Репортажи

Кого назначили в искусствоведы

Суд по делу «Седьмой студии» для новой экспертизы отобрал только своих

Фото: Максим Григорьев / ТАСС

Этот материал вышел в № 6 от 22 января 2020
ЧитатьЧитать номер
Культура2 940

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

2 940
 

Суд 21 января снова был занят отбором кандидатов для экспертизы. Уже третьей в деле «Седьмой студии». Вначале обсуждались возможные эксперты со стороны защиты: Дмитрий Трубочкин, доктор искусствоведения; Сергей Женовач, худрук МХТ имени Чехова; Борис Юхананов, главный режиссер «Электротеатра Станиславский»; Виктор Рыжаков, худрук «Современника»; Мария Ревякина, директор Театра Наций и фестиваля «Золотая маска»; Валентина Музычук, заместитель директора Института экономики РАН; Сергей Горошков, заместитель директора «Электротеатра Станиславский» и др.

Наконец, обвинение представило свой список.

Первый в нем — Порватов Андрей Евгеньевич, работник Департамента культуры мэрии, по образованию театровед. Работал в Министерстве культуры в 1970–80-е. Адвокаты интересуются, знаком ли Андрей Евгеньевич с Дмитрием Трубочкиным. Отвечает: конечно, знаком, работают в одной «Школе сценических искусств» под руководством Константина Райкина. Напомню, Трубочкин отвергнут стороной обвинения, потому что Райкин был поручителем Серебренникова.

Приглашен Сергей Женовач. Он признается, что с фигурантами дела у него товарищеские отношения. Высказывал ли свое отношение к процессу? Да, был поручителем Алексея Малобродского. Прокурор интересуется, есть ли у Женовача свое отношение к этому делу? Женовач говорит: скорее, это предчувствие, потому что он в курсе происходящего.

Прокуроры спрашивают: «Состоит ли Женовач в гильдии профессиональных режиссеров, и подписывал ли письмо в защиту обвиняемых?» Подписывал. Этот ответ удовлетворяет обвинение. Видимо, они будут отклонять его кандидатуру.

Новый кандидат обвинения Елена Баженова — заместитель исполнительного директора по правовым и кадровым вопросам МХАТ имени Горького. Работает 4 месяца. До этого трудилась в Екатеринбурге. Письма в защиту обвиняемых не подписывала.

— Знакома ли с Бояковым, Прилепиным?

— Конечно, от Боякова зависит по работе, он ее работодатель.

Известны ли ей резкие выступления ее руководителей против постановок режиссера Кирилла Серебренникова?

Елена Баженова поясняет, что занимается исключительно финансами, правовыми вопросами.

Адвокаты вмешиваются: МХАТ подчиняется Министерству культуры, которое и заявляет о хищении в «Седьмой студии». Выясняют, что Баженова понимает в современном искусстве.

Она бухгалтер и экономист со строительным образованием. На вопрос, кто именно пригласил ее в качестве эксперта, не отвечает. Судья прерывает вопросы защиты.

Новый кандидат — юрисконсульт Федор Кириллов, тоже из Екатеринбурга. Тоже несколько месяцев работает во МХАТе имени Горького. Юрист он 7 лет, до этого «служил в безопасности», руководил ЧОПом. «Вчера мне позвонили и предложили быть кандидатом для экспертизы в этом уголовном деле».

О деле знает только из СМИ. Имеет только практический опыт. В Екатеринбурге проводил проверки финансовой деятельности различных организаций.

— Какими методиками пользовался при определении разумности затрат?

— На основе сравнительного анализа…

Малобродский спрашивает:

— Экономика непроизводственной сферы имеет свои особенности. Спектакль, выставка имеют еще и эстетические особенности, их надо оценивать в параметрах искусства. Что вы понимаете в культуре?

— Я в сфере культуры и работал последние 6 лет, проверяя различные учреждения.

Судье интересно, какие театры посещал Кириллов.

— Гоголь-центр никогда. МХАТ имени Горького посещал. В Екатеринбурге посещал Оперный театр.

Обвинители последовательно отвергают кандидатуры Строковой, Рыжакова, Трубочкина, Мозгового и Горошкова, Ревякиной, Богачева, Музычук. Все они, по мнению обвинения, больше похожи на свидетелей защиты.

Прокуроры (редкий случай!) согласны с адвокатами: Кириллов и Баженова из-за отсутствия опыта не могут быть экспертами. А вот Порватов, по их убеждению, сделает «объективную экспертизу», так как обладает колоссальным опытом, не заинтересован в исходе дела, личных контактов с подсудимыми не имел.

Претензии представителя Министерства культуры сводились к тому, что кандидаты знакомы с обвиняемыми, высказывались в их защиту, подписывали письма. Министерство культуры тоже поддерживает кандидатуру Порватова, у которого более 50 лет рабочего стажа.

Фото: РИА Новости

Адвокат Дмитрий Харитонов считает, что «Андрей Евгеньевич Порватов в равной степени с Трубочкиным находится в зависимости от Константина Райкина в «Высшей школе искусств». Ведь именно этот факт стал причиной отвода Трубочкина».

Адвокаты настаивают на кандидатурах Строковой, Музычук, Трубочкина, Сергея Горошкова — все они разбираются и в ремесле, и в искусстве театра.

Адвокат Карпинская напомнила: сам министр культуры выступал в защиту обвиняемых, ратовал за гуманное решение суда.

У Алексея Малобродского свое мнение. «Мне казалось, мы ищем не баланс между защитой и обвинением, а пытаемся сформировать комиссию экспертов по критериям профессионализма, компетенции, способности быстро и качественно провести экспертизу. При этом я настаиваю, что Порватов — эксперт предвзятый. Мое увольнение из театра «Школа драматического искусства» связано с его именем. Он возглавлял консилиум, который меня увольнял. И ссылался на мнение сверху. Здесь явный конфликт интересов. Когда мы пришли с Кириллом Серебренниковым в Театр имени Гоголя, там работала дочь Порватова. Она активно выступала против назначения Серебренникова. У Андрея Евгеньевича много причин испытывать к нам «особое отношение».

Кирилл Серебренников рассказал, что знал о конфликте между Малобродским и Порватовым. «Порватов был для меня советским чиновником. С его именем в Департаменте культуры были связаны многие конфликты, в том числе и те, что связаны с театром «На Таганке». Он как человек системы делал все, что ему велят, только этим и хорош. В современном искусстве совершенно несостоятелен. Что касается экспертов из театра Боякова… Именно этот театр постоянно «поливает» нас «нечистотами». Предполагаю, что Бояков их и послал. Вот вам, Ваша честь, их и «подложили». Выходит, что я нахожусь с ними в открытом конфликте. Многих экспертов, приведенных защитой, я вообще не знаю. Ни Трубочкина, ни Музычук, ни Горошкова. Их подписи в петициях и письмах никак не связаны с оценкой нашего труда и говорят только об их человечности».

Судья Менделеева из большого списка экспертов выбрала лишь тех, кого выбрал предъявил сам суд. Новую экспертизу по делу «Седьмой студии» будут проводить бывший бухгалтер областного управления культуры Екатеринбурга, а ныне бухгалтер и кадровик, исполнительный директор МХАТа имени Горького (читай о ней выше) Баженова Елена Николаевна и Королева Ольга Игоревна (театроведы знают ее как Ольгу Галахову). Работала у Безрукова в Губернском театре, сейчас  Малом театре. Королева/Галахова в суд даже не явилась, прислала свое письменное согласие. И сторона защиты не могла задать ей вопросы, которых немало. Например, у Софьи Апфельбаум, которую с Галаховой связывают противоречивые отношения.

Судья Менделеева назначила следующее заседание на 28 января в 11.00.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Ваша поддержка поможет «Новой газете».
Яндекс.Метрика
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera