Колумнисты

В лабиринтах русской Византии

Как за два дня поменялась страна и что об этих переменах рассказали электорату

Этот материал вышел в № 9 от 29 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Общество

Слава ТарощинаОбозреватель «Новой»

8
 
Петр Саруханов / «Новая газета»

Телевидение в агонии. Ящик мертв. Все звезды — маргиналы. Соловьев и тот сдулся. Его легко уложил на лопатки сериал «Пес» (стоит ли напоминать, что он сделан на Украине?). «Пес» даже в повторах занял первую строчку в свежем рейтинге 2020 года, а Владимир Рудольфович в самом что ни на есть оригинале не смог доползти до двух процентов. Одним словом, общее мнение о ТВ звучит приговором, не подлежащим обжалованию.

Пустое дело — спорить с общим мнением. Тем более что ТВ как институт действительно давно пребывает в цветущей деградации. Не успел Малахов обвенчать в своем «Прямом эфире» 13-летнюю Дашу и 10-летнего Ваню, от которого она забеременела, как на подиум выдвинулась Лера Кудрявцева. Собственно, она выдвинулась давно, еще 25 лет назад, но сейчас повод был сенсационный: у Леры грудь сдулась почти с той же скоростью, как у Соловьева — рейтинг.

Потекли импланты, и об этом трагическом событии, завершившемся операцией, Кудрявцева рассказывала долго и подробно в шоу «Звезды сошлись».

На звезд было страшно смотреть. Бледная Бледанс, только недавно справившая свежую грудь, жаждала подробностей. Кудрявцеву дружно определили в героини — она не побоялась сказать правду. Волочкова тоже претендовала на звание героини, так как у нее все «свое». Это зафиксировала сама Собчак, которая во время интервью собственноручно ощупывала балерину. Однако, по закону жанра, героиня должна быть одна. Волочкова предприняла последнюю попытку: она нырнула в мемуар о потерянном ребенке от Сулеймана Керимова, вследствие чего у нее и вырос бюст. Увы, ее не услышали. Темой шоу была маленькая грудь, а не большая.

Примеры цветущей деградации составляет (за редким исключением!) весь контент ТВ. Но у этой сомнительной медали, как и у всякой другой, есть обратная сторона. Телевизор, взятый как единый текст, — мощный инструмент познания той глубинной Византии, которая намертво вплетена в ткань нашего общего существования.

Армия толкователей пытается понять: а что, собственно, произошло в стране такого, что в пожарном режиме понадобилось поменять Конституцию вкупе с правительством? Надувают щеки, делают вид, что им известно чуть больше, чем остальным комментаторам.

Безоговорочный герой сей почтенной публики — новый министр культуры. Ей ставят только одно в вину: программное матерное слово на футболке написано с ошибкой, все остальное идет в зачет.

Особый восторг вызвал отказ Любимовой выделить финансы на фильм о «Машине времени» (группе исполнилось 50 лет) с веской формулировкой: «Мы врагов не поддерживаем». Остальные члены правительства пока остаются в тени всеобщей любимицы. Правда, намедни нарисовался еще один герой — Владислав Сурков, но тут уж в трактовках грянул такой разгул придворной политологии, что сразу стало подташнивать.

Удивительное дело: в России проживает очень обидчивый народ, который так легко оскорбить в его лучших чувствах. Но почему-то никто не оскорблен тем, что за два дня поменялся миропорядок, и только один человек в стране понимает все причины и следствия стремительных перемен. Остальные в ступоре. Лучшее увиденное мной на эту тему — огромный репортаж Павла Зарубина для программы «Москва. Кремль. Путин». Зарубин — человек-восторг. Каждый шаг власти приводит его в священный трепет. Он даже стоя у кабинета Путина способен произнести фразу: «Все двери закрыты» так, что камера начинает вибрировать от почтения.

В судьбоносный для отечества день Зарубин предпринял нечеловеческие усилия с целью понять, что происходит в Кремле, но даже такому знатоку двора, как ему, не удалось это сделать. Чиновники со скоростью потревоженных тараканов стремительно проносятся перед очень специальным корреспондентом. В отчаянии Зарубин бросается к Пескову с вопросом: «Кто эти люди, как их находили?» Пресс-секретарь президента начинает что-то бодро говорить о кадровом резерве, но беспокойство Зарубина только нарастает.

Свой главный крамольный вопрос он произносит почти шепотом: «А что за срочность менять правительство, которое проработало только полтора года?»

Лицо Пескова незамедлительно просияло: «Ну это ведь было решение самого Медведева». Занавес опускается. Вот и все, что электорат должен знать о коренных переменах своего отечества. Следы византийщины с ее бюрократией, политической спесью, пещерным неуважением к человеческой личности — в каждом сюжете, кадре, ракурсе.

Смирение перед временем — очень русская тема. Я тоже смирилась с градусом безнадежности. Давно известно: великие идеи в нашей державе всегда заканчивались идеей сильной (великой) власти. Не сегодня и не вчера зародилась политика в формате лозунгов: даешь новые грандиозные задачи, экстраординарные темпы, экономические прорывы. Кстати, в девичестве экономические прорывы назывались Великим переломом.

Последний из них случился под руководством Сталина в 1929-м. Невиданный расцвет сопровождался невиданными достижениями: в России впервые ввели хлебные карточки.

Все будет хорошо, готовьтесь.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera