Сюжеты

Счастливый этап

Первое УДО по «маковому делу»: на свободу выходит Евгения Полухина

Полухины у семейного кафе. Фото: VK

Этот материал вышел в № 18 от 19 февраля 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

4
 

17 февраля Кромской районный суд Орловской области удовлетворил ходатайство об УДО 34-летней Евгении Полухиной, работавшей в семейном бизнесе — кафе под названием «Очаг» в городе Воронеже.

Никакой проблемы в самом факте этой работы, конечно, не было. Ее в жизнь Жени, ее семьи и тысячи таких же мелких предпринимателей и коммерсантов принесла существовавшая некогда ФСКН. В какой-то момент эта структура под руководством Виктора Иванова пачками стала сажать бизнесменов за продажу кондитерского мака. Кондитерский мак невозможно очистить до стерильности, а по закону даже остаточные следы с множеством нулей после запятой уже состав преступления. А крупная партия кондитерского мака путем умножения дает крупный оборот наркотических средств. Итог: однотипные следствие и суды, приговоры как под копирку, этапы, колонии, искалеченные судьбы.

Полухиных — Женю, маму, папу и родную тетю — судили в 2015 году. За «сбыт наркотиков», то есть за продажу кондитерского мака. Сроки вышли дичайшие:

глава семейства, отставной офицер Александр Полухин, получил 8,5 лет строгого режима, его родные — по 8 лет и 3 месяца.

К моменту приговора они были уже измотаны — следствие и суд длились в общей сложности 5 лет.

Женя Полухина. Фото: VK

Женю год держали в СИЗО до суда, потом отпустили под залог, потом посадили до суда ее отца (якобы нарушил условия подписки), а потом посадили уже всех в полном составе. Вину они так и не признали (хотя предлагали не раз и суммы называли конкретные).

Александра Петровича этапировали под Воронеж, Женю с мамой и тетей — в Орловскую область.

Женя Полухина — мастер спорта по художественной гимнастике. Когда-то в свою школу ее звала Алла Духова, танцевать в «Тодес». Родители побоялись отпускать Женю в чужую, незнакомую Москву. Дурацкое сослагательное наклонение «если бы». Но так и хочется его здесь ввернуть: «А вот если бы уехала, ведь все могло сложиться иначе».

Но все сложилось так, как сложилось.

Гимнастику Женя станет преподавать в колонии. Ей это посоветует местный психолог, видя, как тяжело она переживает произошедшее со своей семьей и изоляцию в частности. Спасибо тюремному психологу. Это помогло.

Ну, и кроме гимнастики, стандартный набор — швея, повар, оператор ЭВМ, библиотекарь, ведущая театрального и литературного кружка, участник спортивных соревнований и фестиваля «Калина красная» — за пять лет Женя освоила все, что только можно. Чтобы не сломаться. А сломаться было от чего: он на воле не дождался, у отца в своей колонии — больное сердце, у мамы в другой колонии обнаружили запущенный рак и долго не хотели вывозить в больницу. В конце концов вывезли, но на свободу по болезни не отпустили.

Женя Полухина выдержала это. И с таким багажом подошла к моменту, когда можно просить об УДО (после двух третей срока).

Могу ошибаться, но мне показалось, что администрация ИК в поселке Кромы от нее без ума. Хотя она с этой администрацией в том самом плохом смысле слова никогда не сотрудничала. Феномен Женьки — она притягивает к себе людей.

17 февраля представитель колонии и прокурор едва ли не хором просили судью с надменным взглядом Маргариту Гридину отпустить Женю.

Честно — я видела такое в российском суде впервые.

Они говорили, что она «исправилась», «оснований в дальнейшем отбытии наказания «не усматривается», и что наконец «она проявила себя с самой лучшей стороны».

«У нее 9 поощрений, взысканий нет», — говорил сотрудник колонии и зачитывал крайне положительную и детальную характеристику на Женьку.

А Женя по телетрансляции, уставшая после рабочей смены и, как мне казалось, готовая заплакать от этой усталости и ожидания в любой момент, молчала.

Заседание по УДО Полухиной. Фото: Вера Челищева / «Новая»

Судья провела в совещательной комнате 45 минут. И долго читала решение, только в самом конце произнеся заветные слова, в которые никто из нас — меня, Жениной сестры Яны, обозревателя «Новой» Ольги Бобровой — не верил до последнего.

«Полухина доказала свое исправление и подлежит условно-досрочному освобождению», — сказала судья Гридина.

Женя просто закрыла глаза.

Через 10 дней, когда решение вступит в силу, она должна быть дома. Пока дом будет полупустой. Потому что папа, мама и тетя еще сидят.

Но очень хочется, чтобы у Женьки начался наконец счастливый этап жизни.

P.S.

Осенью 2019 года 62-летнему Александру Полухину отказали в УДО («не исправился»), апелляция назначена в Воронежском областном суде на 20 февраля. Срок УДО у Марии Полухиной и Нины Чурсиной наступит в 2021 году.

Поселок Кромы Орловской области — Москва 

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera