Сюжеты

Помидоры вроде есть, а терсообщества — нет

В деле «Сети»* не оказалось ни устава, ни съезда боевых ячеек. Зато обнаружились списки покупок и любовная переписка

Фото: Елена Лукьянова / «Новая»

Общество30 880

Татьяна Лиханова«Новая в Петербурге»

30 8802
 

Год назад, когда на заседании Совета по правам человека президенту рассказали о пытках в деле «Сети», Владимир Путин в ответ зачитал по бумажке: «Вот смотрите, что у меня в справке написано… [по] «Сети». По местам сбора и жительства участников «Сети» обнаружено и изъято — изъято! — учредительные и программные документы терсообщества, ясно говорящие, что это такое своеобразное сообщество…»

Но никаких программных документов нет.

Кулинарно-эротический устав

Есть только похожий на черновые наброски текст и «не имеющие содержательной связи эпизоды», «установить смысловое содержание которых не представляется возможным». К такому выводу пришли пять специалистов Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы Минюста, выполнившие по решению суда комплексную психолого-лингвистическую экспертизу материалов, отнесенных следствием к содержимому электронных носителей фигурантов пензенского дела «Сети».

Два из них перекочевали из пензенского дела в питерское: к доказательствам вины Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова причислили содержимое файлов «Положение.docx» и «Съезд (2017)».

Первый следствие относит к содержимому жесткого диска, изъятого у Армана Сагынбаева, этот файл содержит текст, оцениваемый следствием как устав терсообщества под кодовым названием «Свод Сети».

Второй якобы находился в изъятом у Ильи Шакурского ноутбуке Toshiba и содержит протокол «съезда», будто бы проведенного на съемной квартире в Петербурге то ли в феврале, то ли в марте 2017 года. С точной датой силовики так и не определились. В материалах дела есть письмо сотрудника УФСБ России по Пензенской области, где признается:

«Установить квартиру, в которой проводился съезд террористических ячеек сообщества «Сеть» […], а также обстоятельства его проведения не удалось».

Защита Виктора Филинкова ходатайствовала о назначении комплексной экспертизы по так называемому «Своду Сети», предлагая поставить перед специалистами вопросы о целостности и законченности текста, его структуре и взаимосвязи отдельных частей. Но судья Юрий Муранов постановил исследовать еще 20 других пензенских файлов (хотя они не включены в питерское обвинительное заключение) и поменял вопросы. Экспертам предписывалось оценить наличие в текстах признаков пропаганды или оправдания терроризма, экстремизма, идеологии насилия, побуждения к насильственному изменению конституционного строя (в том числе путем революции), возбуждения розни, вражды, ненависти по отношению к группе лиц.

Ничего из перечисленного эксперты не обнаружили ни в «Своде», ни в «протоколе съезда». Но разобрав эти тексты, по сути дали ответы и на испрашиваемые защитой вопросы.

Экспертиза сделала вывод о невозможности «определить смысловое содержание» текста файла «Положение». Документ, выдаваемый следствием за устав терсообщества, оказался «текстом с неоднородной структурой и содержанием с нарушенной нумерацией разделов и периодически повторяющимися одинаковыми фрагментами». Где рассуждения о преобразованиях общества перемежаются списками покупок («Салат, чиабатты, муку нормальную только. Высшего сорта. Помидоры вроде есть, упаковка есть. Ну и булки, конечно, 24 штуки»), интернет-ссылками и фрагментами личной переписки с выяснением сексуальных предпочтений («А ты меня сможешь полюбить?»; «Ты будешь меня учить всему что тебе нравится и что нельзя? И не срываться (если за тобой такое водится, ибо я не знаю), если с 1 раза у меня идеально получаться не будет»; «Наша постель — только наша и никуда это не должно уйти»).

Заседание суда по делу «Сети» в Петербурге. Фото: Елена Лукьянова, «Новая газета»

Эксперты оценили текст «Положения» как «разорванное фрагментарное повествование», отметив его «незавершенность и содержательную неопределенность». По мнению специалистов, он «является неоконченным, возможно, черновым вариантом».

Между тем, согласно обвинительному заключению, участники терсообщества планировали сначала «разработать основополагающие документы, отражающие цели создания и функционирования межрегионального террористического сообщества «Сеть», а затем создать его».

Но, выходит, базовых документов так и не появилось (во всяком случае, другого устава в распоряжении обвинения нет — только вот этот, с помидорами). А без них, если держаться предложенной самим следствием логики, и «Сети» быть не могло.

Однако в приговоре, уже вынесенном по пензенскому делу, утверждается, что именно на основе уставного документа «Положение», он же «Свод Сети», Пчелинцев к августу 2016 года «объединил единомышленников из других регионов» в террористическое сообщество «Сеть».

Протокол нулевой готовности к революции

Вторая подпорка обвинения — «протокол съезда» — теперь тоже выбита заключением экспертизы.

В этом документе, кстати, есть раздел под заголовком «Дополнения к своду: дописать и принять», что также свидетельствует о том, что к моменту проведения «съезда» (февраль-март 2017 г.) «устав» не был принят. А потом ничего, собственно, и не происходило — в материалах дела нет данных о каких-то тренировках или встречах в последующий период.

Сам «протокол» экспертизой оценивается как опросник, созданный «перед очным собранием членов организации». Где его участникам еще только предстояло обсудить эту организацию «и связанные с ней вопросы функционирования, идеологии, развития и пр.».

Пикет перед зданием суда. Фото: Елена Лукьянова, «Новая газета»

В заключении также отмечается:

«Характер большинства формулировок вопросов и ответов, а также определение сообщаемого как «проекты решений» указывают на отсутствие в тексте объективной модальности. Сообщаемое представлено как возможное, желаемое, предположительное, сомнительное — т. е. не как реальное положение вещей на момент написания текста».

О том, что участники встречи еще лишь сверяют свои позиции и обмениваются мнениями, говорит и название одного из блоков предложенных к обсуждению вопросов: «Формулирование общей идейной платформы». Он, как указано в экспертизе, «посвящен вопросам идеологии, политики, экономики и принципам организации «нового общества» с целью выработки единой концепции для всех групп респондентов».

Отмечается также, что «на момент создания настоящего текста организация не имеет утвержденной символики, названия», а участники «не выработали общую четкую политическую идеологию».

Некоторые темы опросника выглядят особенно экзотичными для собрания террористов: как, например, «гуманизация среды обитания человека»,

«основные принципы реорганизации культуры» с тезисами о праве на «свободное творческое самовыражение каждого человека» или «экологические аспекты нового общества» с утверждением «любая жизнь самоценна».

В пензенском приговоре упомянуты показания оперативного сотрудника Вячеслава Шепелева, согласно которым на «съезде» «все выразили готовность к свержению власти вооруженным путем, проведению диверсионных и террористических акций».

Однако эксперты признаков такой всеобщей готовности в «протоколе съезда» не обнаружили. По их оценке, в документе рассматриваются возможные сценарии развития ситуации в стране, включая революционную. Но «собственно «революция» производится не силами «участников Сети» а «народом», «народными массами». Да, при этом также «моделируются ситуации», когда группы сообщества выступают инициаторами разрушительных действий против группы «государство». Но «по сообщениям респондентов, насильственный сценарий является нереальным из-за низкой или нулевой готовности группы к таким действиям»; «революция» представляется ими как «желательное, но не реальное, сомнительное и трудно осуществимое».

Эксперты указывают на «отсутствие в тексте реальной модальности» и «отсутствие единодушия», что «препятствует объективной выраженности в тексте лингвистических признаков призыва к совершению насильственных, разрушительных действий». В ответах по этой теме «отсутствует компонент “убеждение“» — но есть «неуверенность, сомнение, затруднение дать ответ на вопрос».

Выявленные в текстах «Свода Сети» и «протокола съезда» несуразицы и разночтения могут объясняться и причинами, выходящими за рамки экспертизы.

Как было установлено в пензенских судебных заседаниях, соответствующие файлы подвергались изменениям уже после ареста владельцев электронных носителей и автором в метаданных указан shepelev.

*Организация признана террористической и запрещена в РФ.
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera