Сюжеты

«Вальсируя к краю могилы»

В Красноярске родились три младенца с раком. Как реагирует город

Этот материал вышел в № 10 от 31 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

3
 

Выдающийся художник Василий Слонов представил химзащиту для красноярских беременных, матери и плода. Это его отклик на недавнее известие об одномоментном рождении в городе трех детей, больных раком кроветворной системы.

Презентуя новую работу «Онкология эмбриона», Слонов написал:

Фото: Василий Слонов. Facebook

«Совершенно потрясен последними новостями! Просто выбит из колеи… По официальной информации, в Красноярске родились трое малышей, уже больных онкологическими заболеваниями. Причем заболевания возникли у них еще на стадии эмбрионального развития. Что это? Точка невозврата или, наоборот, — нулевой километр ада?»

Работа Василия аккуратно и со всей возможной в таких обстоятельствах иронией вписалась в последний тренд, заявленный властями. В переводе с бюрократического языка его можно сформулировать так: если мы не можем ничего сделать с экологической катастрофой, надо адаптировать к ней население. Учиться жить при смоге и умирать. Для этого в детсадах и школах Красноярска запретят выводить детей на воздух в безветренные дни, а в отдельных дошкольных учреждениях для «повышения адаптационного потенциала к химическому загрязнению» дают специальный комплекс из витаминов и рыбий жир. Часть общественников поддерживает эти усилия: «Если у нас нет возможности свободно дышать, нам надо учиться жить с черным небом».

Слонов в свою очередь заявил: «Мы — красивые люди, и надобно умирать красиво! Если уж суждено расходиться по персональным или коллективным газовым камерам, то не будем идти, сутулясь в печали. Жизненно необходимо приближаться к краю могилы вальсируя или брейкдансируя, кому как краше!

Только красота, только некроклассицизм!»

«Богиня черного неба» Слонова. Фото: Facebook

Об одновременном рождении трех детей с лейкозом сообщила завотделением онкологии и гематологии Центра охраны материнства и детства Марина Борисова во время большого круглого стола в краевом ЗакСе, посвященном лекарственному кризису. Позже, на волне резонанса, краевой минздрав опубликовал разъяснения, несколько раз подчеркнув, что в Красноярском крае, как и во всем мире, онкозаболевания у детей встречаются в любом возрасте и что количество онкобольных детей во всех странах мира примерно одинаково: 14–15 детей из каждых 100 тысяч (об опережающем росте заболеваний раком, фиксируемом в ежегодных госдокладах, минздрав не сказал ничего).

По данным Росстата, в 2018 году в России под наблюдением врачей находилось 26 995 несовершеннолетних с диагностированным заболеванием, в крае в прошлом году впервые онкодиагнозы выставлены 95 несовершеннолетним, трое из них — новорожденные. Всего за год в краевой детский круглосуточный стационар госпитализируется более 600 детей, в дневной стационар около 300. В среднем, исходя из статистики с 2010 года, из впервые выявленных пациентов с онкозаболеваниями дети до 1 года составляют 10 случаев, новорожденные 1–2.

Краевой министр Борис Немик особо отметил: «Наш эксперт Марина Васильевна Борисова во время круглого стола привела данные статистики, отметив, что впервые три случая врожденного лейкоза зарегистрированы в крае практически одномоментно. Этой информацией она хотела в том числе подчеркнуть, что мы научились бороться и побеждать злокачественные новообразования у детей любого возраста».

Собственно, тому, в каких условиях — из-за политического режима, увлеченного импортозамещением, — врачи «борются и побеждают», и был посвящен круглый стол, а «Новая» о том, как родители больных раком детей ищут лекарства в ветклиниках и подпольно ввозят его из-за границы, подробно писала в прошлом году:

Врачи-онкологи говорят, что раньше им удавалось повысить выживаемость благодаря иностранным лекарствам. С их отечественными аналогами (например, в одном из препаратов действующее вещество банально недокладывают, его там очень мало) прогнозы выживаемости и рецидивов невозможны.

Зампредседателя комитета по охране здоровья и соцполитике ЗакСа Илья Зайцев на круглом столе сказал: «Мы направляли обращение к тогда еще министру здравоохранения Скворцовой, указывали правовые причины и ограничения, не позволяющие краю, бизнесу, общественным организациям закупить лекарства, нужные для лечения детей, больных раком. Ответа не последовало».

Митинг за чистое небо в Красноярске. Фото: Алексей Тарасов / «Новая газета»

Прошло более двух месяцев с того обращения, Скворцова, видимо, уже не ответит, как и на прочие обращения. Но появился вроде новый министр?

Напомню, в послании Федсобранию Путин заявил о необходимости в кратчайшие сроки упростить порядок ввоза иностранных препаратов, «чтобы люди, особенно родители больных детей, больше не оказывались в безвыходной ситуации, когда нужные лекарства невозможно легально достать». Президент сказал много верных слов, в частности,

о «некоторых», что «позволяли себе рассуждать так, как будто речь шла о закупке канцтоваров».

И что?

Детям выставляют онкодиагнозы прямо сейчас, у детей от российских лекарственных заменителей отнимаются ноги прямо сейчас.

И ведь стремительно действовать российская государственность вполне способна — это с изумлением мы тоже наблюдаем прямо сейчас (я о переписывании Конституции).

Как заявил Зайцев, готовится новое обращение края в правительство и предложения в Госдуму об изменениях в законодательство о закупках.

Минувшей осенью на общественных слушаниях, которые крупнейший в мире алюминиевый завод проводил для получения комплексного экологического разрешения на следующие семь лет, люди очень ждали выступления главного онколога края Андрея Модестова. Он не решился. Его трудно винить — обстановка была напряженная.

А губернатор Александр Усс вовсе игнорировал собрание, и в тот самый час, когда оно проходило, Усса призвал к ответу премьер Медведев, проводивший заседание президиума Совета при президенте по стратегическому развитию и нацпроектам. Говорили о манипуляциях причинами смертности от онкологии и сердечно-сосудистой патологии. Оцененное Уссом как «сбой в ведомственной статистике» Дмитрий Медведев оценил иначе: «Показатели в этом случае менялись только потому, что другие причины смертности указывали.

Это вранье было в прямом смысле слова. Подгоняли под нормативные акты, которые действовали, чтобы не прилетело по голове».

Это к вопросу о трех младенцах или не трех, обо всей той статистике, что выкатили минздрав и Росстат.

Общественные слушания материалов «Русала» фактически были сорваны, люди проголосовали за то, что они неудовлетворительно подготовлены и не состоялись, однако это нисколько не помешало заводу работать, как прежде. Меж тем из этих самых материалов, представленных «Русалом», следует, что, по крайней мере, до 2025 года технологические и гигиенические нормативы выбросов будут нарушаться, Красноярск как травили, например, гидрофторидами и бензапиреном (канцероген, оказывающий также мутагенное действие), смолистыми веществами (возгонами пека) в составе электролизной пыли, так и будут.

Митинг за чистое небо в Красноярске. Фото: Алексей Тарасов / «Новая газета»

Несколько фактов из научных исследований последних лет. Красноярск подвергается самому высокому канцерогенному риску, с превышением в 8,8 раза — это выше, чем даже в Норильске, причем замеряется далеко не все. В воздухе края контролируется 52% канцерогенов, выбрасываемых промышленностью, в питьевой воде — 48%, в почве и пищевых продуктах — 20%, а 10 канцерогенов не контролируются здесь нигде. Нормативы по концентрации в воздухе даже тех веществ, что мы фиксируем, в десятки, а то и сотни раз выше (многие подняты в последние годы) тех, что приняты в развитом мире.

С хроническим загрязнением воздуха в Красноярске связано до 112 преждевременных смертей в год на 100 тыс. человек (1232 смерти в год).

Миллионный Красноярск, все бившийся над проблемой брендирования себя — для привлечения туристов и инвестиций, за последние годы наконец самоидентифицировался: это город черного неба и раковых младенцев. Перекрещенный город, город, на котором поставили крест, перечеркнутый им, зачеркнутый — с этим символом отношения властей к Красноярску люди выходят на митинги. А беременную Василия Слонова красноярцы уже назвали «Богиней Черного неба».

Вид на Красноярск, Коммунальный мост. Фото: РИА Новости

Барон Сигизмунд Герберштейн в 1549 году писал о Золотой бабе сибиряков: «Идол Золотая старуха есть статуя в виде некоей старухи, которая держит в утробе сына, и будто там уже опять виден ребенок, про которого говорят, что он ей внук. Кроме того, будто бы она там поставила некие инструменты, которые издают постоянный звук наподобие труб». Об этом нашем древнем божестве много кто из европейцев писал и много всякой чуши. А Золотая баба все перемещалась на восток, подальше от надвигавшейся угрозы — из Предуралья на Урал и далее в Зауралье, на левобережье Оби, потом на ее правый берег и т.д. Та же история, что и с бегством вольных.

Похоже, Золотая баба решилась вновь показаться свету. Красноярск обрел свою Мадонну.

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе - запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera