Сюжеты

Обвинения на песке писаны

В Беларуси одновременно исчезли руководители всех сахарных заводов

Учения КГБ РБ. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 10 от 31 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество20 878

Ирина ХалипСобкор по Беларуси

20 8781
 

Такой детективной интриги в Беларуси не было давно. Да что там – вообще никогда не бывало, чтобы самолет «Белавиа» разворачивали над Польшей и сажали на аэродроме в Гродно ради задержания кого-то из улетевших. Всегда работало правило «кто не успел, тот опоздал». Если человек сел в самолет и взлетел – все, погоня отменяется, силовики прошляпили. Но Беларусь не была бы прогрессивной европейской страной, если бы не внедряла новые методы.

Петр Саруханов / «Новая газета»

В пятницу, 24 января, самолет авиакомпании «Белавиа» летел из Минска в Мюнхен. Когда лайнер находился над польским Вроцлавом, он внезапно развернулся и полетел обратно. Пассажиров никто о развороте не предупредил, и только когда самолет начал снижаться, командир экипажа объявил по громкой связи, что из-за технической неисправности совершает экстренную посадку в Гродно. При этом полет длился уже два часа, а от Минска до Гродно 300 километров, так что в версию экстренной посадки никто из пассажиров и не думал верить.

И правильно: спустя 20 минут в самолет вошли пограничники и таможенники. Один из пограничников объявил по громкой связи, что сейчас назовет несколько фамилий, и названные пассажиры должны забрать свою ручную кладь и выйти из самолета. В результате из салона вышли две пары среднего возраста (в минском аэропорту, говорили очевидцы, они были вместе, сидели в кафе одной компанией) и две девочки-подростка, которые летели с одной из пар. Затем остальных пассажиров попросили пройти в автобус, но с летного поля не увезли. После того как люди в масках обыскали салон, пассажирам позволили вернуться в самолет.

Командир экипажа под нервный хохот пассажиров объявил, что техническая неисправность устранена, и самолет вылетел снова.

Ни авиакомпания, ни Госпогранкомитет Беларуси ситуацию не комментировали. И даже не обещали сделать это позже. Зато пассажиры самолета вспомнили, что человек в форме назвал две фамилии: Криштапович и Прудник. Фамилии не самые редкие, но если ввести в поисковую строку обе фамилии сразу, связь сразу обнаруживается: Михаил Криштапович — директор Городейского сахарного комбината, а Николай Прудник — директор Слуцкого сахарорафинадного завода.

Так вот, в понедельник, 27 января, когда рабочие телефоны обоих заводов начали отвечать, выяснилось, что и Криштапович, и Прудник с 24 января ушли в отпуск. Если это — простое  совпадение, то теории вероятностей не существует. Более того, директор Жабинсковского сахарного завода Виктор Миронов и директор Скидельского сахарного комбината Дмитрий Егоров в понедельник тоже таинственным образом исчезли с рабочих мест.

В приемных говорят, что они в командировке в Минске. То же самое говорят и о директоре «Белорусской сахарной компании» Дмитрии Кириллове, который на прошлой неделе улетел из Москвы в командировку в Минск и с тех пор не выходит на связь.

Исчезнувшие Кириллов, Миронов, Криштапович, Прудник и Егоров (слева направо). Фото: Facebook/vb.by/tut.by/nash-dom.info/скриншот из видео Скидельского сахарного комбината

В Беларуси всего четыре сахарных завода. «Белорусская сахарная компания»  учреждена всеми четырьмя. Ее офис находится в Москве, компания занимается продажей белорусского сахара в России. Так что внезапное исчезновение всех четверых директоров заводов и директора общей «дочки», да еще и в детективных декорациях с разворотом самолета, может означать только одно. Тем более что

развернуть самолет над территорией чужой страны и вернуть его в Беларусь не сможет ни пограничник, ни таможенник, ни милиционер, ни даже кагэбэшник — только тот, кто ими всеми управляет.

У самих силовиков подобных полномочий нет. Как нет и полномочий открывать рты без команды «голос!».

За шесть дней после возвращения самолета в Беларусь ни одно официальное лицо ни в одном силовом ведомстве не произнесло ничего, кроме «без комментариев». Это очень странно, потому что обычно громкие аресты с большим удовольствием комментируются силовиками.  К примеру, когда в 2016 году арестовали близкого к Лукашенко местного олигарха Юрия Чижа, сам председатель КГБ рассказывал журналистам, как Чиж ехал в сторону литовской границы со скоростью 220 километров в час и как догоняли его бойцы спецподразделения.

А тут — полная тишина. На Слуцком и Городейском сахарных заводах по-прежнему говорят «директор с пятницы в отпуске», на Жабинковском и Скидельском — «директор уехал в Минск».  Правда, источники среди тех же силовиков говорят, что все директора арестованы и  что «сахарное дело» ведет КГБ. Возможно, официальный комментарий последует через десять дней после задержаний, после предъявления обвинения и избрания меры пресечения. А возможно, еще до того все четверо (правда, по неподтвержденным пока данным, задержанных по «сахарному делу» уже 11) выйдут, согласившись на всё — в отсутствие дешевой российской нефти нужно же где-то разживаться деньгами.

Сахарный завод в Слуцке. Фото: РИА Новости

Никто пока не знает точно, в чем обвиняют исчезнувших директоров белорусских сахарных заводов и обвиняют ли их вообще — или их похитили  переодевшиеся пограничниками и кагэбэшниками инопланетяне. Но точно известно отличие этих руководителей от лукашенковских назначенцев, по советскому образцу возглавляющих то колхоз, то киностудию, то министерство: эти четверо — профессионалы. Николай Прудник на Слуцкий сахарорафинадный комбинат пришел еще в семидесятые — агрономом. И всю жизнь работает на этом заводе. Михаил Криштапович работал мастером, потом инженером на льнозаводе, и на Городейский сахарный комбинат пришел с должности директора Несвижского льнозавода больше 20 лет назад. Кстати, благодаря обоим директорам футбольные клубы «Городея» и «Слуцк» вышли в высшую лигу чемпионатов Беларуси. Директора Жабинковского и Скидельского сахарных заводов тоже работают на своих предприятиях долгие годы. Везде — зарплаты, соцпакеты, инфраструктура. Так что трудно в условиях гробового молчания строить версии. Ждем, пока заговорят инопланетяне в штатском.

Минск

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera