Колумнисты

Кандидат «нет поправкам»

Почему обсуждают не то, когда говорят о Конституции

Этот материал вышел в № 24 от 6 марта 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика95 250

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

95 25030
 

Президент внес поправки в Конституцию, и случилась одна ужасная вещь, на которую и рассчитывали кремлевские технологи, — их принялись обсуждать.

Почему это ужасная вещь?

Потому что все эти поправки — и комичные, вроде Бога, и замшелые, вроде «брак — союз мужчины и женщины», и ужасные — вроде тех, которые запрещают Навальному баллотироваться в президенты и позволяют России не исполнять решения международных судов, — это мелочь по сравнению с самым главным, ради чего все затевалось, а именно — с самим фактом принятия поправок к Конституции.

Потому что после того, как поправки будут приняты, у нас будет новая Конституция, и эта новая Конституция автоматически даст Путину право баллотироваться в 2024 году на новый срок.

Вы скажете — как же так? Ведь в новых поправках совершенно отчетливо написано: «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков» (ст. 81.3). Даже слово «подряд», из-за наличия которого у нас в 2008 г. президентом стал Медведев, — и то вычеркнуто.

А очень просто: потому что сам факт принятия поправок автоматически нажимает на кнопку reset и обновляет сроки.

И когда Владимир Путин внесет свою кандидатуру и скажут: да как же! Да вон он же уже пятый срок собирается пахать на галерах! То, как заметил первым еще Пионтковский, последует разъяснение: «Те сроки были при прежней Конституции. А теперь Конституция новая, на кону мочало, начинай сначала».

Вот это самое главное. Вот это — ради чего все затевалось. А все остальное, над чем сейчас шутят: Бог, брак как союз мужчины и женщины и даже право наплевать на 50 млрд долл., присужденных акционерам ЮКОСа, — это все дело сто десятое. Кремль бы и так никогда Навального на выборы не пустил, без всякой Конституции.

Соответственно, в такой ситуации референдум по вопросу о поправках в Конституцию — какой бы он, этот референдум, косой и кривой ни был — превращается в референдум по простому вопросу: вы хотите, чтобы Путин правил пожизненно или нет?

И смешно говорить, что «все равно посчитают как надо», «зачем ходить» и «в Чечне будет 130 процентов».

Нет, не посчитают.

В Москве на летних выборах поснимали всех оппозиционных кандидатов — и то Метельский не прошел. Люди специально пришли и проголосовали за спойлеров. А тут, при референдуме, все устроено так, что главного кандидата — кандидата «нет, я не хочу, чтобы Путин правил в пятый раз» — снять невозможно.

И нет, не получится в Москве неправильно посчитать, потому что будут наблюдатели. А если наблюдателей будут выкидывать из окошек — то после референдума люди выйдут на улицы.

После выборов-2011 выходили со словами «я не голосовал за этих сволочей, я голосовал за других сволочей». Неужели вы думаете, не выйдут, если, скажем, 60% в Москве проголосует против изменений в Конституцию, а избиркомы нарисуют 70% «за»?

Опыт показывает, что именно такого рода референдумы становятся главными испытаниями для иллиберальных правителей, что в Турции, что в Венесуэле.

Именно поэтому нам сейчас всячески дурят башку. Собирают вместо Конституционного собрания какой-то безумный референдум. Сообщают, что Путин подпишет поправки к Конституции 18 марта, а референдум будет 22 апреля. Затевают обсуждение поправок, которые действительно безумные и делают Конституцию чем-то вроде гибрида из поваренной книги, Торы и Рухнаме. Какие-то поправки уберут. Это с торжеством представят как победу здравого смысла: мол, все теперь, голосовать за это можно. Нам будут рассказывать, что голосуй не голосуй — все равно, что лучше не прийти на участок, что надо испортить бюллетень. Словом, власть делает все, чтобы приуменьшить значение референдума и отбить охоту на него ходить.

Это все не имеет значения. Это — операция прикрытия. Поправки — операция прикрытия. Дискуссия — операция прикрытия.

Значение имеет только одно. Изменение Конституции позволяет Путину баллотироваться на пятый и шестой срок. Референдум по Конституции — это на самом деле референдум о пожизненном правлении Путина.

Но кандидата по имени «нет поправкам» власть не может снять с выборов. Она может только замутить воду. Именно поэтому поправки и принимают так рано, чтобы это было еще не так очевидно.

И если в этих условиях оппозиция в Москве не сможет собрать голоса за кандидата «нет поправкам» — значит, грош ей цена.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».

Топ 6

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera