Колумнисты

КБ «Конституция будущего»

Инициатива всенародно обсудить поправки уже породила два разных публичных процесса. В каком из них участвовать — ваш выбор

Фото: Анна Майорова / ТАСС

Этот материал вышел в № 11 от 3 февраля 2020
ЧитатьЧитать номер
Политика8 739

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

8 73912
 

Партия «Яблоко» заявила о создании «Общественного конституционного комитета», в учредители которого Григорий Явлинский пригласил беспартийных — Владимира Рыжкова, Евгения Гонтмахера и меня. 24 января было объявлено, что альтернативные поправки к Конституции уже накапливаются, что «Яблоко» не намерено монополизировать процесс их обсуждения, но лишь предоставит для него площадки (включая 78 региональных), а формировать тексты будут известные ученые-правоведы.

Известные правоведы эту информацию тут же «не подтвердили, но и не опровергли». После связанной с этим паузы я попытаюсь объяснить, что происходит с «поправками».

Конституция — это сложно организованный текст. Фактический государственный строй и режим могут значительно отличаться от того, что написано в Конституции, и мы знаем тому массу примеров, но сравнивать их надо именно с текстом, описывая с этой целью фактическое положение дел тоже как (отличный) «текст», то есть структуру.

Однако «операция «поправки» стала венцом давно идущих процессов — подмывания столпов, на которых держится публичная сфера: государства, суда, политических партий и неправительственных организаций, а также девальвации экспертного знания, то есть как раз последовательного размывания структур гражданского общества.

Выступая с инициативой широкого обсуждения,

Владимир Путин упустил из виду, во что за годы его правления превратилось публичное пространство страны.

Парламент у нас давно «не место для дискуссий», так называемые партии — «ЕР» с сателлитами — способны проводить лишь «сигналы» и только сверху вниз, они не годятся для обмена суждениями, по их состоянию нельзя понять и действительные настроения в обществе. Выхолощены и другие механизмы цивилизованного дискурса: собранные под крыло государства медиа превращены в «СМИ» (где главное слово — «средство»), форматы пропаганды позволяют топтать оппонентов, но ни в коем случае не прислушиваться к их мнению, и даже в судах бывает услышана только одна сторона — обвинения, а защиту никто не принимает всерьез.

Поэтому как всегда неожиданные (при том что и давно ожидаемые) предложения президента произвели эффект метания палки дрожжей в сортир. Все, что полезло наружу, аморфно и невнятно, как, впрочем, и сами «поправки». Все тут оказывается не тем, чьим именем называется. Как не раз предупреждал Мераб Мамардашвили, засада в том, что слова чаще всего одни и те же — смыслы разные. Из этого невозможно создать Текст.

Между тем своей инициативой президент открыл ящик Пандоры. Рабочая группа, где функционеры от «политики» усилены спортсменами и деятелями искусства, уже выдала «более сотни» дополнительных предложений: от анекдотических — вроде замены поста президента должностью «Верховного правителя» — до закрепления за православием статуса господствующей религии — а вот это уже просто опасно для государства.

Затея Явлинского, поддержанная «Новой», разумеется, будет названа шутовской — но теми, кто сам инициировал процесс, тотчас превратившийся в скоморошный. Идея (в стиле «наив») состоит в том, чтобы, во-первых, структурировать тексты — применительно к предлагаемым сверху и альтернативным поправкам, во-вторых, попытаться организовать в наличном болоте структуры. Точнее — воспользовавшись случаем, нарастить поддержку партийных структур «Яблока», как-никак создававшихся в течение 30 лет и объединивших не самых невежественных граждан страны.

Вот от этого и шарахнулись настоящие эксперты. Что ж, они боязливы (в отличие от политиков, которые не эксперты), смело высказываются те, у кого есть вид на жительство за рубежом. Но и вставшим в очередь, чтобы претворить в текст предложения президента (а в списках фигурируют и весьма известные имена), тоже не позавидуешь. С какого боку к принципу разделения властей прилепить «Госсовет»? Как выкрутить «приоритет суверенитета», не трогая 1-ю, 2-ю и 9-ю главы Конституции? Бумага все стерпит, но ответа в рамках Конституции же на эти вопросы нет.

Забавно будет, если через месяц-другой Путин скажет: ну, если так не получается, давайте как-то по-другому

— например, объединимся с Беларусью. Может же и такое быть? Вполне.

Тем временем, хотели этого инициаторы «поправок» или нет, они запускают процесс резкой политизации «масс». Само повторяемое через раз слово «Конституция» записано в сознании общества жирным шрифтом: граждане взволнованы и стали валентны — лазят по интернету и ищут, к какой точке зрения примкнуть. Это делает затею с референдумом (или опросом, черт их поймет) рискованной для власти: вместо предполагаемого роста ее легитимности можно получить много «черных шаров». В конечном итоге так называемое экспертное знание превращается в просто общедоступное знание и понимание того, что в стране нет Конституции, Конституционного суда, а как следствие — вообще суда (а есть одно только пыточное следствие). Из такого понимания и рождается классический вопрос: что делать? А то, что надо так или иначе делать, — это, увы, и есть политика.

Один из наиболее влиятельных исследователей публичной сферы, автор концепции «коммуникативного разума» Юрген Хабермас рассматривает современную политику как «дискурс» — обмен различными точками зрения, выработку общих позиций для принятия решений, обязательных в таком случае для всех. Он называет и правила организованного дискурса, главное из которых состоит в том, что «никто из желающих внести релевантный вклад в дискуссию не может быть исключен из числа ее участников».

У нас «политика» не современная, а заповедная, полузапретная сфера, требующая «допуска», и в этих условиях, в общем, не имеет большого значения, что будет написано в «поправках». Но раз уж началось, мы тоже хотим принять в этом участие: открылось окно возможностей для образования органических (не симулятивных) структур. Вот для этого, а не для революций и захвата власти, и нужна партия.

Получив предложение стать одним из учредителей Общественного конституционного комитета, я взвесил, не будет ли это просто пиар-кампанией «Яблока». Нет — если удастся наладить связь между экспертами (на уровне текстов) и массами граждан (на уровне их обсуждения), если публичный дискурс будет вестись вокруг предметных государственно-правовых конструкций, а не просто «о положении в стране».

Вообще дискурс (по Хабермасу) полезен уж тем, что он ведется, что общие проблемы проговариваются, а не так, что решения о будущем страны валятся из Кремля как снег на голову — и у «коммуникативного разума» просто сносит крышу.

Как запущенный сверху процесс пойдет внизу в условиях искривленного, а местами и непроходимого публичного пространства, предсказать сложно. Пока мы уже имеем два параллельных «дискурса» о поправках к Конституции. Первый «увенчается успехом», хотя его степень надо будет еще оценить. Результатом второго станет, по крайней мере, какой-то проект относительно будущего. И мы пока остаемся в публичной сфере.

Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera