Колумнисты

Недоросли в кожаных передниках

Пытать разрешено, потому что власть видит гарантию своего выживания только в борьбе с заговорщиками

Общество42 473

Юлия ЛатынинаОбозреватель «Новой»

42 47336
 
Кадр из фильма «Трудно быть Богом». Фото: kinopoisk.ru

Помните знаменитый пассаж из «Трудно быть богом», когда дон Румата слушает разговоры палачей, — «полуголых грудастых недорослей в кожаных передниках»?

«У костоломки есть такой винт сверху, так он сломался». «Когда жиру много, накалять зубец не след, все одно в жиру остынет. Ты щипчики возьми и сало слегка отдери». «Эх, мне бы мясокрутку применить, а я его сдуру ломиком по бокам…».

«Смотрите, смотрите, друзья мои, думал Румата, медленно поворачивая голову из стороны в сторону. Это не теория. Этого никто из людей еще не видел. Смотрите, слушайте, кинографируйте…».

Посмотрим и мы.

«У одного из них руки были в белых медицинских, резиновых перчатках, он достал динамо-машину и поставил на стол, канцелярским ножом зачистил два провода, сказал мне, чтобы я оттопырил большой палец ноги…. Затем [человек] в перчатках стал крутить ручку „динамо-машины“… меня охватила паралитическая боль, я стал кричать, начал биться спиной и головой о стену, между голым телом и каменной стеной они подложили куртку».

Это — показания Дмитрия Пчелинцева, которого только что Пензенский военный суд посадил на 18 лет за организацию террористического и признанного в России запрещенным сообщества «Сеть».

Дмитрий Пчелинцев. Фото: Оксана Маркеева, адвокат 

«Контакт плохой, бьет слабо», — пересказывал Пчелинцев слова палачей. «Отрезают палец и говорят съесть — ты его ешь».

Как там у Стругацких?

Полуголые грудастые недоросли.

«В камеру зашли три человека в масках … Я сел, мне завязали глаза какой-то тканью, я был в одних трусах, сзади руки мне завязали скотчем. … Мне начали подавать ток. После чего Вячеслав Шепелев, который держал меня во время подачи тока, потому что боль была настолько невыносимая, что у меня дрожали ноги и я падал постоянно со скамейки…».

Это — Илья Шакурский, 23 года, учился на физмате Пензенского университета, после ареста был отчислен за непосещение занятий. Помогал центру спасения бездомных животных, занимался экологией, и впервые попал в поле зрения грудастых недорослей еще в школе, когда сагитировал одноклассников на очистку от мусора речки Мокши. После этой-то акции в школу и пришли органы.

Шакурский получил 16 лет.

Илья Шакурский. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Что шьют этим людям потные недоросли в кожаных передниках, кроме того, что эти люди были антифашистами, и, в точности как в «Трудно быть богом», умели читать (некоторые с трех лет) — читали Фромма и Фуко, Кропоткина и Бакунина, и даже, страшно сказать, Толстого и Маркса. Толстой и Маркс проходят по делу как вещдоки, и их книги теперь постановили уничтожить «как средство совершения преступления, не представляющее ценности». 

Простите за банальную аналогию, но Маркса, помнится, последний раз жгли в нацисткой Германии.

Что шьют Пчелинцеву, Шакурскому, Чернову, Иванкину, Сагынбаеву, и др.? Ни более ни менее чем туннель от Бомбея до Лондона.

Им шьют создание террористической организации «Сеть», которая должна была совершить теракты перед выборами президента России и чемпионатом мира по футболу, «раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране», и поднять вооруженный мятеж.

Телекомпания, которая когда-то называлась НТВ, даже сняла фильм о подготовке «Сетью» боевых отрядов в Петербурге и Пензе, а в качестве доказательства показала игру в страйкбол, в которую они играли.

Согласно ФСБ, страйкбол был подготовкой к «вооруженному мятежу», команды по страйкболу, — ячейками «Сети», а турпоходы — «незаконным овладеванием навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи».

Страшно даже подумать, какие обвинения ФСБ может предъявить российской сборной по биатлону, — и полностью доказать их, присоединив провода к гениталиям.

Тут надо понять, что в деле не то что нет доказательств, кроме как полученных методом Веселой Башни. В деле вообще один сплошной тоннель от Бомбея до Лондона.

Чтобы понять всю дутость этого дела, сравним, его допустим, с какой-нибудь реальной террористической группой, разоблаченной ФБР, вот, например, с Ньюбургской четверкой, Newburgh four.

Четыре афроамериканца обратились в ислам, захотели попасть в рай, и решили, что лучший способ это сделать — взорвать еврейский центр в Бронксе и сбить самолет «стингером». Купили «стингер», купили три бомбы, купили телефоны, сделали взрыватели, присоединили взрыватели к бомбам, разложили их по машинам, поставили машины возле синагоги и еврейского центра в Бронксе и поехали сбивать самолет. Тут их и повязали, — со «стингером» и пр. Оказалось, что «стингер» ненастоящий, взрывчатка фальшивая, а пакистанец, который координировал их усилия по достижению рая — агент ФБР.

Вот у меня вопрос: где «стингер»? Где СВУ с примотанными телефонами? Где переговоры террористов?

Нету.

Вместо них — зарегистрированный карабин «Сайга», Маркс («Наемный труд и капитал»), да банка с аммиачной селитрой и алюминиевой пудрой, которая водится в хозяйстве у всякого уважающего себя анархиста. Да поножи господа бога на 220 вольт.

Кто сказал, что в России прогресс не стоит на месте? Это в Арканаре была простая мясокрутка, а наши кожаные передники научились использовать электричество.

Нет сомнения, что все эти антифа презирали режим. Ну и? У нас вон пранкеры повесили в лифте портрет Путина, так весь лифт плевался.

Их что теперь, тоже арестовывать? И шить электрифицированной мясокруткой террористическую организацию?

Нет сомнения, что все эти люди были левых взглядов. И играли в страйкбол. И ходили вместе по лесам.

И?

И все.

Ну если бы эти нехорошие люди собирались совершить теракты перед чемпионатом мира по футболу, почему же не повязать их на месте преступления, — с закладками, с СВУ, с видео?

Это же как с журналистом Иваном Голуновым. Если бы он действительно распространял наркотики, почему не повязать его в момент закладки им наркотика или продажи?

В день вынесения приговора пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заверил публику, что «президент неоднократно разбирался с этой ситуацией» и что «в данном случае какое-либо иное вмешательство в действия следственных органов невозможно».

Пикет у здания ФСБ в Москве. Фото: Фариза Дударова, специально для «Новой»

В переводе – этот приговор есть отражение личных внутренних установок президента. Он есть отражение мира, в котором каждый пластиковый стаканчик, брошенный в полицейского — это теракт.

А если в страйкбол играют люди, которые читали Кропоткина и в школе программировали, то это вообще конец света. Другое дело всякие социально близкие, которые грабят на Донбассе. Это — никакие не боевики и не террористы, так же, как и люди, которые разделывают на куски пленного сирийца, режут, пытают, поджигают, — и даже позируют при этом на видео.

Это никакие не боевики, никакой не теракт и вообще даже не убийство.

Разве это можно сравнить с турпоходами в лес с целью «незаконным овладеванием навыками выживания в лесу и оказания первой медицинской помощи»?

Дело «Сети» — никакой не эксцесс. Не история перестаравшихся провинциальных чекистов, которые сочиняют заговоры ради звездочек и чтобы потом было сподручней кошмарить бизнес.

Это — отражение нового тренда. «Везде, Владимир Владимирович, враги, и только мы вас от них защитим». Это — отражение истовой убежденности власти, что все, кто недовольны тем, что происходит с Россией, — это не из-за чиновничьих дворцов и народной нищеты, воровского правительсва и откатов в пять концов, не из-за стремительно, позорного отставания страны во всем, — в медицине, в науке, в образовании, не из-за стремительного превращения России в Арканар.

Нет, это все заговор.

Проблема, конечно, тогда в том, что в этом заговоре участвуют уже, похоже, большинство населения России. Включая обыкновенных жильцов обыкновенного дома, в котором в лифте пранкеры повесили портрет Путина.

Je suis Сеть.

Как там у Стругацких?

«Смотрите, смотрите, друзья мои, думал Румата, медленно поворачивая голову из стороны в сторону. Это не теория. Этого никто из людей еще не видел. Смотрите, слушайте, кинографируйте…».

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera