январе Филинкова доставляли в больницу им. Гааза к психиатру и неврологу. Невролог заподозрил грыжу и прописал капельницы и/или внутримышечные уколы — но сопровождающий арестанта врач сказал, что в СИЗО это делать не будут. Психиатр признала, что требуется основательное лечение, которое может занять от трех месяцев до полугода, с применением серьезных препаратов — но и они доступны только в стационаре.

Таблетки, которые дают Виктору в изоляторе, вроде немного помогают — написал, что «теперь чуть больше мотивации, и я вернулся к занятиям английским и математикой».

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Рассказал еще о беседе с другим психиатром: «Спросила, зачем я занимался активизмом. Впрочем, ответить не дала, а то я рассказал бы ей, как разок тащил кореша четыре километра с проломленной черепушкой до травмпункта. Точнее, до двух: в первом сказали, что не работают (ложь), а во втором охранник нас не пускал, пока я не сказал ему, что разнесу тут сейчас все, если нас не пустят внутрь. В скорую тоже звонил — сказали, не верят, что я стою на крыльце травмпункта, и охранник не открывает дверь, ибо якобы нет доктора, — и к таким шутникам, как я, они не поедут, пускай вызывают из травмпункта. В итоге все обошлось, и утром его прооперировали.

А я узнал: уборщица — 4 т. р., охранник — 6 т. р., медсестра — 12 т. р., дежурный доктор — 18 т. р. Это что такое вообще? Ну как не пойти на митинг в поддержку медиков?

Ах, на том митинге был всего 1 (один) медик! Инертные люди у нас в Омске».

В Омске, где Витя учился в университете, тогда нередки были нападения неонацистов на антифа («проломленная черепушка» — из такой, видимо, истории). Это он и на суде пытался объяснить, когда спрашивали: зачем тренировались, овладевали навыками того и этого, что вам угрожало-то, от кого собирались защищаться? Но ответ, похоже, судье был интересен не больше, чем тому второму психиатру.

Нынешнее состояние Филинкова, как и посыпавшееся здоровье фигурантов пензенского дела «Сети», может, по мнению специалистов, быть прямым следствием пыток с применением электричества.

По заключению профессора РАЕН, судмедэксперта с 40-летним стажем Владимира Щербакова, «объем повреждений при электротравме не ограничивается только местом контакта, а предусматривает развитие в организме человека различной степени выраженности функциональных, а порой и органических изменений; то есть электротравма — это травма организма в целом».

Страдает центральная нервная система — ее поражение «обусловлено как непосредственным прохождением тока через ее структурные элементы, так и нарушениями кровообращения и дыхания с повреждением нервных клеток и кровоизлияниями в мозг». Могут, отмечает профессор, возникать органические изменения в головном мозге и психические патологии.

О том же свидетельствуют и многолетние исследования Международного совета по реабилитации жертв пыток  (IRCT).

Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

По обращению российского фонда «Общественный вердикт» руководство IRCT представило свое экспертное заключение «О   признанном на международном уровне научном и судебно-медицинском методе расследования случаев  пыток с применением электрошока».  Где, например, указывается, что боли в поясничном и шейном отделах позвоночника – распространенное следствие истязаний с применением тока, когда «на пути его прохождения все мышцы находятся в состоянии судорожного сокращения». Что, в свою очередь, может приводить к повреждению или защемлению корешков спинномозговых нервов.

В документе также отмечается: «Поражения, причиненные электрошоком, могут вызывать особые гистологические изменения, которые обладают высокой диагностической ценностью как специфический признак травмы электротоком […]. Хотя судмедэкспертизу всегда следует проводить как можно скорее после предполагаемых событий, по нашему опыту, диагностические или убедительно подтверждающие диагноз признаки применения пытки электротоком обнаруживаются и спустя много лет после воздействия электрошока».

Все четверо заявивших о пытках узников дела «Сети» в Пензе и Петербурге просили о проведении такой судмедэкспертизы. Но им было отказано. Как отказывают и фигурантам других дел в разных городах страны.

«В каждой тюрьме, где бы я ни был, — говорит Виктор Филинков, — я попадаю на человека, которого пытала ФСБ: на Шпалерной в Питере, в Горелово, в Пензе, на этапе в Ярославле и Нижнем Новгороде. Сотни людей страдают от пыток ФСБ, и сядут на много лет, и про них никто не вспомнит и не напишет. Это ведь уже не секрет, что людей пытали до меня, пытают и после. Не секрет. Но это совсем не осознается. И я тоже этого не осознавал. Даже после того, как пытали меня».

Это общее наше «неосознание» мучает его сейчас больше всего, больше собственной боли и мыслей о том, какой срок вынесут ему самому. Перед возобновлением процесса по своему делу Виктор прислал вот такой текст — и ему важно, чтобы эти слова дошли не только до тех, кто прочтет их в чате группы поддержки:

письмо виктора филинкова

Перевозят меня в Горелово. Стою, дышу свежим воздухом — снежок, хорошо! А Рома мне говорит: «Черти, у них один шокер разрядился, так они второй достали!» И Паша со своим: «А? Я этим ухом не слышу». (Роман Гроздов и Павел Зломнов, обвиняемые по делу о незаконном обороте оружия, заявляли о пытках — Филинков пересекался с ними в областном изоляторе «Горелово» и, выслушав рассказы о пытках, сообщил об этом правозащитникам. Обоих истязали при задержании в служебном минивэне, как и Виктора Филинкова. Оба идентифицировали оперативного сотрудника, который активно участвовал в этих пытках. Поваленному на пол машины Зломнову, по которому прыгали люди в масках, а он все кричал «кто вы такие?», этот опер продавил пальцем барабанную перепонку со словами: «Я твой император!» У Гроздова, которого члены ОНК смогут осмотреть только через 3,5 месяца после задержания, правозащитники зафиксируют все еще видные «следы от ожогов электрошокера в области паха» и «проблемы с чувствительностью левой руки, от локтя до пальцев». — Прим. ред.)

Везут в Ярославль. Парню недавно исполнилось 18, уже в тюрьме. Пытается подавить слезы. Смотрит только в пол. «Я в мешке был… они… к пальцам провода». (Ахмед Талибов, фигурант дела о так называемой ярославской «ячейке ИГИЛ» (запрещенная в РФ террористическая организация), которому на момент задержания было 17 лет, заявил о пытках, как и его «подельник» Артур Кадиев, рассказавший об этом более подробно: надели на голову мешок, лили воду, подключив ток к пальцам ног; заставляли заучивать нужные показания, угрожали повторить: «Поедешь снова на электричке кататься».Прим. ред.)

В Нижнем Новгороде, прогуливаясь в дворике для туберкулезников, кричу соседу: «Олег, так ты в итоге подписал?» — «Конечно, и по 282-й, и по 205-й. Но сейчас уже в отказе».

А Пенза? Про Пензу знаете уже? Арман (фигурант дела «Сети» Арман Сагынбаев. Был задержан в Петербурге и доставлен в Пензу. По заявлению Сагынбаева, пытали по пути в служебном минивэне — только в его случае это не электрошокер, а прикрепленные к пальцам оголенные провода.Прим. ред.) очень выразительно умеет демонстрировать, как его трясет после ответа «я не знаю». Ну ладно, его не в Пензе же пытали.

Еду обратно в Нижний Новгород. «Дима, что с тобой?» — «Я когда шум слышу, мне так страшно становится. Я будто опять там!» — «В сознанку пойдешь?» — «Витя, я не хочу 13 сидеть... А так, может, 9 дадут». (Видимо, Димой называется Дилшодбек Юлдошов. Месяц назад его приговорили за приготовление к участию в террористической организации на шесть лет колонии строгого режима. В этом деле, похоже, тоже не обошлось без провокатора — засланного информатора ФСБ. В суде обвиняемые отказались от данных следствию показаний, заявив, что они были выбиты.Прим. ред.)

И снова Ярик (Ярославль): «Подписал. А отбеливатель опера перед обыском привезли». (Отбеливатель — бытовое средство, теперь относится силовиками к «компонентам самодельных взрывных устройств». В приговорах, выносимых по террористическим статьям, встречаются такие описания доказательств вины, как приобретение алюминиевой пудры, ацетона, кислородсодержащего отбеливателя и елочных гирлянд. — Прим. ред.)

Применим индукцию. В Санкт-Петербурге есть Управление бандитизма и пытки. Шагнем в Ленобласть — то же самое: Управление бандитизма и пытки. В Ярославской области: Управление бандитизма и пытки. И в Нижнем Новгороде. И в Пензе. Пытки, длящиеся в пространстве и времени. В каждом регионе РФ есть свое Управление бандитизма. Пока так будет — в РФ будут пытать. Необходимо признать ФСБ запрещенной в России организацией.

Я чувствую ответственность перед ребятами, которых пытают. Я пытался, чтобы дела по конкретным установленным мною фактам получили огласку. Выложил все Федотову (Михаил Федотов — до октября 2019 г. председатель СПЧ.Прим. ред.), а рядом сидела Кузнецова (Елена Кузнецова — помощница начальника УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области по соблюдению прав человека в УИС.Прим. ред.) и верещала: «Вы понимаете, что это может повредить этим людям? Понимаете?» Понимаю, но сообщаю только о тех, кто дал на это разрешение. Все боятся. Все сидят. Кто-то окончательно сломлен. Кто-то упорствует в несознанке. О них не напишут в газете. Им не посвятят песню.

Кому-то мама сделает передачку. Кто-то одинок. Кто-то покончит с такой жизнью. Нет, конкретный случай ничего не решит. Это системная болезнь. Думаете, это не коснется вас или ваших близких? Почитайте заключение ОНК Санкт-Петербурга от 16 октября 2018 г. Бандитам плевать, анархист вы, бизнесмен или полицейский.

Осознайте! Постоянно по всей России пытают. Тысячи лет заключения. Пытаемые получают 86 лет по одному только пензенскому делу. На очереди я, Юлик.

Осознайте!

Нам с вами удалось привлечь к проблеме пыток внимание. У нас может получиться ее решить. У нас должно получиться — я обещал ребятам помочь.

  • Требуйте полномасштабного решения проблемы пыток.
  • Приходите в суд, чтобы убедиться в том, что происходит, и чтобы поддержать нас.
  • Требуйте отмены пензенского приговора.
  • Требуйте наказать виновных.
  • Требуйте прекратить пытки в России.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera